Beatles.ru
Войти на сайт 
Регистрация | Выслать пароль 
Новости Книги Мр.Поустман Барахолка Оффлайн Ссылки Спецпроекты
Главная / Книги / Периодика / Статьи / Интервью с Джулианом Ленноном (часть I) (Beatlefan - 1 января 2000 года)

Поиск
Искать:  
СоветыVox populi  

Книги

RSS:

Статьи
Периодика

Beatles.ru в LiveJournal:

beatles_ru_all
   

Интервью с Джулианом Ленноном (часть I)

Издание: Beatlefan
Дата: 01.01.2000
Номер: 117
Автор: Шарп Кен
Разместил: Corvin
Тема: Julian Lennon (Джулиан Леннон)
Просмотры: 11997

Переводили: О.П. и J.V.

Кен Шарп: Твой альбом поступил в продажу в Европе одновременно с альбомом Шона, и все превратилось в игру "Шон против Джулиана". Многие модные критики говорили, что Шон пишет настоящую музыку, что он экспериментатор и авангардист. Я хотел бы узнать твои мысли по этому поводу.

Джулиан: Да, в Англии происходило много всякой ерунды. Но Шон тут совершенно не причем - и я скажу вам, откуда у всего этого ноги растут. Просто у него есть матушка, у которой много денег, и которая старается разрушить мою карьеру в Англии.

Кен Шарп: Это правда?

Джулиан: Истинная правда, так и есть - на все сто процентов. У меня есть документы - письма, под которыми стоит подпись Йоко. И я не стану скромничать и скрывать это. Был целый ряд писем, которые она написала редакторам ведущих музыкальных изданий - в одном из которых, например, содержался явный намек на то, что если о Шоне не будут писать, как о светоче и гении, а обо мне - как об устаревшем барахле, то она либо купит все номера журнала - что, видимо, она могла бы себе позволить - либо разрушит карьеру того парня. Я хочу сказать, в письме это явно имелось в виду. И не только в этом дело. Кроме того, мы были связаны по контракту с рядом фирм, которые также распространяли альбом Шона - и тут у Йоко тоже было немало рычагов влияния, и много к чему она приложила руку. То есть, в ряде компаний, с которыми мы работали, ей принадлежит большая доля акций. И когда стала известна точная дата выпуска моего альбома, то им было сказано (хотя я не думаю, что Шон что-нибудь об этом знает), что либо - а) альбом Шона должен быть выпущен на неделю раньше, или в тот же самый день; либо б) мой альбом должен быть исключен из числа тех, которым отдается предпочтение при промоушене. Что и произошло. Все, о чем я говорю - это факты. Вполне реальные факты.

Кен Шарп: Это весьма печально.

Джулиан: Печально - это не то слово. Потому что в результате знаете, что получается? В итоге тень падает на Шона - и на Йоко, впрочем, тоже. А Шону совершенно ни к чему быть замешанным во все это... Нами явно манипулируют - втравливают в какую-то игру. Но для постороннего наблюдателя это все неочевидно. Все это было очень мило обставлено. А кроме того, произошла еще одна весьма прискорбная вещь, которая окончательно сбросила меня со счетов: за день до первой за семь лет моей пресс-конференции в Европе, и вряд ли это можно назвать простым совпадением: Шон сказал - и опять-таки не он сам, а люди Йоко, - что он думает, что смерть отца как-то связана с деятельностью спецслужб и т. п. - и кстати, между прочим, что он как раз выпускает новый альбом. И об этом поведали в новостях по всему миру, так что все сразу узнали о выходе в свет альбома Шона - равно как и о его комментариях по поводу смерти отца. Ну, а как это все повлияло на мои дела? О чем меня будут спрашивать журналисты? Ну уж точно не о моем новом альбоме - а о том, что я думаю о заявлении Шона.

Кен Шарп: Как ты думаешь, он на самом деле это сказал?

Джулиан: Возможно, он сказал что-то в этом роде мимоходом - но я уверен, что эти слова были вырваны из контекста и пущены в ход, чтобы убрать меня с дороги.

Кен Шарп: Создается такое впечатление - если судить по выпуску пластинок с музыкальным наследием Леннона, например Lennon Anthology, что о тебе вспоминают все меньше и меньше, а Шон, наоборот, все больше на виду.

Джулиан: Что ж, здесь ведется большая закулисная игра. Если судить по тому, что появляется в средствах массовой информации, Йоко очень хотелось бы, чтобы во всех книгах и фильмах она и Шон были представлены как единственные ныне живущие члены семьи Леннона. И совершенно очевидно для всех, кто был рядом с Битлз, что там была и моя мама, и я тоже - и что, например, в битловской Антологии нас нигде не видно. При съемках этого фильма про нас даже не вспомнили. И так происходит со всем, что касается Битлз - потому что у Йоко права почти на все - у нее права на его имя, его образ... Так что в этом отношении мы мало что можем поделать. Но чего у нее никогда не будет - это крови и таланта Леннонов. Все остальное она может прибрать к рукам - но этого у нее никогда не будет.

