Beatles.ru / Cтатьи, обзоры, интервью Битлз.руПоследние новости, статьи, периодика, анонсы предстоящих событий.https://www.beatles.ru/books/articles_contents.aspruДжефф Бек - интервью журналу Rolling Stonehttps://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2511https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2511CoolcatСтатьиВсе записиSun, 29 Jan 2023 09:49:00 GMT +0300

ДЖЕФФ БЕК - ИНТЕРВЬЮ ЖУРНАЛУ ROLLING STONE
11 июля 2016

В октябре 1966 года гитарист Джефф Бек в разгар тура по США внезапно покинул английскую группу the Yardbirds. ”Мы проезжали 600 миль в день в автобусе, битком набитом людьми", - вспоминает 71-летний Бек с горьким смехом. “А потом мы исполняли три песни. Я подумал: ”Нас раздавили". 10 августа Бек, который в настоящее время гастролирует со своим героем блюза Бадди Гаем, отмечает свое 50–летие в качестве сольного исполнителя ретроспективным концертом в Hollywood Bowl в сопровождении оркестра. Он также отмечает эту веху новой книгой "BECK01" – щедрым, иллюстрированным отчетом о его двойной страсти к гитарам и реставрации старинных автомобилей – и политически заряженным новым альбомом "Loud Hailer", который выходит 15 июля и записан с новыми соавторами: гитаристкой Кармен Ванденберг и певицей-автором текстов Рози Боунс. Бек также пишет автобиографию, которая, как он надеется, станет художественным фильмом.

“Веселье, которое я получил, должно быть видно на экране”, - настаивает гитарист ближе к концу нашего разговора для Rolling Stone, который состоялся во время репетиций тура в его давнем доме в сельской местности Сассекс под Лондоном и представлен здесь в расширенной версии. “Мне нравится мысль о том, что куча людей смеется над тем, над чем смеялся я. Потому что моя жизнь сюрреалистична, совершенно чокнутая”, – отмечает Бек со своим собственным искренним смехом, что он часто делает во время этого интервью. “Я должен ущипнуть себя за то, что я все еще жив”.

В последние годы вы много – и действительно хорошо – сотрудничали с женщинами: басистками Тэл Уилкенфельд и Рондой Смит, певицей Имельдой Мэй, а теперь Кармен и Рози. Что вам нравится в работе с женщинами, а не с мужчинами?

Для начала они выглядят лучше [смеется]. Я познакомился с Кармен на вечеринке по случаю дня рождения [барабанщика Queen Роджера Тейлора]. Кто-то сказал мне, что она была гитаристкой. Я не ожидал того, что услышал. Она сказала: “О, мне нравится Бадди Гай, Альберт Коллинз”. Я подумал: “Вау, это довольно круто для 23-летней... цыпочки. [Смеется]

Неужели женщины менее склонны к спорам, чем парни?

Нет, нет. Они создают определенную атмосферу. Это хорошо сбалансированная компания. Давайте не будем забывать, что у вас тоже есть самоуверенные женщины. Пока я босс, так тому и быть. Либо подчиняйся, либо убирайся [смеется].

В новых песнях, таких как “The Revolution Will Be Televised” и “Thugs Club”, присутствует неожиданный злободневный гнев. Вы помешаны на новостях?

Это недавнее явление. Сумасшедший образ жизни на гастролях не позволяет вам быть слишком модным, чтобы заниматься вещами так, как вам следовало бы. У меня была концепция для записи. И это было ежедневным делом. Я заходил в Интернет и находил что-то отвратительное, что происходило в мире. Я кормил Рози вибрацией, и она работала с ней.

Я захожу на YouTube. Я ищу ложь, и я ищу правду. Когда вы изучаете выражения лиц – политиков, комментаторов, – вы можете воспроизвести клип и увидеть морщины на их лицах. Я стал очень хорошо осознавать, как легко людям лгать.

Я показывал Рози, что я хотел сказать, и она спокойно сидела и писала. Первые пару дней она мне ничего не показывала. Затем она добавила направляющий вокал к одному из треков, который сразил меня наповал. Это было именно то, что я собирался сказать.

Звучит так, как будто мы действительно потратили некоторое время на работу над альбомом, но он собрался очень быстро. На создание песен ушло около двух недель, может быть, меньше. Все остальное было занято другими вещами. Основная часть альбома была написана примерно за три или четыре дня.

Одна песня “Scared for the Children”, сильно перекликается с Джими Хендриксом.

Это случайно вырвалось наружу. Это [песня Хендрикса] “Angel" – четыре ноты [напевает кусочек]. Спасения нет. Я никогда не любил Хендрикса больше, чем сейчас. Я слушал несколько превосходных вещей, которые никогда раньше не слышал, шоу в Королевском Альберт–холле [в 1969 году] - те же песни, что и “Red House”, но невероятную игру. С тех пор как я выучил аккорды к “Little Wing”, никто не может заставить меня замолчать.

Когда вы впервые увидели выступление Хендрикса?

Вероятно, это было одно из первых его выступлений [в Лондоне]. Это было в крошечном клубе на первом этаже в Квинсгейте, это был модный клуб – в основном девушки от 18 до 25 лет, все разодетые, в шляпках и все такое. Джими тогда еще не был известен. Он вышел, и я подумал: “О, Боже мой”. На нем была военная форма, а волосы торчали во все стороны. Они начали с песни [Боба Дилана] “Like a Rolling Stone”, и я подумал: “Ну, когда-то я был гитаристом”.

Вы хорошо узнали Хендрикса?

Так хорошо, как мог в те мимолетные мгновения. Когда Jeff Beck Group выступала на сцене [в Нью-Йорке в 1968 году], он был там почти каждый вечер. Какое развитие, когда он приходил со своей гитарой. Однажды ночью он сыграл на моей. У него не было своей гитары. В итоге я стал играть на басу. Есть фотография. Джими в кадре, [басист] Рон Вуд на заднем плане. Вы даже не увидите меня на фотографии.

Все, что я читал о вашем уходе из Yardbirds осенью 1966 года, говорит о том, что это было поспешное решение.

Так и было. Я устал болеть. Из-за всех этих изменений климата [во время тура] у меня перехватило горло. Это была адская боль в горле. Я не мог глотать. И миндалины продолжали изъязвляться. Я пригласил их в Лос-Анджелес, и они продолжили с Джимми [Пейджем].

Кроме того, мы были втянуты в это нелепое упакованное шоу. Если у вас не было хита, вы просто должны были делать то, что вам сказали. Джимми только что присоединился, так что для меня было небольшим ударом, когда я ушел. Я вернулся в Лос-Анджелес, и девушка, с которой я был, некоторое время присматривала за мной. Моя мама сказала: “Какого черта ты делаешь, остаешься?” Что ж, счастливо. [Смеется] Но у меня закончилось время на получение визы. Я получил телеграмму от правительства США, в которой говорилось: “Убирайтесь из страны”.

Были ли у вас какие-нибудь идеи о том, чем вы хотели бы заниматься дальше, как сольный исполнитель?

Внезапно ты становишься никем. Ты больше не Yardbird. Может быть, в паре мест в газетах было написано: “Джефф Бек ушел”. Но из-за того, что группа смогла продолжать [с Пейджем], это было почти так, как будто я был вычеркнут из нее. Я должен был найти Стюарта, и вот тогда все началось снова.

В "BECK01" есть фантастические фотографии группы Джеффа Бека с Вудом и Родом Стюартом. Вы пытались воссоединить эту группу?

Это самая большая комедия ошибок. Я вижу Вуди на многих рождественских вечеринках – у Мика Джаггера и некоторых наших друзей. Я сказал: “В августе следующего года открывается большая возможность”. Он сказал: “Вау, я скажу Роду”. Он сказал: “Род в восторге”. Проходят месяцы, и в тот вечер он играет в Вегасе [смеется].

Род действительно хотел сделать это в другой раз. Но я думаю, он просто хотел быстро записать альбом в выходные. Я хотел сделать значимый шаг вперед в блюз-роке. Но для него это заняло бы слишком много времени.

Что это с вами и певцами? Вы работали с такими великими людьми, как Род Стюарт и Мик Джаггер, но никогда надолго.

Я как-то сказал, что все певцы - заноза в заднице. Конечно, это не так. Но они не были центральными в концепции. Я хотел играть на гитаре. Кто-то однажды сказал мне: “Ваше шоу - это не рок-концерт. Это сольный концерт.” Но мне нравится, когда у меня есть вокалисты, с которыми я могу играть. Кто-то сказал, что это было похоже на игру [Гарольда] Пинтера, когда между Родом и гитарой установилось взаимопонимание. Это волнующе. С вокалистом вы являетесь частью концерта, а также и аудитории.

В вашей игре на гитаре всегда был живой вокал. Находите ли вы, что вы можете выразить на инструменте не так уж много?

Нет, особенно со Стратокастером. В тоне так много вариаций, особенно из-за баре whammy. Первоначально это предназначалось, возможно, для последнего аккорда песни [издает звук резинового аккорда и смеется]. Но Фендер мало что знал о том, что должно было произойти. Подпружиненный стержень стал частью меня. Это позволяет мне делать неограниченные изгибы, как у гитариста на педальной стали.

Но мне всегда нравилось играть мелодично. В противном случае там ничего нет, просто уродливый звук. Послушайте великих гитаристов пятидесятых. Они не делали эти виды отвратительного технического искажения. Они исполняли музыкальные композиции в качестве соло – Скотти Мур, Клифф Гэллап, Джанго Рейнхардт. Ни в одном из этих соло не было ни одной плохой ноты. Я выслушал это и остался верен этим правилам.

"BECK01" документирует вашу двойную жизнь в гитарах и классических автомобилях. Разве вы не беспокоитесь о том, что причините вред своим рукам, когда залезете под капот или шасси?

Я более опасен на кухне. Я резал морковь вдоль, и она откатилась влево. Нож скользнул вбок по моему пальцу. Мне больше не разрешают резать морковь. Измельчители – без проблем. Это моя вторая натура. Я взялся за не тот конец сварочного стержня, прожег дыры в руках. Я просто смиряюсь с этим. Я занимаюсь этим с 16 лет.

С чего вы начали?

Мой дядя обычно возил меня куда-нибудь по выходным на спортивной машине MG. Это был самый большой кайф – не так сильно зимой, потому что я замерз. Он отказался поднять крышку. Но когда тебе шесть или семь, тебе нужно закаляться. Если он ремонтировал двигатель, он говорил: “Хорошо, я нажимаю на эту пружину. Ты нажимаешь на эту пружину и вставляешь банку внутрь.” Когда я купил свою первую машину и она заглохла, я сразу понял, что делать.

Самое интересное началось, когда вы купили инструменты. Вы создаете коллекцию инструментов и испытываете чувство расширения прав и возможностей. Это экономит вам деньги, и вы получаете от этого удовольствие. Потом я занялся резкой и сваркой, и с этого все началось.

Это чисто механика автомобиля? Насколько вам нравится водить машину?

Когда я знаю, что она хорошо бегают, вот и все. Это немного печальный конец. Вот когда я закончу. Когда машина действительно хорошо управляется, я буду на ней ездить. Самое интересное - в сборке.

На новом альбоме, в песне “O.I.L. (Can't Get Enough of That Sticky)”, вы на самом деле играете соло на масленке. Пожалуйста, объясните.