Кен Шарп: Ты огорчился, когда в буклете Lennon Anthology оказались только фотографии с Шоном?

Джулиан: Конечно - меня ведь нет на свете. Это уж точно. В этом все дело.

Кен Шарп: Ты думаешь, это было сделано не случайно?

Джулиан: Именно так. Йоко всегда устраивает все так, как ей нужно. Поначалу она пыталась создавать видимость того, что мы одна большая счастливая семья - но это был лишь непродолжительный период, из которого она извлекла определенную выгоду.

Кен Шарп: Ты когда-нибудь был с ней в дружеских отношениях?

Джулиан: Да, было дело. То есть, когда ты молод и наивен, ты неизбежно попадаешь под ее влияние - но, слава Богу, за последние семь лет я смог разобраться в своей жизни и выяснить, что же понастоящему в ней происходит, и это все тоже как-то прояснилось.

Кен Шарп: Она предпринимает какие-нибудь попытки наладить с тобой отношения?

Джулиан: Мы подписали соглашение по правам наследования, суть которого состоит в том, что я согласен принять все, что мне отдадут. То есть, были какие-то переговоры, но речь шла об очень скромной сумме денег. Самое главное, чего я хотел добиться - хоть какой-то процент с отчислений по авторским правам - чтобы мне было что завещать своим детям и своей семье. Потому что в Англии живет немало Леннонов, которые не получают совсем ничего. Вообще, есть столько историй о том, что вытворяла Йоко... Одна из них красноречиво говорит о том, какова Йоко на самом деле - только об этом открыто никто не говорит... Пару дней назад я был на программе у Говарда Стерна. Ну, ничего особенного я не говорил - вел беседу, в основном, он - а я время от времени вставлял um и ah, защищал Шона и почти все время соглашался с Говардом по другим вопросам. Ведь он питал такую симпатию к Йоко. Но на следующий день в моем офисе раздался телефонный звонок - адвокат Йоко сказал, что она весьма огорчена тем, что я говорил о ней и Шоне, и как я о них говорил. Она должна понять, наконец, что не может больше меня контролировать, и я буду говорить то, что думаю - я буду говорить правду, и не стану скрывать факты. Но вернемся к той истории. Я стал узнавать все больше фактов из истории нашей семьи - из жизни моей матери, из жизни Джулии /сводной сестры Джона Леннона/ и других наших родственников. И вот лишь один из подобных случаев. Словом, когда Джулия была уже взрослой, и у нее уже была своя семья, очевидно, что между нею и отцом возникли очень теплые отношения. Они часто разговаривали по телефону - когда Йоко не было поблизости. Еще когда родители были вместе, отец купил для Джулии и ее семьи - или части ее семьи, скажем так - дом, в котором они и поселились. И они жили в этом доме всю свою жизнь. Но проблема была в том, что этот дом не был оформлен на ее имя - просто никому не приходило в голову об этом подумать. Поэтому когда отец умер, Йоко решила, что это тоже часть Lennon Estate. И она выставила Джулию и ее семью из дома, и отдала дом Армии Спасения. Джулия пыталась было предъявить свои права... И тогда Йоко совершила невероятно благородный жест - она сказала: "Какова будет рыночная стоимость? 30 тысяч фунтов? Хорошо - вот вам 30 тысяч." Как будто у нее вовсе нет сердца. Просто трудно поверить. И есть ведь еще истории, подобные этой.

Кен Шарп: Ты не думаешь, что в 70-х Пол и другие друзья Джона могли с трудом с ним связаться, потому что...

Джулиан: Именно так - думаю, он был полностью в ее власти. Потому что порой я не мог связаться не только с ним - когда мы стали налаживать отношения с Шоном, и я стал видеться с ним каждый раз, когда приезжал в Нью-Йорк, и дал ему свой личный номер телефона - и у меня появился номер телефона, который, казалось бы, был его личным - и мы сошлись на том, что надо поддерживать связь, и я не раз звонил ему и оставлял сообщение - а он мне никогда не перезванивал... Я не думаю, что он получал мои сообщения.

Кен Шарп: Ты когда-нибудь говорил с ним об этом?

Джулиан: Нет. Пока еще нет. Он сам должен во всем разобраться. Потому что речь идет о его собственной матери. И он ее любит. Но за свою жизнь она совершила несколько очень некрасивых поступков, которые были хорошо сокрыты - за счет средств, которые оставил ей отец. [....]

Кен Шарп: Правда ли, что значительная часть вещей, которые принадлежали твоему отцу и должны были перейти к тебе, в итоге тебе не достались, и теперь ты вынужден их выкупать?