Это гитара, сделанная из масленки, металлической банки старого образца на 1 галлон. Она стояла в гримерке, когда я вернулся с концерта. Там не было ничего, кроме дивана, шкафчика с напитками, каких-то закусок и прямо посреди пола стояла эта масленка с горлышком. Я подумал: “О, Боже мой, это, должно быть, Билли Гиббонс [из ZZ Top]”. И, конечно же, в записке говорилось: “Наслаждайтесь. С любовью, BFG”. Я подумал: “Это играбельно?” Я подключил ее к сети, и она заиграла как по волшебству.

Это должно быть странно для парня, привыкшего к Стратам.

Гриф закреплен так, что, когда вы затягиваете струны, он не прогибается вперед. Она играет великолепно. Я настроил ее на обычный аккорд и сыграл на ней обычный слайд. Песня была о техасской нефти – мы там немного покопались [смеется].

Еще одна вещь, которую я заметил в вашей новой книге, - это письмо от великого джазового басиста Чарльза Мингуса. Он поздравлял вас с вашей версией его композиции “Goodbye Pork Pie Hat” [с альбома Бека "Wired" 1976 года]. Много ли у вас сохранилось памятных вещей из вашей карьеры?

К сожалению, я скопидом. И чем больше дом, тем больше вещей вы можете в него поместить. Это письмо – оно было у меня, и я знал, что хочу сохранить его. Я засунул его в фотоальбом, так что оно сохранилось. Но много других вещей, все эти фотографии и сокровища, вещи, которые что–то значат только для меня - они просто куда-то деваются. Например, я получил письмо от Барбары Стрейзанд.

Чего она хотела?

Я не могу вам сказать [смеется].

О, да ладно. Это должно быть хорошо.

Это было очень комплиментарно, очень мило.

Вы продолжаете регулярно гастролировать. Есть ли у вас проблемы со здоровьем? Эрик Клэптон недавно рассказал мне о проблемах с руками и спиной, которые могут повлиять на его гастрольную работу.

Я в отличной форме. У Эрика проблемы с нервами. Это звучит ужасно. Было бы так печально, если бы это повлияло на его игру. Я действительно растянул запястье, когда нес что-то тяжелое. И у меня больная спина. Пришлось оперировать нижнюю часть спины. Пока я время от времени отдыхаю – лежу ровно – со мной все в порядке. Но я продолжаю поднимать вещи.

Такие, как блоки цилиндров?

[Смеется] Да.

P.S. Джефф Бек умер 10 января 2023 года от бактериального менингита.

]]>
Всемирный день Битлзhttps://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2510https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2510Jurijs из РигиСтатьиВсемирный День Битлз (16 января)Все записиTue, 17 Jan 2023 09:48:00 GMT +0300

Всемирный день The Beatles. Сегодня, 16 января, из колонок и наушников настоящих меломанов звучат «Yesterday», «Yellow Submarine», «Let It Be» и другие творения одной из самых популярных музыкальных групп всех времен и народов — легендарной четверки из Ливерпуля. Причина следующая - с 2001 года по решению ЮНЕСКО 16 января отмечается всемирный день группы The Beatles (World Beatles Day). Оказывается, есть и такой памятный день.

Выскажу вам своё сугубо личное мнение. Первое прослушивание «The Beatles» у меня не прошли. Поясню. Я стал меломаном где-то в 1976 году. В 15 лет. Именно тогда я на сэкономленные на обедах деньги, купил на «черном» рынке в лесу Бикерниеки свою первую виниловую пластинку за 40 рублей. И это был не альбом „The Beatles”. Ну подумайте сами – The Beatles уже распались в 1972 году, а появились Led Zeppelin, Slade, Smokie, Aerosmith, АС /DС и Машина Времени … Крутые ребята. А битлы, на мой прежний взгляд, были пай-мальчиками. Тем более, их слащавые голоса раннего периода творчества, меня не вдохновляли на трудовые подвиги. Мне казалось, что это был уже пройденный период музыкальной культуры - их занавес упал. Учтём, что в СССР новинки западной эстрады приходили с опозданием года на два-три. Но, как говориться «мудрость приходит с годами». А со временем задаёшься вопросом – ну почему такие модные современные группы и исполнители, как Joe Cocker и Stevie Wonder, U2 и Oazis и ещё тысячи исполнителей заново перепевают песни Леннона и Маккартни, и которые снова и снова становятся хитами?

Случайно обнаруженный магазин сувениров «Великолепной четвёрки» в Лондоне, который находится совсем рядом с музеем Шерлока Холмса на знаменитой улице Бейккер Стрит, меня скорее расстроил, чем обрадовал – многочисленные майки , носки , кружки и банные полотенца с изображением голов «ливерпульской четвёрки». Fab four (fabulous four) – так ещё кличут этих парней в Англии.

The Beatles forever! – кричат майки на всех континентах. Фильм “Yesterday” 2019 года, где главную роль отлично сыграл Химеш Патель, по моему мнению, один из лучших музыкальных фильмов, увиденных мною, притом с очень оригинальным сценарием. А годом позже Питер Джексон , новозеландский режиссёр «Властелина колец», самого кассового фильма в истории кинематографа , покопался в плёночных архивах и создал в 2021 году уже свою версию документального фильма The Beatles:Get Back. Новое качество создало эффект присутствия на репетициях битлов и позволило быть избранным участником великого концерта на крыше студии Apple в 1970. Теперь о регалиях, медалях и наградах музыкантов. Разумеется, с учётом точки зрения западноевропейской цивилизации, песня «Yesterday» признана лучшей песней прошлого века и самой исполняемой в истории человечества, десять наград музыкальной премии «Gremmy» и премия «Oskar» за фильм «Let It Be», группа была принята в Зал славы рок-н-ролла, Поль Маккартни самый богатый музыкант в мире, имя группы носит площадь в Гамбурге (Beatles-Platz) и ещё, и ещё… С таким признанием не поспоришь и против такой оценки не попрёшь.

Мой музыкально-способный сынок Томас сначала напел целый альбом каверов на песни Битлз. А Yellow submarine была самой первой песней, которую он записал на студии ещё в 7 лет. Интересно то, что поэт Иосиф Бродский написал для советского детского журнала «Пионер» собственный перевод этой песни. К тому же, Томас записал ещё и инструментальный альбом произведений The Beatles. На его канале в YouTube это всё можно увидеть и оценить.

Под песню «Girls» я впервые на танцах в пионерском лагере прижал к себе девочку. А с помощью «Let It Be» пытался освоить игру на гитаре. По текстам «The Beatles»я изучал английский. «Birthday» не раз звучала на моих днях рождения. Думаю, что я здесь не сильно отличался от остальных парней. А чтобы проникнуться текстами битлов, я очень рекомендую послушать запись альбома группы Вадима Буликова (1994 г.) исполнявшей их популярные песни на русском языке. Класс!

Пока я ещё не добрался до Ливерпуля, города, где прозвучала первая песня The Beatles и где есть музей их творчества. Но эта задача остаётся в моих ближайших планах, и я обязательно пришлю друзьям свою фотку, где иду по улице в обнимку с бронзовыми фигурами битлов.

По версии американского музыкального журнала The Rolling Stones, группа The Beatles занимает первое место в списке величайших исполнителей всех времен. Хоть этот журнал нам и не указ, но включим же сегодня что-нибудь из их репертуара, и нам на память придут приятные воспоминания. Мой сын Томас поможет Вам в этом!

]]>
Все кавер-версии, которые Битлз записали и выпустилиhttps://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2509https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2509CoolcatСтатьиБитлз - кавер-версииВсе записиTue, 20 Dec 2022 12:40:00 GMT +0300

Все кавер-версии, которые Битлз записали и выпустили. Исчерпывающий отчет о песнях, которые Битлз полюбили настолько, что сами cделали на них каверы и, зачастую, создавали свои собственные версии.

Пол Макгиннесс, 16 декабря 2022

В период с 1963 по 1970 год каталог The Beatles включал 25 кавер–версий - подавляющее большинство из них включалось в альбомы или EP вплоть до 1965 года. Но за последние 30 лет на свет появилось гораздо больше каверов. Ниже приведен путеводитель по каждой кавер-версии, записанной и выпущенной The Beatles.

Многие песни, записанные The Beatles, были похожи на R & B или рок-н-ролл, которые исполняли большинство их современников в Ливерпуле. Но одной из вещей, отличавших Битлз от других, была широта их вкуса и репертуара. “Многие наши треки, возможно, не были "крутыми", - объяснял позже Пол Маккартни. “Я думаю, если бы мы просто были крутыми, у нас бы не получилось так, как получилось. Но это было замечательным аспектом нас самих”.

Это, безусловно, было отмечено Би-Би-Си, которая записала их еще до того, как они стали знаменитыми. После первых 25 песен, выпущенных при их жизни, многие из перечисленных здесь песен были записаны вживую для BBC и включены в два диска архивных релизов BBC.

Anna (Go to Him)

Артур Александер - один из немногих артистов, записанных как The Beatles, так и The Rolling Stones (последние исполнили свою версию “You Better Move On”). Как сказал Пол историку Битлз Марку Льюисону в 1987 году: "Если Битлз когда-либо хотели саунд, это был R&B. Это то, что мы привыкли слушать и на что хотели быть похожими… В общем, так оно и было – Артур Александер”.

Chains

Недолговечное дополнение к их концертному сету, “Chains” стала первым выступлением Джорджа Харрисона на записи в качестве ведущего вокалиста. Песня “Chains”, написана совместно мужем и женой Джерри Гоффином и Кэрол Кинг из Brill Building и была синглом 1962 года для The Cookies, одной из нескольких американских женских групп, чьи песни записали The Beatles.

Boys

Обычно, когда кавер-версия песни исполняется певицей, пол меняется. Но не так, когда пол - это название песни. “Ринго всегда исполнял песню в шоу”, - вспоминал позже Пол. “Тогда у него была "Boys". Это было немного неловко, потому что это звучало так: "Я говорю о мальчиках – да, да, мальчиках". Это был хит Shirelles, и пели его девочки, но мы никогда не думали, что должны назвать это "Девочками" только потому, что Ринго был мальчиком. Мы просто спели это так, как пели они, и никогда не задумывались о каких-либо последствиях”.

Baby It’s You

The Shirelles обеспечили две песни для дебютного альбома группы "Please Please Me", с песней Ринго “Boys”, за которой последовала “Baby It's You”, в которой звучит страстный ведущий вокал Джона Леннона. Гитарное соло Джорджа Харрисона позже было наложено продюсером Джорджем Мартином, следуя за ним нота в ноту на челесте* (* клавишный металлофон).

A Taste of Honey

Пол взял на себя ведущую роль на кавере этого стандарта. Позже он отметил: "A Taste Of Honey" была одним из моих больших номеров в Гамбурге – что-то вроде баллады. Это было по-другому, но раньше об этом часто просили. Мы пели гармонии близко на маленьких микрофонах echo, и у нас это неплохо получилось. На самом деле, раньше это звучало довольно неплохо”.

Twist and Shout

Иногда кавер–версия становится де-факто окончательной версией песни - например “All Along the Watchtower” Джими Хендрикса или “Respect” Ареты Франклин. Но никто не превозносит это достоинство больше, чем запись The Beatles 1963 года “Twist & Shout” группы Тhe Isley Brothers, характерная горлораздирающим вокалом Джона Леннона. Это никогда не перестает быть замечательным.

Till There Was You

Песня из мюзикла "The Music Man" 1958 года “Till There Was You” понравилась Полу Маккартни, благодаря версии Пегги Ли с латинским оттенком из ее альбома "Latin Ala Lee" 1960 года. Она стала одним из основных элементов их живого шоу, и Пол нахально представил ее на выступлении Royal Command Performance как “Нашу любимую американскую группу Sophie Tucker”.

Please Mr. Postman

Эти хлопки в ладоши! Нетрудно послушать это и представить себе волнение от встречи с начинающими Битлз в клубе Cavern в жаркий и потный обеденный перерыв. Эта энергичная кавер-версия сингла Marvelettes 1961 года – первого сингла лейбла Motown, возглавившего чарт Billboard Hot 100, – показывает, как Джон в течение захватывающих двух с половиной минут обменивается вызовами и ответами с Полом и Джорджем, что ставит оригинал в тупик.

Roll Over Beethoven

Все Битлз любили Чака Берри, который написал оригинал этой песни. Джон Леннон однажды заметил: “Если бы вы попытались дать рок-н-роллу другое название, вы могли бы назвать его "Чак Берри”". На записи присутствует Джордж Харрисон с дублированным ведущим вокалом.

You Really Got A Hold On Me

Великолепная кавер-версия хита Smokey Robinson And The Miracles. В своих заметках к “With The Beatles” Тони Барроу написал, что “мальчики безмерно восхищаются американской ритмичной группой The Miracles”, продолжая: "Джон и Джордж исполняют дикий, безжалостный вокал, а Пол присоединяется к ним для припева". Продюсер Джордж Мартин присоединился в игре на фортепиано.

Devil In Her Heart

Конкуренция между ливерпульскими бит-группами за новый материал была острой. Каждая группа делала все возможное, чтобы найти все более малоизвестные записи для кавера, и песня Джорджа “Devil In Her Heart”, первоначально записанная мичиганской женской группой The Donays, была такой же малоизвестной, как и все, что они записывали. Классический стиль вызова и ответа женской группы идеально вписался в их второй LP "With The Beatles".

Money (That’s What I Want)

LP "Please Please Me" заканчивается хриплой “Twist & Shout”, так что же они могли сделать, чтобы закрыть свой второй альбом подобным образом? Ответ пришел благодаря синглу Барретта Стронга на Tamla (Motown) 1959 года “Money (That's What I Want)”. Жгучий вокал Джона подчеркивает, почему для многих он является одним из лучших рок-н-ролльных певцов всех времен.

Rock And Roll Music

Немногие песни продержались на сцене Битлз так долго, как эта песня Чака Берри. Впервые она была представлена по крайней мере в 1960 году и бесчисленное количество раз исполнялась в the Cavern и в Гамбурге. Она отличилась тем, что открыла шоу на их последнем концерте в Кэндлстоун-парке, Сан-Франциско, в августе 1966 года.

Mr. Moonlight

Пиано Ред был блюзовым пианистом, который работал с такими музыкантами, как Blind Willie McTell. К началу шестидесятых он изменил свой стиль под именем Dr. Feelgood, и это был Би-сайд его одноименного сингла 1962 года, который The Beatles записали для своего альбома "Beatles For Sale" в следующем году. Альтернативный взгляд на "Антологии 1" демонстрирует сложность вступительного вопля. Поскольку Джон пропускает замечание мимо ушей, Пол ободряюще комментирует: “Почти!”

Kansas City/Hey Hey Hey Hey

В 2018 году Пол вспоминал сессию этого кавера Литтл Ричарда: “Я помню, как [Джон] говорил мне: "Как ты это делаешь, как ты это делаешь?" Я сказал: "Я не знаю. Я чувствую, что это просто выходит у меня из головы”. Он продолжил: “А потом у нас однажды была сессия ... и я собираюсь исполнить "Kansas City", так что я у микрофона ... и я собираюсь "Ка…Канзас-Сити, кхе-кхе..." и у меня ничего не получается, я вообще ничего не понимаю. Итак, Джон спускается и говорит: ‘Помни, это выходит из твоей макушки!’ Я сказал, хорошо, ”КАНЗАС-СИТИ...", И это то, что вы слышите".

Words of Love

“Words Of Love” - сингл Бадди Холли 1957 года, оказавший наибольшее влияние на Джона и Пола как авторов песен. Как сказал Пол Полу дю Нойеру из журнала Mojo: “Бадди привлекал тем, что он писал свои собственные вещи… Бадди, казалось, писал все свои собственные вещи, и это были три аккорда. Для людей, рассматривающих идею написания нашего собственного материала, что мы начинали делать, идея с тремя аккордами была великолепна, потому что мы знали не больше четырех или пяти”.

Honey Don’t

В то время как саундтрек к их первому фильму "A Hard Day's Night", был первым альбомом Fabs, на котором были записаны полностью собственные номера, альбом "Beatles For Sale" 1964 года вернулся к формуле смешивания песен Леннона / Маккартни с любимыми живыми песнями. Джон пел эту кавер-версию Карла Перкинса с тех пор, как они впервые включили ее в свой сет в 1962 году, но Ринго взял ее на себя во время сессий для этого альбома.

Everybody’s Trying To Be My Baby

Джордж Харрисон был таким поклонником американского автора песен в стиле рокабилли Карла Перкинса, что, когда ранние Битлз взяли сценические псевдонимы для своего первого тура (сопровождая вокалиста Джонни Джентла в его недолгих гастролях по Шотландии в 1960 году), Джордж стал Карлом Харрисоном. Два героя-гитариста в конечном итоге сыграли эту песню вместе в специальном телевизионном шоу 1985 года.

Act Naturally

Единственная кавер-версия в каталоге The Beatles 1960-х годов, которая ранее не была частью их концертного выступления. “Act Naturally” была дублем номера Бака Оуэнса 1963 года, исполненного Ринго на пластинке "Help!" 1965 года. В 1989 году Старр и Оуэнс собрались вместе, чтобы записать новую версию песни, сопровождаемую развлекательным видео в стиле вестерн.

Dizzy Miss Lizzy

Наиболее известный своим хитом 1957 года “Bony Maronie”, Ларри Уильямс предоставил три песни для каверов The Beatles, все в исполнении Джона Леннона. Для этой концовки их альбома "Help!" , фирменное хриплое исполнение Леннона резко контрастировало с предыдущей песней, балладой Пола “Yesterday”. Язвительная работа Джорджа на соло-гитаре поддерживает трек на бешеном уровне.

Maggie Mae

После 1965 года The Beatles записывали и выпускали на своих пластинках только оригинальные песни, пока в 1970 году не вышел альбом "Let It Be", в котором был фрагмент традиционного ливерпульского фолка о проститутке по имени Мэгги Мэй, которая была депортирована в Ботани-Бей после того, как была признана виновной в ограблении бродяги или моряка, возвращающегося из плавания. На альбоме песня указана как Traditional Arr [традиционная аранжировка] Леннона, Маккартни, Харрисона и Старра, что означает, что четыре Битла получат равные авторские гонорары за 39-секундную песенку. Более длинная версия появится в юбилейном 50-летнем выпуске "Let It Be".

Long Tall Sally

Эта песня Литтл Ричарда 1956 года была одним из основных концертных сетов The Beatles с самых ранних лет становления, пока они не прекратили гастролировать в 1966 году. Действительно, это была последняя песня, которую они исполнили на своем заключительном концерте в Кэндлдл Парк в Сан-Франциско в августе 1966 года. Когда Пол и Джон впервые встретились летом 1957 года, “Long Tall Sally” была среди песен, которые Пол исполнил Джону, после чего Джон пригласил его присоединиться к своей группе. Как Пол рассказал журналу Playboy в 1984 году: “Я знал слова к 25 рок-песням, поэтому я попал в группу. ‘Long Tall Sally’ и ‘Tutti-Frutti" меня зацепили. Это было мое прослушивание”.

Slow Down

Записанный во время тех же сессий, что и саундтрек к фильму "A Hard Day's Night", EP "Long Tall Sally" включал песню Джона “I Call Your Name”, а также три кавера – “Long Tall Sally”, “Matchbox” и этот номер Ларри Уильямса в исполнении Джона. Тед “King-Size" Тейлор из конкурирующей ливерпульской группы рассказал историку Битлз Марку Льюисону, как Битлз пришли посмотреть на его группу, и "все они сели в ряд и записали по одной строчке из всех песен, которые мы исполнили – "Dizzy Miss Lizzy", "Slow Down", "Money", все это – и в следующий раз, когда мы увидели их, они играли все наши вещи".

Matchbox

В одной из нескольких кавер-версий песен Карла Перкинса "Matchbox", Ринго исполняет вокальные обязанности. Сам Перкинс был приглашен на сессию, хотя и оставался строго наблюдателем. “Карл пришел на сессию”, - сказал барабанщик в 1964 году. “Я чувствовал себя очень неловко. Я сделал это всего за два дня до того, как попал в больницу [с тонзиллитом], так что, пожалуйста, простите мое горло”.

Bad Boy

Записанная на той же сессии, что и другой номер Ларри Уильямса “Dizzy Miss Lizzy”, “Bad Boy” была чем-то вроде редкости для британских поклонников Beatles. Выпущенная в 1965 году на американском альбоме фирмы Capitol "Beatles VI", она была недоступна в Великобритании в течение 18 месяцев, пока не появилась в сборнике 1966 года "A Collection of Beatles Oldies". Версия The Beatles более тяжелая и непосредственная, чем оригинальная версия Уильямса, и отличается бескомпромиссным вокалом Леннона.

That’ll Be The Day

Весной или летом 1958 года the Quarry Men записали свою первую демо-запись. Как позже вспоминал Пол: “Нас было пятеро: Джордж, Джон, Колин Хэнтон, ‘Дафф’ Лоу и я. Дафф был моим школьным другом, который умел играть на пианино.” На стороне “A” Джон спел песню Бадди Холли “That'll Be The Day”. “Когда мы получили пластинку, - продолжил Пол, - было решено, что у каждого из нас она будет по неделе. Джон держал ее неделю и передал мне. Она была у меня неделю, и я передал ее Джорджу, у которого она была неделю. Затем Колин взял ее на неделю и передал Даффу Лоу, который хранил ее в течение 23 лет. Позже, когда мы стали знаменитыми, он сказал: "Эй, у меня есть та первая пластинка". В итоге я выкупил ее обратно по очень завышенной цене”.

Hallelujah, I Love Her So

Единственные известные записи группы с оригинальным басистом Стюартом Сатклиффом были записаны на пленку во время репетиций в доме Пола, с Джоном, Полом и Джорджем на гитарах, для полного состава. Сохранившаяся запись включает в себя кавер-версию сингла Рэя Чарльза 1956 года “Hallelujah, I Love Her So”. Но именно кавер-версия Эдди Кокрэна 1960 года оказала явное влияние на собственное восприятие молодых Beatles.

My Bonnie

Числящийся как Tony Sheridan and the Beat Brothers, первый альбом, выпущенный Джоном, Полом, Джорджем и Питом Бестом (до того, как его заменил Ринго в 1962 году), был записан в качестве бэк-группы английского рок-н-ролльного певца Тони Шеридана. Именно запрос на этот немецкий сингл фирмы Polydor в его ливерпульском магазине звукозаписи NEMS впервые привлек внимание Брайана Эпштейна к группе. Вскоре он стал их менеджером, в конечном итоге обеспечив группе собственный контракт на запись с EMI.

Ain’t She Sweet

Другим номером, записанным в Гамбурге, была версия песни Джина Винсента “Ain’t She Sweet”. Однако то, как Битлз восприняли песню, показывает влияние их гамбургской аудитории. Как объяснил Джон Леннон в "Антологии": "Запись Джина Винсента "Ain't She Sweet" очень мягкая и пронзительная, и я привык делать это также, но немцы сказали: "Сильнее, сильнее" – они все хотели, чтобы это было больше похоже на марш – так что в итоге мы сделали более сложную версию”. Они вернулись к песне в 1969 году во время сессий "Let It Be" (Anthology 3), в то время как очаровательная версия с укулеле Пола, Джорджа и Ринго 1994 года была представлена на DVD-релизе Anthology.