Джулиан: В общем, да. У меня есть пара гитар. Было столько вещей, которые окружали меня с детства - его инструменты и просто какие-то его личные вещи - и насколько я могу судить, большая их часть была распродана после его смерти. Йоко говорила: "Вас двое - ты и Шон, - но я не могу распилить гитару пополам, поэтому она останется здесь." Такая вот была логика. Так что может, мне и досталась пара гитар - но большая часть вещей пошла с молотка, дабы выручить средства для ее благотворительного фонда The Spirit Foundation, и причиной всему, как мне сказали, был налог на наследование имущества - он оказался столь велик, что они просто не могли его заплатить. Поэтому ей пришлось распродать папины вещи. Хотя лично я думаю, что немало особо ценных вещей припрятаны в какой-нибудь потайной комнате - так, на всякий случай. По правде говоря, немалую часть денег - которые я получаю по нашему соглашению, о котором мне не позволено много говорить, - я трачу на то, чтобы выкупить какие-то отцовские вещи - и битловские вещи тоже. Я выкупил afgan coat, в котором отец снимался в "клипе" I Am The Walrus - я видел его в нем, когда был ребенком.

Кен Шарп: Я слышал, что порой, сами того не ведая, вы с Полом торговались за одни и те же вещи во время аукционов.

Джулиан: О да, мы помним эти времена. Теперь мы тихонько обсуждаем до начала торгов, что он собирается покупать, а что я. И по правде говоря, на минувшее Рождество я подарил ему золотой сингл Yesterday - потому что его у него не было.

Кен Шарп: Его интересуют какие-то из этих вещей - потому что он любил твоего отца...

Джулиан: Так оно и есть. На самом деле, по-моему, впервые, когда мы поняли, что друг другу не чужие... Это было в начале прошлого года, незадолго до того, как умерла Линда... Я приехал к нему в гости, потому что он хотел показать мне свою английскую студию - и в буквальном смысле, он устроил по ней экскурсию - показывал инструменты, которые Битлз использовали при записи альбомов, и играл настоящие битловские песни на настоящих битловских инструментах - и я просто выпадал в осадок - и когда он их пел, я все думал: "Ну почему же кроме меня этого больше никто не видит!.." Но мы окончательно перестали быть чужими после разговора, который произошел на кухне - мы направились туда, чтобы съесть парочку бутербродов - и Пол стал рассказывать мне разные истории про Йоко. И это было очень забавно. С тех пор мы стали гораздо лучше понимать друг друга.

Кен Шарп: Ты будешь на церемонии введения в Зал Славы Рок-н-Ролла?

Джулиан: Да, конечно.

Кен Шарп: Я был на самой первой церемонии /когда в Зал Славы были введены Битлз, и Джулиан принимал участие в церемонии/.

Джулиан: Ну, быть на сцене вместе с Йоко и Шоном было несколько странно. Я чувствовал себя очень неуютно, потому все выглядело так, как будто я часть той семьи, к которой вовсе не принадлежу.

Кен Шарп: Джордж всегда хорошо к тебе относился. Ты видишься с ним иногда?

Джулиан: Да, бывает, что видимся - раз в сто лет. Джорджа я всегда очень любил. Ринго я вижу... раз в сто лет. Просто тихо здороваемся. Но с Джорджем у меня более близкие отношения. И с Полом тоже. Если уж проводить какие-то сравнения с Битлз, я думаю, мои песни имеют больше общего с песнями Пола: его голос был более мягким, мелодичным. А отец был более резким, его вещи были более жесткими. [....]

Кен Шарп: Ты, если я не ошибаюсь, не одобряешь последние новинки с Ленноновской символикой.

Джулиан: Hell, yeah. Я получаю эту дребедень в подарок на свои дни рождения и на Рождество. Вообще-то раньше я получал раз в год чек от Йоко на кругленькую сумму, что было не так уж плохо. Но после того, как мы подписали то соглашение, я стал получать эти неоново-электрические голубенькие шелковые галстучки с папиными рисунками, кружки с этими рисунками и прочую ерунду в том же духе. И я подумал - чего эта дамочка добивается? Что она со всем этим собирается делать? Так же нельзя... Я хочу сказать, отец был бы первым, кто возразил против превращения в товар этой стороны его жизни. И вот теперь, когда его нет в живых, его рисунки появляются на всяких там кружках и галстуках и Бог знает где еще... А если говорить о каких-либо специальных изданиях, вроде литографий и т. п. - я их видом не видывал. Кто-нибудь вспомнил обо мне при выходе в свет "Антологии"? Как мы уже говорили... Кто-нибудь вспомнил обо мне при выходе Lennon Anthology из 4-х компакт-дисков? Я ее еще пока не слышал. Надо будет пойти и купить.

Кен Шарп: А рукописи текстов песен? У тебя с этим когда-нибудь возникали проблемы?

Джулиан: У меня есть несколько текстов, которые не были доработаны и не стали песнями.

Кен Шарп: Они записаны на пленку?

Джулиан: Нет, все это на бумаге. Начальные идеи песен и все в таком роде.

Кен Шарп: А тебе никогда не приходила в голову мысль...

Джулиан: /смеется/ Да, приходила - и не раз. Может быть, как-нибудь...

   

Дополнительно
Тема: Julian Lennon (Джулиан Леннон)

Новости:
Статьи:
Периодика:
Форумы:

См. также: Полная подборка материалов по этой теме (103)

Главная страница Сделать стартовой Контакты Пожертвования В начало
Copyright © 1999-2022 Beatles.ru.
При любом использовании материалов сайта ссылка обязательна.

Условия использования      Политика конфиденциальности


Яндекс.Метрика