Searchin’

Пол Маккартни позже вспоминал, как они получили этот номер The Coasters: “Однажды в городе прошел слух, что за холмами есть человек, у которого есть пластинка ’Searchin" от The Coasters. Колин, барабанщик из группы Джона Скиффла, знал его, и поэтому мы проделали большой путь, чтобы найти этого человека, и действительно, мы его нашли. И избавили его от нее”. Вскоре песня стала чрезвычайно популярной среди аудитории Cavern Club.

Three Cool Cats

Еще один номер Coasters, вышедший из-под пера Джерри Либера и Майка Столлера. “Three Cool Cats” была одной из нескольких песен, которые The Beatles исполнили на прослушивании для Decca Records в день Нового 1962 года. Эта подборка показывает, что юмор был главным в их привлекательности – Джордж взял на себя ведущую роль, а Джон и Пол исполнили бэк-вокал, что, возможно, свидетельствует о влиянии их любимой комедийной труппы Goons.

The Sheik Of Araby

Еще один номер с их прослушивания в Decca в 1962 году, “The Sheik Of Araby”, была джазовым стандартом начала 1920-х годов. “В те дни многие рок-н-ролльные песни на самом деле были старыми мелодиями 40-х, 50-х годов или когда бы то ни было, в которые люди добавляли рок-н-ролл”, - вспоминал Джордж Харрисон. “Джо Браун записал рок-н-ролльную версию "The Sheik Of Araby". Он был действительно популярен в субботнем телешоу Six-Five Special и Oh Boy! Я записывал пластинки Джо Брауна, так что я спел ”The Sheik Of Araby".

Besame Mucho

Это чрезвычайно популярное латиноамериканское болеро стало основным элементом концертного сета The Beatles после того, как The Coasters записали его в 1960 году. The Beatles сыграли ее на своем бесплодном прослушивании в Decca, а затем снова для Джорджа Мартина на их более успешном тестировании записи для EMI в июне 1962 года (выпущена на Anthology 1). Их привязанность к песне была настолько велика, что она положила конец их карьере, будучи исполненной в фильме 1970 года "Let It Be".

How Do You Do It?

В поисках подходящей песни для их дебютного сингла продюсер Джордж Мартин выбрал эту песню, написанную Митчем Мюрреем. Однако у Битлз были другие идеи. Они добросовестно репетировали и записали песню – как можно услышать на Anthology 1, – но они не были увлечены ею (о чем свидетельствует их несколько тусклое исполнение). Вместо этого они предложили свою собственную “Love Me Do”. Остальное уже история.

Lend Me Your Comb

Стремительный взлет Битлз к славе был настолько внезапным, что менее чем через год после подписания контракта с EMI Би-Би-Си предоставила им собственный радиосериал "Pop Go The Beatles". И поскольку их стрижки “mop top” вызвали такой ажиотаж, было уместно, что они выбрали песню "Lend Me Your Comb" (Одолжи мне свою расческу) Карла Перкинса в качестве одной из песен для исполнения на этом шоу.

Moonlight Bay

Битлз любили, конечно, за их музыку, но также и за их харизму и юмор. Эта короткая сценка “Moonlight Bay” была записана как часть телевизионной пародии с легендарным английским комедийным дуэтом Morecombe & Wise в 1963 году. Великолепная четверка надела лодочки и полосатые блейзеры в традициях мюзик-холла, в то время как комик Эрик Моркомб надел куртку без воротника и парик Beatles. Более 30 лет спустя Пол выбрал это выступление в качестве своего любимого телевизионного выступления Битлз.

Shout

“Around The Beatles” был специальный выпуском британского телевидения 1964 года, в котором группа исполнила подборку хитов и каверов “вживую” для студийной аудитории "в круге". Они включили эту версию записи The Isley Brothers 1959 года в стиле вопроса и ответа, которая стала британским хитом шотландской певицы Лулу в течение нескольких недель после трансляции шоу.

Leave My Kitten Alone

Их эффективность была такова, что очень немногие песни были записаны на пленку для пластинок Beatles и не выпущены, но одна такая запись была сделана с опозданием во время сессии в августе 1964 года для их четвертого лонгплея "Beatles For Sale". R & B-хит для Little Willie John “Leave My Kitten Alone” с участием Джона в двухголосном вокале оставался неслышанным до выхода в 1995 году диска Anthology 1.

Rip It Up

Во время сессий "Get Back", которые в конечном итоге были выпущены на альбоме "Let It Be" и в фильме, группа проводила большую часть своего времени, играя старые номера из своих гамбургских и ливерпульских дней, включая “Rip It Up”, как часть попурри из старых рокеров, выпущенных на Anthology 3.

Shake, Rattle, and Roll

Ни одна уважающая себя рок-н-ролльная группа в конце 50-х и начале 60-х годов не обошлась без этого стандарта. В то время как блюзовый крикун Big Joe Turner впервые выпустил эту песню в 1954 году, именно другая версия, выпущенная в том же году Bill Haley and the Comets, сделала ее таким популярным номером.

Blue Suede Shoes

Пол Маккартни вспоминал Полу дю Нойеру, как эта песня была в их сете еще до того, как они сыграли в клубе Cavern: “В первые дни the Cavern приглашали только джазовых и блюзовых исполнителей и неодобрительно относились к таким выскочкам-рок-н-ролльщикам, как мы. Мы наврали о нашем репертуаре и сумели договориться о времени там, где мы объявили такие песни, как "Long Tall Sally’, написанной Биндом Лемоном Джефферсоном, и "Blue Suede Shoes”, знаменитое творение легендарного блюзового исполнителя Ледбелли!"

Mailman, Bring Me No More Blues

Бадди Холли оказал одно из самых больших влияний на Леннона и Маккартни. Как объяснил Пол: “Джон, и я начали писать из-за Бадди Холли. Это было что-то вроде: "Вау! Он пишет и является музыкантом”. Записав “Words of Love” Холли для их альбома 1964 года "Beatles For Sale", было бы справедливо, если бы они записали эту, обратную сторону, хотя и как неизданный студийный джем во время их сессий "Get Back"

I Got A Woman

Записанная всеми, от Бобби Дарина до Пегги Ли, она, скорее всего, была версией Элвиса Пресли этой песни Рэя Чарльза, которая привлекла внимание The Beatles. Джон исполняет главную вокальную партию в этой версии, записанной в Парижском театре Би-Би-Си в Лондоне 16 июля 1963 года.

Too Much Monkey Business

Известно, что на разных этапах их карьеры в репертуаре The Beatles было по меньшей мере 15 песен Чака Берри. Как сказал Джон Леннон в 1972 году: “В 50-е годы, когда люди практически пели ни о чем, Чак Берри писал песни с социальными комментариями, с невероятным ритмом в текстах. Когда я слышу рок, хороший рок, калибра Чака Берри, я просто разваливаюсь на части, и у меня нет другого интереса в жизни”.

Keep Your Hands Off My Baby

Хит певицы Little Eva “The Loco-Motion” был написан Джерри Гоффином и Кэрол Кинг, и та же певица и авторы объединились для продолжения “Keep Your Hands Off My Baby”. Джон Леннон цитирует слова о том, что он и Пол хотели быть “Тhe Goffin-King of England”, и они записали несколько песен нью-йоркской пары, включая “Chains” с их дебютного альбома "Please Please Me".

Young Blood

Би-сайд к хиту The Coasters 1957 года “Searchin’”, “Young Blood”, был частью сета The Beatles в Cavern. Это была постоянная борьба за поиск новых песен для их сетов, как объяснил Пол Маккартни: “Вот так мы и выясняли отношения – ехали куда-нибудь на автобусе, чтобы повидаться с мужчиной с пластинкой, или на подростковые вечеринки. Дети приходили с горстью 45–ток - маленькой сумкой, заполненной ими. И тогда, конечно, творилось великое злодейство. По мере того как люди напивались все больше и больше, мы обычно крали их пластинки”.

A Shot of Rhythm & Blues

Джон Леннон был особым поклонником американского R & B певца и автора песен Артура Александера, чью песню “Anna (Go To Him)” они исполнили на альбоме "Please Please Me". “A Shot Of Rhythm And Blues” была Би-сайдом к “You Better Move On”, которая, в свою очередь,, будет перепета The Rolling Stones в январе 1964 года,

Sure To Fall

Еще один фаворит Карла Перкинса, который показал любовь группы к кантри и западной музыке. Пол Маккартни исполняет здесь главную вокальную партию, но в 1981 году Ринго Старр записал ее на своем альбоме "Stop And Smell The Roses". А кто продюсер по этому поводу? Пол Маккартни.

Some Other Guy

Самые ранние телевизионные кадры полного состава Битлз были сняты в ливерпульском клубе Cavern, ставшем теперь легендарным, 22 августа 1962 года. В нем четверка играет “Some Other Guy”, малоизвестный номер Ричи Барретта, любимый больше нигде, кроме как в Ливерпуле, где его играли несколько групп, включая The Big Three и The Searchers.

Carol

Играя длинные сеты в Гамбурге, The Beatles выучили бесчисленное множество песен, таких как этот хит 1958 года Чака Берри. “Мы никогда не думали писать там свои собственные песни”, - сказал Пол. “Там было так много других вещей. Я написал пару маленьких вещей, но не осмелился никому их показать, потому что они были маленькими. Вместо этого всегда была песня Чака Берри”.

That’s Alright Mama

Для своего единственного альбома 1987 года в СССР с рок-н-ролльными каверами под названием "Choba B CCCP" ("Назад в СССР" на русском языке) Пол пересмотрел этот номер Артура Крудапа, который стал дебютным синглом Элвиса Пресли. В “Антологии" Пол вспоминал о влиянии первого альбома Элвиса: "Это было так фантастично, что мы играли его бесконечно и пытались выучить все. Все, что мы делали, было основано на этом альбоме”.

Soldier Of Love

Еще одна песня Артура Александера. “Я помню, что у меня было несколько его пластинок, и Джон спел три или четыре его песни”, - вспоминал Джордж в "Антологии". “Артур Александер использовал своеобразный рисунок барабана, который мы пытались скопировать, но у нас не получилось, поэтому в конце концов мы изобрели нечто довольно причудливое, но не менее оригинальное. Часто мы пытались копировать что-то, но у нас ничего не получалось, и в итоге получались наши собственные версии”.

Clarabella

После спора из-за денег несколько членов Bill Halley’s Comets отделились и создали свою собственную группу. The Jodimars были названы в честь первых букв их основателей – Джоуи Эмброуза, Дика Бокчелли и Маршалла Литла. “Clarabella” была их малоизвестной записью 1956 года. Возможно, эта группа повлияла на недолговечное название ранних Битлз, когда Джон, Пол и Джордж были объявлены как Japage 3.

I’m Gonna Sit Right Down And Cry Over You

The Beatles записали три кавера на песни с дебютного альбома Элвиса Пресли "Rock'n'Roll" 1956 года для BBC, включая “I'm Gonna Sit Right Down And Cry Over You”. Но версия Элвиса сама по себе была кавером на оригинал 1954 года Роя Гамильтона, американского певца, чья смесь полуоперного и традиционного госпел-пения оказала огромное влияние на собственный вокальный стиль Элвиса и его исполнение.

Crying, Waiting, Hoping

Би-сайд к посмертно выпущенному синглу Бадди Холли “Peggy Sue Got Married”. “Crying, Waiting, Hoping” на самом деле был записан техасским певцом и автором песен только в его доме на Манхэттене. В готовой записи музыканты и бэк-вокалисты были наложены на домашнюю запись Холли. The Beatles добросовестно скопировали песню, а Джордж исполнил главную роль.

To Know Her Is To Love Her

“To Know Him Is To Love Him” была хитом номер один, спродюсированным Филом Спектором для the Teddy Bears в 1958 году. Быстрая смена пола привела к тому, что Битлз ввели ее в свой сценический сет, а позже записали на сессии для Би-Би-Си в Лондоне. Джон Леннон, который исполнил главную роль в ней для The Beatles, вернется к песне как к части своего рок-н-ролльного альбома, выпущенного в 1975 году и спродюсированного Спектором.

The Honeymoon Song

Тема фильма 1959 года “Honeymoon”, "The Honeymoon Song", была исполнена в фильме итальянской группой Марино Марини и его квартетом. Трудно сказать, видел ли кто-нибудь из Битлз группу, когда они выступали в Ливерпуле, но мы точно знаем, что их шоу вдохновило одноклассников Пола дать их новой группе звучащее по–итальянски название The Remo Quartet – позже измененное на The Remo Four.

Johnny B. Goode

Все Битлз любили Чака Берри и будут продолжать называть его своим любимцем еще долгие годы. Как сказал Пол в “Антологии" в 1994 году: "Чак Берри оказал еще одно огромное влияние на "Johnny B. Goode". Мы поднимались в спальню Джона с его маленьким проигрывателем и слушали записи Чака Берри, пытаясь их выучить. Я помню, как выучил там ”Memphis, Tennessee".

Memphis, Tennessee

Еще один номер Чака Берри, на этот раз со своеобразным изюминкой в лирике. Джон Леннон назвал Берри “одним из величайших поэтов всех времен; вы могли бы назвать его рок-поэтом. Он был хорошо продвинут для своего времени в плане лирики. Мы все многим ему обязаны, включая Дилана. Мне всегда нравилось все, что он делал. Он был иного класса, чем другие исполнители”.

Sweet Little Sixteen

The Beatles появились на более чем 50 радиопередачах Би-Би–Си в период с марта 1962 по июнь 1965 года, и сохранившиеся записи включают десятки песен из их сценического репертуара, которые иначе были бы недоступны, включая этот любимый номер Чака Берри. Как объяснил Джордж, они хотели вписать сеансы Би-Би-Си в свой плотный гастрольный график. “После гамбургского периода мы много разъезжали взад и вперед, давая концерты на Би-Би-Си в Лондоне. Мы купили фургон получше и заработали больше денег, а потом еще лучший фургон”.

Lucille

Хотя Пол обычно пел песни Литтл Ричарда, которые они записали, все Битлз любили the Macon - звезду штата Джорджия. The Beatles поделились с ним программой в Гамбурге, где они подружились. Джон Леннон сказал о Ричарде в 1969 году: “Когда я впервые услышал его, мой друг был в Голландии и привез оттуда пластинку на 78 оборотов в минуту с ’Long Tall Sally" на одной стороне и "Slippin‘ And Slidin" на другой. Это снесло нам голову – мы никогда в жизни не слышали, чтобы кто-то так пел, и все эти саксофоны играли как сумасшедшие”.

Lonesome Tears In My Eyes

Johnny Burnette And The Rock’n’Roll Trio были одними из лучших групп рокабилли в 1950-х годах, и эта песня была взята из их одноименного дебютного альбома 1956 года для Coral Records. В версии Битлз вокал исполняет Джон Леннон, а также несколько замечательна работа Ринго в стиле барабана "том-том".

Nothin’ Shakin’ (But The Leaves on the Trees)

Все Битлз говорили о влиянии фильма 1956 года "The Girl Can’t Help It", и, возможно, именно здесь они впервые встретились с певцом рокабилли Эдди Фонтейном, который исполнил оригинальную песню этого рокера в 1958 году. Джордж Харрисон выделяется как певец на этом выступлении – он всю жизнь был поклонником музыки рокабилли.

The Hippy Hippy Shake

К тому времени, когда Битлз начали записывать пластинки, их репертуар состоял из сотен номеров. “У нас все равно было слишком много материала”, - сказал Пол. “Мы не смогли записать все это, когда заключили контракт, поэтому другие группы взяли песни из наших выступлений и сделали из них хиты – например, The Swinging Blue Jeans с ”The Hippy Hippy Shake", который был одним из моих больших номеров".

Glad All Over

Не следует путать с хитом № 1 1964 года лондонских Dave Clark Five, этот номер Карла Перкинса позже был показан в телевизионном выпуске 1985 года, посвященном исполнению песен рокабилли, в котором Джордж и Ринго воссоединились на сцене впервые с 60-х годов, с группой, в которую также входили Эрик Клэптон, Розанна Кэш и Дэйв Эдмундс.

I Just Don’t Understand

Незначительный хит в 1961 году для шведской сердцеедки Энн-Маргарет, которая была номинирована на премию Грэмми в 1962 году как лучший новый исполнитель. В интервью Джону и Ринго в августе 1964 года имя Энн-Маргарет всплыло в качестве примера глупых слухов, ходивших вокруг участников группы, при этом Ринго отрицал, что между ними что-то было: “Я никогда не встречал эту девушку или что-то в этом роде, все эти важные вещи, Ринго и Энн-Маргарет идут рука об руку и все такое”.

So How Come (No One Loves Me)

Взятая из хитового альбома 1961 года "A Date With The Everly Brothers", это была еще одна песня, записанная вживую для радио BBC. Их дебют на Би–Би-Си состоялся 8 марта 1962 года - еще до того, как они заключили контракт на запись. Питер Филбим, продюсер Би-Би-Си, который первым записал группу, вспоминает об их прослушивании: “Я написал в отчете об их прослушивании: ”Необычная группа, не такая рок-группа, как большинство, больше кантри и вестерн, с тенденцией играть музыку"."

Forgot To Remember To Forget

Джордж взял на себя обязанности ведущего вокалиста для этой кавер-версии первого общенационального хита Элвиса Пресли. “Музыкальные газеты писали, что Пресли был фантастическим, и сначала я ожидал кого-то вроде Перри Комо или Синатры”, - сказал Джон Леннон в 1971 году. “Он оказался фантастическим. Я помню, как примчался домой с пластинкой и сказал: ”Он звучит как Фрэнки Лейн, Джонни Рэй и Теннесси Эрни Форд!"

I Got To Find My Baby

Этот номер, написанный Питером Клейтоном еще в 1941 году под названием “Gotta Find My Baby”, был записан Би Би Кингом и Литтл Уолтером, но, скорее всего, на The Beatles повлияла версия Чака Берри 1960 года. Соло Джона на губной гармошке примечательно на этой записи своим сходством с его брейком на его собственной “Little Child” из альбома "With The Beatles".

Ooh! My Soul

“Ooh! My Soul” была одним из четырех номеров Литтл Ричарда, записанных The Beatles на BBC. В 1969 году Джон Леннон разделил сет с Ричардом на рок–н-ролльном фестивале в Торонто и сказал об американском певце: “Самое захватывающее в раннем Литтл Ричарде было то, что он кричал непосредственно перед соло - это был вой. Раньше у тебя волосы вставали дыбом, когда он издавал этот долгий-предолгий крик в соло”.

Don’t Ever Change

Еще одна песня Гоффина и Кинг, она вошла в пятерку лучших хитов Великобритании в 1962 году для бывшей бэк-группы Бадди Холли The Crickets. Эта запись, сделанная в августе 1963 года, является редким случаем, когда ведущим вокалом является гармоничный дуэт Пола и Джорджа.

I’m Talking About You

Как правило, The Beatles предварительно записывали свои выступления для радиопрограмм BBC, но поскольку Джон ранее пострадал от сильной простуды, они исполнили свой сет 16 марта 1963 года для Saturday Club live - включая эту кавер–версию песни из студийного альбома Чака Берри 1961 года "New Juke Box Hits".

Beautiful Dreamer

Возможно, самый старый номер в их песеннике. “Beautiful Dreamer” было уже около 100 лет, когда Битлз записали ее. Обновление старых стандартов было одним из способов создания нового хита, и Джерри Гоффин и Джек Келлер в 1962 году дали “Beautiful Dreamer” такую трактовку для Тони Орландо.

St. Louis Blues

У.К. Хэнди был известен как отец блюза, благодаря тому, как он популяризировал этот жанр и донес его до более широкой аудитории. 30 июня 1968 года во время записи песни “Hey Jude” Битлз устроили джем вокруг знакового для Хэнди "St. Louis Blues”, которая впервые была опубликована еще в 1914 году и записана такими музыкантами, как Бесси Смит и Луи Армстронг, и это лишь двое из них.

(You’re So Square) Baby I Don’t Care

Среди многих сокровищ подарочного издания "White Album", посвященного его 50-летию, был этот потрясающий кавер номера Либера и Столлера из "Jailhouse Rock" Элвиса Пресли. Высокооктановая кавер-версия послужила разогревом перед тем, как они начали записывать “Helter Skelter” 9 сентября 1968 года, и в ней представлены Пол на гитаре и вокале, Джон на басу, Джордж на гитаре и Ринго на барабанах.

Blue Moon

The Beatles часто прерывали сессии записи, дурачась со старыми номерами. Во время записи “I Will” для "Белого альбома" 16 сентября 1968 года Пол и Ринго исполнили нежную босса-нову - версию старой стандартной “Blue Moon”, песни, которую они знали бы наизусть по грустной версии, записанной Элвисом Пресли в Sun Studios в Мемфисе, штат Теннесси, в 1954 год.

Wake Up Little Susie

Братья Эверли оказали большое влияние на The Beatles, как с точки зрения написания песен, так и, возможно, даже в большей степени, их гармонии, как Джордж засвидетельствовал в Anthology: “Когда вы вспоминаете ранний рок-н-ролл, всегда были такие вещи, как Frankie Lymon and the Teenagers, The Everly Brothers, The Platters. У всех была гармония. Было естественно иногда петь гармонию – с the Everlys это было постоянно”. Во время их сессий в январе 1969 года фрагмент этой песни звучит перед тем, как они работают над песней Джорджа “I Me Mine”.

The Walk

Битлз провели большую часть января 1969 года на киностудии Твикенхэм, а затем в своей собственной студии Apple Studios в подвале своей штаб-квартиры на Сэвилл-роуд, 3, Лондон. Во время этих сессий они регулярно джемовали песни своих героев рок-н-ролла и малоизвестных старых фаворитов, такие как “The Walk”, хит 1958 года в США Джимми Маккраклина.

Without A Song

К The Beatles на протяжении большей части их январских сессий в Apple 1969 года присоединился американский клавишник Билли Престон, только что сыгравший с Рэем Чарльзом в Royal Festival Hall в Лондоне. The Beatles знали Билли со времен их пребывания в Гамбурге, и им так понравилось то, что он привнес в группу, что он был отмечен на их сингле 1969 года “Get Back”. Здесь Джон и Ринго поддерживают Билли в песне, записанной Бингом Кросби в 1929 году.

I’m Ready

Фэтс Домино был одним из многих американских артистов, оказавших влияние на The Beatles – например, “Lady Madonna” часто упоминается как написанная в его стиле. Во время сессий записи “Don't Let Me Down” в январе 1969 года они включили песню Domino “I'm Ready” в джем-попурри, наряду с песней The Drifters “Save The Last Dance For Me”.

Save the Last Dance For Me

Написана легендарными американскими авторами песен Доком Помусом и Мортом Шуманом. The Beatles записали “Save The Last Dance For Me” 22 января 1969 года во время записи “Don't Let Me Down”. Она вошла в прерванный альбом "Get Back", спродюсированный Глином Джонсом, который, наконец, был выпущен в бокс-сете в ознаменование 50-летия альбома "Let It Be" 1970 года.

]]>
Ричи Блэкмор: потерянное интервьюhttps://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2506https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2506CoolcatСтатьиDeep Purple familyВсе записиTue, 20 Dec 2022 10:27:00 GMT +0300

Ричи Блэкмор: потерянное интервью

Нил Джеффрес, 2016


В этом интервью 1995 года, посвященном его карьере, Ричи Блэкмор вспоминает свои достижения в Deep Purple и Rainbow, свои стычки с коллегами по группе и свою любовь к спиритическим сеансам

Двадцать один год назад, в сентябре 1995 года, я провел четыре пьяных и расслабленных часа в компании Ричи Блэкмора в ныне закрытом отеле Normandie Inn в Богемии, Лонг–Айленд, - в его предположительно обитаемом призраками доме, расположенном примерно в часе езды к северу от Нью-Йорка. Он был хорошей компанией: честный, забавный, сухой, как тост. И ни разу не был угрюмым ублюдком, каким его так часто изображают.

Почти через два года после того, как он ушел из Deep Purple в третий и последний раз, вскоре выяснилось, что он все еще испытывает огромное облегчение от того, что ему больше никогда не придется работать с Иэном Гилланом. Оставив в стороне эти такие личностные противоречия, Блэкмор оглянулся на свою долгую карьеру, раскрыв измученную душу. Явно уверенный в своих способностях гитариста, он, как это ни парадоксально, казалось, не осознавал своих сильных и слабых сторон как автора песен.

Наш бессвязный разговор заполнил четыре кассеты, последняя из которых была поспешно украдена из–за стойки бара - The Best Of Englebert Humperdink. В конце концов Блэкмор рассказал о том, что “становится все труднее и труднее вдохновляться просто громкой игрой”, и перешел к тому, что он назвал своей “личной музыкой” – акустическому фолку в средневековом стиле, который станет его следующим проектом. Я предположил, что это, возможно, говорит пиво. Конечно, это было последнее, что я мог бы предсказать, что он проведет следующие 21 год, записываясь и гастролируя, в основном акустически, вместе со своей нынешней женой Кэндис Найт в проекте Blackmore's Night.

Чего никто – возможно, даже он сам – тогда не знал, так это того, что альбом Rainbow, с которым он как раз собирался отправиться в турне, "Stranger In Us All", станет его последним хард-роковым начинанием. До сих пор. Но прежде чем мы добрались до Rainbow, мы вернулись к самому началу…

В 1967-м году Крису Кертису, барабанщику The Searchers, пришла в голову идея создания Roundabout, группы, которая будет переименована в Deep Purple. Но тебе потребовался год, чтобы присоединиться к этому. Почему?

- Я ждал возможности присоединиться, но ничего не произошло. Я был в Гамбурге, играл с The Searchers еще в шестьдесят третьем году и остался другом Криса Кертиса. Когда он захотел собрать группу, он посылал мне все эти телеграммы и звал меня к себе. Я пришел, и – он был очень оживлен и очень театрален. Я спросил его: “Кто в группе? В чем дело?” А он говорил: “Лучший гитарист в мире - это ты. Ты в группе. Ты будешь играть на второй гитаре”. “Значит, ты будешь играть главную роль, верно? Кто будет играть на барабанах?” “Я буду играть на барабанах. Джон Лорд будет играть на органе”. Это должно называться The Light. А потом он сказал: “А я буду играть на басу и исполнять вокал”. Итак, он играл на соло-гитаре, барабанах, басу и вокале! Поэтому, когда я увидел Джона, я спросил: “Что происходит? Он немного...?” (делает круговое движение указательным пальцем у виска).
Итак, через некоторое время мы играли вместе в этом маленьком доме в Южном Кенсингтоне. Но Крис говорил такие нелепые вещи. Он был так нелеп в том, что хотел сделать. Изначально мы собирались называться The Light, и кто бы ни был самой великой группой в то время – я думаю, это были Клэптон и The Cream – они собирались выступать на разогреве у нас. Он был чокнутым! Когда я пришел туда во второй раз, дом выглядел так, словно в него действительно попала бомба – никакой мебели и ковров, одни обломки! Кто-то проник внутрь с пневматической дрелью и все просверлил, штукатурка была повсюду. Потом я увидел, как часть штукатурки сдвинулась с места. Это был Крис, который спал на полу. “А, Ричи, заходи. Группа великолепна, все это происходит”. Он был просто полон дерьма.

По словам Джона Лорда, название Deep Purple произошло от любимой песни вашей бабушки.

- Близко к этому. Это была песня, которую моя бабушка играла на пианино.

Была ли ваша бабушка профессиональным музыкантом?

- Нет, она просто бренчала на пианино. Но раньше она играла песню "Deep Purple".

Откуда взялось название "Rainbow"?

- Это было из Hollywood Bar & Grill (он же The Rainbow на Сансет-Стрип в Лос-Анджелесе). Я был там с Ронни [Джеймсом Дио], напивался, как обычно, и сказал: “Как мы назовем группу?” и просто указал на вывеску.

Повезло, что вас не было в "Фазане и Фиркине".

- Или "Бык и Куст". Или все другие трансвеститские бары, в которые мы обычно ходили.

Это была ваша идея разделить первый состав, Deep Purple Mark I. Но барабанщик Episode Six Мик Андервуд, с которым вы играли в Outlaws, порекомендовал вам взять вокалиста Episode Six Йэна Гиллана.

- Верно. Я сказал Мику: “Мы ищем певца. Ты кого-нибудь знаешь?” И он сказал: “Ну, вы можете использовать нашего певца, если хотите. Мы расстаемся”. Вот как мы заполучили Йэна Гиллана. Гиллан мог вопить. Тогда у него был действительно хороший голос.

Оригинальный басист Purple Ник Симпер сказал, что он был очень расстроен тем, что никто из вас не сказал ему в лицо, чтобы он ушел из группы.

- Никто не хочет бросаться к телефону и кричать: “Эй, ты уволен!” На самом деле, по-моему, это работа руководства. Они, блядь, мало что делают! Я думаю, что самое меньшее, что они могут сделать, это попытаться изолировать группу друг от друга, если возникнут проблемы. Обычно я сталкивался с менеджерами, и последнее, что они хотят делать, - это распространять плохие новости. Они хотят получать все хорошие новости – и получать за это комиссионные, – но они не хотят выполнять грязную работу.

Первым альбомом, который вы выпустили с Иэном Гилланом, был "Concerto For Group And Orchestra" в 1969 году. Джон Лорд сказал, что вы расстроились, потому что это отвлекло внимание группы от вас.

- Это правда. Мы были рок-группой. Я не мог понять, почему мы продолжали играть с оркестрами. Это начало раздражать меня. Первым делом была новинка - группа, играющая с оркестром. Я не думал, что это было особенно хорошо, но мы справились. Затем Джон написал еще одну сюиту [Gemini Suite], и они хотели, чтобы мы сделали это снова. Я сказал: “Нет, нет. Я больше не буду в это вмешиваться. Я играю в рок-н-ролльной группе”. Я сказал: “Джон, мы должны записать рок-н-ролльную пластинку для людей на вечеринках. Это должен быть нон-стоп жесткий рок-н-ролл”. Я был впечатлен тем, что сделали Zeppelin, и я хотел делать подобные вещи, и если это не сработает, мы пойдем и будем играть с оркестрами всю оставшуюся жизнь. Итак, мы сделали это, и это был "Deep Purple In Rock", который, к счастью, взлетел. Мы специально сделали так, чтобы он звучал в каждой песне, не было никакого затишья. Я был очень доволен этим, потому что никогда больше не хотел работать с оркестром.

Что странно, потому что на вас очень сильно влияет классика. Вы продолжали использовать струнные в Rainbow's Stargazer.

- Чем я, кстати, был очень доволен. Это было очень волнующе. Когда мне впервые пришла в голову эта идея, я подумал: “Нет, это может быть немного банально”. Но чем больше я погружался в это, играя с группой, тем больше думал, что это может звучать действительно хорошо, если все сделать правильно. И я очень доволен этим.

В Purple, вы хотели, чтобы вас считали лидером?

- Не так уж сильно я хотел, чтобы быть заметным, просто у меня были свои собственные идеи. Это была страсть. Я не хотел быть неловким. Я просто действительно чувствовал, что это должно сработать. Я такой: “Давайте, ребята!” Я чувствовал, что остальные участники группы не были такими страстными. Но это была страсть, которая отошла на второй план. Теперь у меня есть другие увлечения. Чтобы говорить о Deep Purple… Я очень благодарен, что теперь могу жить определенным образом, но я не думаю, что группа к концу была очень правильной. Я не думаю, что они были вовлечены в это по правильной причине.

Басист Роджер Гловер упомянул, как вы все написали "Black Night" – вы вернулись из паба пьяным, когда вам сказали написать сингл.

- Очень верно. Это очень приятное воспоминание. Мы зашли в паб в Холборне. Пришло руководство – это было похоже на Длинноногого Маунтбэттена из The Rutles - “Парни! Вам нужен хит!” Мы пили, поэтому вернулись. Я записал летний басовый рифф Рикки Нельсона, который мы сделали в перемешку. Мы просто добавили пару моментов, которые сработали очень хорошо. И вдруг это стало номером два.

Йан Гиллан явно был тем парнем, которого вы хотели видеть в I969. Вы попросили его снова присоединиться к Rainbow в I980. Вы снова работали с ним в I984 году, когда Deep Purple Mark II реформировались. И все же вы двое не можете терпеть друг друга.

- Раньше я называл его Оливер Грубиян, потому что он очень похож на Оливера Рида* (*британский актёр, часто игравший маргиналов). Он очень дерзкий человек. Дело было не только в голосе. Мне было очень неприятно находиться с ним рядом. Роуди позвонил нам и сказал: “Если вы думаете о том, чтобы пойти выпить в отель, я просто подумал, что скажу вам, что Гиллан в баре”. Я сказал: “Это сгорбленные плечи?” И если он говорил "да", это означало, что Йан был там весь день и ночь и просто хотел выпустить пар перед кем-нибудь. Если бы вы вошли, и он увидел вас, он бы сел и сказал: “Привет!” Но я бы такой [впадает в депрессию]: “Все в порядке? Но, э-э, мне сейчас нужно идти.”

Разве Мик Андервуд не предупреждал вас: “Он великий певец, но...”?

- Нет. Я помню, как он сказал, что он ему не нравится как личность, потому что он сказал, что потерял голос и не может продолжать играть в группе, но следующее, что мы знаем, это то, что он собрал группу вместе с вами. Вы должны знать Йэна, чтобы понять, какова его личность. У него есть одна очень странная сторона, которая мне не нравится, неприятная сторона, и это не часто проявляется, пока вы не будете рядом с ним довольно долго. Потому что у него есть лестная сторона, очень очаровательная сторона, которую видят некоторые люди. Он умный человек. Но раньше он просто был таким грубым. Мне не нравилось находиться рядом с этим парнем, потому что я чувствовал, что он делает что-то шокирующее, чтобы о нем говорили, черт возьми.

Джон Лорд сказал, что когда Гиллан и Роджер Гловер собирались уходить, он впервые узнал об этом, когда вы сказали ему, что хотите более блюзового певца и басиста, который мог бы петь гармонии.

- Это правда. Вот что действительно произошло. [Долгая пауза] Я хороший маленький дьяволенок [смеется]. Но я не “решил", я сказал: "Давай, мы должны что-то сделать”. И это всегда было похоже на: “Ладно, ты прав. Что?” Я помню случай с Роджером; я не хотел от него избавляться, я хотел уйти сам. Я сказал: “Пейси, мы уходим!” Потому что я хотел создать эту вещь с Филом Лайноттом [трио под названием Baby Face]. Но Пейси не хотел уходить: “Фил хорош, но тебе не кажется, что мы должны попробовать… Йена” Я сказал: “Нет, я не могу справиться с Гилланом”.

Вы ушли до выхода последнего альбома Purple семидесятых годов "Come Taste The Band". Гленн Хьюз процитировал ваши слова: “Я не хотел играть ничего из этой музыки для чистки обуви”.

- Очень верно.

Это звучит немного расистски…

- Да, я расист [смеется].

Вы против черной музыки или чернокожих людей?

- Джими Хендрикс очень многому научил меня и чернокожих блюзовых музыкантов. Но мне не нравится черная R&B музыка, мне не нравится диско. Но Гленн был не в себе. Он хотел быть Стиви Уандером. Он прирожденный музыкант. Он мне всегда нравился как личность, он был очень хорошим парнем. Но я всегда предпочитал голос Ковердейла. Мне не нравился высокий диапазон, который был у Гленна.

Во многих историях говорится, что вы рекомендовали Томми Болина в качестве своей замены. Это правда?

- Я не рекомендовал Томми Болина. Я знал о нем, и я думаю, что кто-то спросил меня о нем, и я сказал: “О, он действительно хорош”. Но, как и в прошлый раз [ноябрь 1993 года], когда я хотел уйти, я не хотел просто пойти и потопить их корабль, я хотел, чтобы у них было время найти кого-то другого. Я думаю, что это Ковердейл нашел его.

Вы когда-нибудь видели группу с Томми?

- Нет.

Rainbow появилась из-за вашего разочарования в Mark III. Когда дело дошло до записи дебютного альбома Ritchie Blackmore's Rainbow, вы использовали участников группы Elf, включая певца Ронни Дио. Но совершенно другой состав поддерживал вас в дебютном туре Rainbow. Вы когда-нибудь собирались отправиться в турне с той группой?

- Я это делал. Пока мы не добрались до репетиций, и я не понял, насколько это будет плохо. В студии они сделали это – за исключением Гэри [Дрисколла, барабанщика]. У него была склонность терять темп, а затем наверстывать упущенное. Мы начинали играть, и я наблюдал за ним, а его наушники медленно соскальзывали, и он медленно терял темп. Так что после четырех дублей нам пришлось бы приклеить их скотчем к его голове. Он так нервничал. Однажды он сосчитал один, два, три, четыре, и все вошли – кроме него! [смеется]. Но он был таким милым парнем. У меня такая штука с барабанщиками, если они не могут уложиться в такт.

Возможно, вы были избалованы Иэном Пейсом.

- Да, он отличный барабанщик.

Большинство людей думают, что "Rainbow Rising" - лучший альбом, сделанный Rainbow.

- На тот момент, да.

Но не сейчас?

- О нет, нет. Лучший альбом Rainbow, который я записал, без сомнения, это этот ["Stranger In Us All" 1995 года]. Без сомнения. Теперь люди скажут: “О, но он бы так сказал”. Но не я, я бы не стал. Лучшее, что я сделал, - это вот это. Мне нравилась пара других: "Straight Between The Eyes" и "Difficult To Cure". "Stargazer" был очень хорош, но остальная часть альбома была очень посредственной.

Вы действительно подожгли кровать басиста Rainbow Джимми Бэйна, когда он еще был в ней?

- Да. Но я сказал ему.

Вы имеете в виду, что разбудили его?

- Нет. С ним на кровати была какая-то девушка. Я что-то поджог и положил у его кровати, и начало загораться и постельном белье. Я думал, он поднимется и потушит его. Но он этого не видел. Итак, я стою там, наблюдая за этим пламенем, и думаю: “Э-э, Джимми...” “Черт возьми! Кровать в огне!” Поэтому он схватил постельное белье и выбросил его в окно. Но когда оно упало на землю, то попало в астротурф (искусственная трава),и подожгло ее тоже.

"Long Live Rock ‘N’ Roll" был последним альбомом, который вы записали с Ронни Дио. Вы поссорились с ним после или до этого?

- Я всегда был очень близок с Ронни, пока, честно говоря, он не встретился с Венди [будущей женой и менеджером Дио], тогда все стало очень напряженным. Она была достаточно милой женщиной, но мы по-настоящему не сошлись характерами. Я помню, как был в Шато [Шато д'Эрувиль близ Парижа, получившем название студии Honky Chateau Элтона Джона], когда мы пытались разобраться с песней. Я включал эффект, пытаясь записать песню, и они оба прошли мимо, и один из них сказал: “Мы хотим с тобой поговорить”. - сказал Ронни. “Я только что услышал от Венди, что ты на обложке ”Circus", а мы нет". "В самом деле? Я понятия не имел.” Фотосессию мы делали втроем, но фотограф сделал пару моих снимков отдельно, и один из них попал на обложку. И Кози [Пауэлл, барабанщик] или Ронни сказали: “Если мы собираемся быть твоими гребаными напарниками, то будем действовать соответственно”. Это действительно разозлило меня, потому что это не имело ко мне никакого отношения. После этого все пошло под откос, потому что после этого я не испытывал никакого уважения ни к одному из них.

Значит, вы разочаровались в Ронни после того эпизода и того альбома?

- Да, это не пошло мне на пользу. Мне это не понравилось. Потому что он был так противен из-за этого. “Мы не на обложке с тобой!” Это моя вина? Я потерял много уважения. Я всегда помню хорошие времена. Это была просто одна вещь, которая сразу же меня оттолкнула. Великий певец и очень забавный человек.

Для следующего альбома Rainbow "Down To Earth", вы пригласили вернуться Роджера Гловера.

- Да, как продюсера. Но у нас не было басиста, поэтому он начал играть на басу.

Роджер сказал, что, по его мнению, это был ваш способ признать, что вы были неправы в 1973 году.

- [Смеется] Действительно? Я никогда не думал об этом совсем в таком ключе. Но, с другой стороны, менеджер поговорил со мной и сказал, что Роджер хороший продюсер. Но я никогда не думал о нем как о басисте.

Кози Пауэлл сказал, что когда он впервые присоединился к группе, вы были увлечены и хотели что-то доказать, но через некоторое время он увидел, как вы остыли и потеряли свои амбиции, свой гнев. Это правда?

- Да. Ты не можешь злиться все время, иначе сойдешь с ума.

Но вы, кажется, загораетесь всякий раз, когда получаете новый состав, и делаете свою лучшую работу, когда у вас только что произошли изменения.

- Это верно. Когда я получаю новую кровь. Этого много, плюс то, что происходило раньше.

Второй альбом Deep Purple MK II "Machine Head", как бы опровергает эту теорию. Почему это был такой пик?

- Это мой любимый альбом с Purple. Это произошло после "Fireball", который, как я думал, был полным провалом, катастрофическим.

Почему "Fireball" был таким плохим? Вы на самом деле не были в этом замешаны?

- Да, был. Там просто не было ничего, о чем стоило бы говорить. Я даже не могу вспомнить ни одной из песен.

Demon’s Eye, No No No…

- "Demon’s Eye" был похож на рифф; "Farmer’s Daughter" была пародией на кантри и вестерн; "No No No", по-моему, граничила с банальностью. Людям понравился трек "Fireball", но он был просто быстрым с двойным басовым барабаном.

Ронни был заменен Грэмом Боннеттом для альбома "Down To Earth". Была ли эта пластинка Rainbow самой продаваемой?

- "Since You Been Gone", получилась очень хорошо, потому что она была написана Рассом Баллардом. Там есть интересная история – и теперь я потреплю Кози. Я помню, когда "Since You Been Gone" появипась, подошло руководство и спросило: “Что вы об этом думаете?” И я сказал: “Это отличная идея. Давайте сделаем это”. Это только что было исполнено другой группой под названием Clout. Но когда мы взялись за это, Кози сказал: “Мне не нравится эта песня”. Мы сыграли это один раз, а потом, когда решили сделать это снова, его знаменитой цитатой было: “Я собираюсь сыграть это только еще один раз!” Он ненавидел эту песню. Итак, мы сделали это, и Роджер сказал: “Это было хорошо, но давайте сделаем еще один дубль”. А Кози сказал: “Нет! Я чертовски ненавижу эту песню! Это чушь собачья! Я не хочу иметь с этим ничего общего!” Итак, Роджер сказал, что, по его мнению, он мог бы манипулировать этим с помощью эффектов, и он это сделал. Когда она была на втором или третьем месте в чартах, я услышал от кого-то, кто подошел к Кози и сказал: “О, я люблю "Since You Been Gone"”, Кози сказал: “Да, это один из моих любимых треков”. Разве это не интересно?

Что случилось с Грэмом Боннетом? Почему он ушел? Было ли это подражание свисту и Перси Троуэру (британский телеведущий)?

- Черт возьми, Грэм… У Роджера всегда было к нему что–то хорошее, хотя Роджер обычно говорил: “Бог сказал, что я дам тебе чудесный голос, но я заберу все остальное”. Грэм был достаточно милым парнем, просто совершенно… потерянным. Однажды я спросил его: “Как ты себя чувствуешь?” “О, не слишком хорошо. Я чувствую себя как-то нечетко”. Кто-то спросил: “Ты поел?” “Вот именно – я чертовски голоден!” Он буквально целую вечность забывал есть! И все эти певцы говорили, что я ненормальный.

Вы попросили Иэна Гиллана присоединиться к Rainbow на Рождество 1981 года, не так ли?

- Я думаю, что да. Я обошел его дом и постучал в дверь. ”Йен!“ "Черт возьми! Входи!” Мы были как лучшие друзья, понимаешь? Итак, я вошел и сказал: “Я зашел узнать, не хочешь ли ты присоединиться к Rainbow?” Мы начали распивать целую бутылку водки. Но прежде чем я выпил половину бутылки, я подумал про себя: “Я не уверен, что это хорошая идея”. К тому времени, как мы допили водку, я был такой (складывает руки в молитве): “Надеюсь, он не скажет "да”!" Поэтому он говорит: “Рич, я не знаю, смогу ли я. Я дам тебе знать.” “Да, хорошо, Йен. Рад был снова тебя видеть.” Уф! Давайте убираться отсюда!

Что заставило вас сделать это?

- Я не знаю. Я просто забыл, каким он был. Но когда я снова встретился с ним, я подумал: “О, все возвращается”. Но он отказался от этого, так что это остается за ним. Если бы он сказал “да", я бы сказал: "О, черт. И что мне теперь делать?”

Вместо этого у вас есть Джо Линн Тернер.

- Джо, без сомнения, был лучшим певцом, который у нас был в Rainbow. Он пел такие вещи, как: "Can’t Let You Go", "Street Of Dreams", он был великолепен. В его балладах никто не мог прикоснуться к нему, и это был тот голос, который я искал. И когда мы расстались, и мне пришлось собрать Deep Purple – на самом деле я не должен был этого делать, но я сделал это, потому что это были, по сути, легкие деньги. Деньги болтались передо мной, и я подумал: ну, Rainbow идет хорошо, но, черт возьми, ладно. Пришел Гиллан и уговорил нас на это. Я думал, что мы запишем, может быть, один альбом, но потом получилось больше одного. Но, оглядываясь назад, я, наверное, должен был остаться с Rainbow, потому что Джо пел действительно хорошо. Он выводил меня из себя на сцене, потому что был похож на Джуди Гарленд. Я не мог остановить его маленькие чересчу́р изя́щные движения. “Джо! Не делай этого дерьма!” Я угрожал ему за кулисами в Лидсе. Я схватил его и сказал: ”Если ты еще раз сделаешь эти анютины глазки, я тебя, блядь, прибью!"

Когда Deep Purple возродились в I984 году, вы сняли видео, в котором показали, как группа впервые собирается вместе в Вермонте. Были ли эти кадры постановочными или реальными?

- Это зависит от обстоятельств.

В частности, я имею в виду момент, когда вы входите и пожимаете руки парням, а Йену протягиваете руку последним, а затем притворяетесь, что отдергиваете ее в последний момент.

- Правда? У меня тоже были хорошие времена с Гилланом. Я часто виню себя за него. Он тоже рассказывает эту историю. Мы были в в клубе the Rock ‘N’ Roll Circus во Франции, в I970 году. Мы были в этом большом клубе, и он подошел сесть. Я увидел, что он был немного пьян, поэтому отодвинул стул, чтобы он промахнулся. Но чего я не понимал, так это того, что позади нас был большой обрыв примерно в пятнадцать футов. И он упал в эту пропасть и расшиб голову. Я слышал, как его голова ударилась о каменный пол. Я говорю: “О нет! Он раскроил себе голову.” После этого он уже никогда не был прежним. Он действительно изменился.

Значит, это был удар по голове, а не тот факт, что он обиделся на вас за то, что вы так с ним поступили?

- Это был удар. Я думал, он был без сознания – а он был сильным парнем. Я думал, он мертв. Но потом он снова встал, и я спрашиваю: “С тобой все в порядке?” И он говорит: “Да, я просто немного ушиб голову”. Но он ударился головой о бетон.

Вы действительно хотите сказать, что вражда между вами и Йеном произошла из-за удара по его голове, который вы нанесли?

- Вот именно!

Одними из ваших лучших треков были те, в которых, по крайней мере частично, вы использовали акустическую гитару – "Catch The Rainbow, Temple Of The King, Sixteenth Century Greensleeves, Soldier Of Fortune", – но вы использовали ее не очень часто. В нее сложнее играть?

- Нет, вовсе нет. На самом деле, проще. Но это не переводится вживую, потому что вы полагаетесь на какого-то парня, который вас подтянет, а эти мониторы сумасшедшие. Но мой следующий альбом будет полностью акустическим – хотя это совсем другой тип музыки. У меня есть восемь песен, которые я исполняю в духе средневекового фолка. Это когда поет моя девушка. Мы играем ее нашим друзьям в баре у себя дома. Я посмотрю, как пойдет дело с Rainbow, в зависимости от того, захотят ли люди услышать еще Rainbow. Я оставлю это на усмотрение зрителей. Если они больше не захотят ничего слышать, я стукну их по голове. Я очень взволнован этим следующим проектом, потому что он полностью отличается от хард-рока.

Вы говорили об этом в течение долгого времени.

- Да, но я должен двигаться постепенно. Мне нравится точно знать, что я делаю, прежде чем браться за дело. Но теперь я готов измениться. Я думаю, что это, возможно, мой последний альбом в качестве заядлого рок-музыканта. Возможно, я вернусь к этому через несколько лет, это зависит от обстоятельств. Но мне становится все труднее и труднее вдохновляться просто громкой игрой. Я бы предпочел просто сесть с гитарой и поиграть. Вся эта история с "Ты должен ударить большим риффом" начинает сходить на нет. Прошло тридцать лет, понимаете?

Что последнее, что вы услышали, тронуло вас?

- АББА. И я слышал, как несколько моих немецких друзей играли музыку 1600-х годов на мандолинах и старых инструментах. Но в последнее время - ничего. Я не живу сегодняшним днем, на самом деле не живу. Я не хочу знать о том, что происходит. [Смеется] Я бы предпочел быть художником, чем быть вовлеченным в это.

Как вы думаете, какое место занимает Ричи Блэкмор в великом параде гитаристов?

- Как гитарист? Хм, я думаю, что я очень хорош, когда я дома, но на самом деле я не слишком много записываю на пленку. Но есть очень много отличных гитаристов, которые технически лучше меня. У меня действительно есть "штамп", и я очень рад, что сейчас не нахожусь в числе лучших игроков. В восьмидесятых я чувствовал, что должен быть самым быстрым стрелком.

Когда вы выигрывали так много опросов?

- Да. Тогда это был Эдди Ван Хален. И я заметил, что в конце концов Эдди больше не мог этого выносить и начал играть на органе. Но этот быстрый стиль игры на гитаре больше не для меня. Я не слушаю это. Я имею в виду, я бы все равно не купил пластинку, но когда я слышу что–то по радио, я думаю: “Вау, этот парень быстрый”. Как Джо Сатриани - этот парень действительно знает, как бегать. Но потом я слышу таких людей, как Би Би Кинг, и думаю: “Этот парень играет от души... но я бы хотел, чтобы он сыграл больше, чем эти три ноты, и немного быстрее [смеется]”.

Как вы думаете, ваши способности к игре на гитаре были в целом оценены по достоинству? Люди часто говорят о Пейдже, Клэптоне и Беке, но ваше имя обычно не упоминается в этой компании.

- Джефф Бек всегда был моим любимым. Ему не нужно бегать повсюду. Он играет ноту, и я думаю: “Где он это нашел? Это не на моей гитаре!” Я всегда любил Джеффа, и мне нравится его отношение: “Я гитарист? Нет, я лучше починю машину”. И это правда. Он не прыгает вверх-вниз, он не демонстрирует последнюю моду. Он просто остается таким, какой он есть. Он всегда выглядит одинаково, носит одну и ту же футболку; не потворствует моде, носит шорты или длинные шорты, не плюется. Он просто всегда там, и был там с 1964 года.

Но вам не кажется, что вы заслуживаете того, чтобы вас упоминали в такой компании?

- Я часто это слышу. Но Джефф сделал чертовски много. Пейдж сделал ужасно много. Он стал очень знаменит с Led Zeppelin – о нем не говорили бы так высоко, если бы не Led Zeppelin.

Но это справедливо, если он их создал.

- Да. Я не был их особым поклонником, но я действительно уважал их за то, что они делали в шестидесятые. Сегодня этого бы не случилось. Что это за гранж, черт возьми? Почему звукозаписывающие компании подписывают этот материал? Я думаю, что их запугивают.

О чем вы больше всего сожалеете?

- Я должен был бы действительно подумать об этом… Хм, на самом деле я ни о чем не жалею.

Тогда как бы вы хотели, чтобы вас запомнили?

- На самом деле я не заинтересован в том, чтобы меня помнили. Когда я уйду, надеюсь, я займусь другими вещами. Я не буду оглядываться назад. Мое хобби - это зарабатывание на жизнь. Иногда мне приходится говорить себе это, потому что мне становится немного горько от того, что продается сегодня. Я должен напомнить себе: просто продолжай играть на гитаре, не сбивай ее. Я просто так злюсь, потому что знаю, сколько на свете хороших музыкантов. Музыка настолько производна. Все, что я делаю, уже делалось раньше.

Роджер Гловер сказал, что, по его мнению, вы были одним из тех людей, на которых Бог указал пальцем и дал вам то, чего не было бы ни у кого другого, но что вы не можете справиться с этим талантом.

- Я много репетирую. Но только около десяти процентов того, что я сделал, - это я сам; девяносто процентов из этого очень надуманно. Только около десяти процентов является чистым. Это как когда вы слышите шутку – она срабатывает только один раз. Если вам рассказали анекдот, вы не можете попросить прослушать его еще раз и сказать: “Не могли бы вы сделать это помедленнее, и на этот раз не могли бы вы подойти к двери, когда произносите кульминационный момент?” Я всегда проигрываю свои вещи перед тем, как прийти записать их на пленку. Вы не можете включить это или выключить. И вот почему я так злюсь, если люди вокруг меня не выполняют свою работу, пока я это делаю. Если звукорежиссер ошибается, или певец, или что-то еще. И это всегда воспринимается как то, что я капризничаю.

Но разве вы не самый худший критик самого себя? Например, когда вы расстраиваете людей, потому что решаете не играть на бис?

- Если я не играю на бис, то обычно это происходит по одной из двух причин: либо потому, что я чувствую, что играл недостаточно хорошо, либо я думаю, что зрителям это не понравилось. Они просто стоят там и говорят: [апатично хлопает в ладоши] “А теперь возвращайся и сделай "Smoke On The Water”. Так что я этого не делаю. Но я не могу просто включить это. Роджер обычно говорил: ”Ну, почему бы тебе просто не сыграть это вживую?" А я сказал: “Я не смогу играть вживую, если вы собираетесь записывать барабаны двадцать раз. Я согласен, но просто сделай один дубль. Я не могу повторить это двадцать раз только для того, чтобы у тебя получился идеальный парадиддл”. К тому времени я уже потерял самообладание. Прямой эфир должен быть одним дублем, я могу с этим справиться. Пейси не мог. Он всегда говорил: “Давай сделаем это снова”. Мы с Джоном просто выходили и шли ужинать. “Мы делали это пятнадцать раз, и мы больше не будем этого делать, несмотря на то, что говорит Иэн Пейс!”

Последний вопрос. Что бы вы хотели, чтобы было написано на вашем надгробии?

- [Долгая пауза] Должен быть какой-нибудь забавный ответ, который я могу придумать…

Да, таков был план.

- [Еще одна пауза перед серьезным ответом] "Этот человек сошел в могилу, все еще задаваясь вопросом, какого черта все это было". Потому что я бы так и сделал. Я бы сошел в могилу, думая: “Почему это произошло? Что, черт возьми, это было?”

Блэкмор на…спиритических сеансах:

“Люди говорят, что спиритические сеансы - это зло. Но это всего лишь общение”.

- “Я попадаю в эти события, которые даже не могу объяснить. Я слышал и был свидетелем таких странных вещей. [Смеется] И шутка в том, что вы пытаетесь рассказать об этом кому-то другому, и они вам не верят. Они скажут: “Нет, этого не произошло”. И, в некотором смысле, возможно, этого не произошло, потому что мы не готовы это понять. Я этого не понимаю, но я готов к этому. Я не могу отдать этому должное; я не могу объяснить, что только что произошло. Я знаю, что только что произошло нечто невероятное. Но это почти так же, как если бы ты был одним из немногих избранных, потому что ты пытаешься рассказать кому-то о том, чему ты только что был свидетелем, и они тебе не поверят.

“Люди так боятся спиритических сеансов, что просто говорят, что они злые. Но это всего лишь общение. Меня поражает, что это все равно что вернуться на пятьсот лет назад. Представьте себе, если бы во времена короля Генри Уилла, при его дворе, он вдруг поднял телефонную трубку и сказал: “Привет, Джордж”. Они все говорили бы: “Дьявол говорит с ним по этому аппарату”.

“Выбор времени такой странный. Если вы уберете время и пространство, все, с чем вы останетесь, - это полный хаос. Никакие факты, никакая логика не сработают, потому что время было изобретено человеком. Так что же происходит? Теперь доказано, что вы можете двигаться как назад, так и вперед. Что это значит? Что мы живем параллельно с другой жизнью, другими жизнями, миллиардами жизней?

“На определенных сеансах я действительно задаю вопросы, и ответы, которые я получаю, означают, что может начать открываться другая сфера, другая часть моего мозга.
“Было время, когда я составлял книгу, вел журнал – я делал это годами. Это удивительно, общение с другими… Я твердо верю в то, что это не то. Это слишком мелко’.”

Ричи Блэкмор: “У меня было несколько забавных моментов с Джоном Бонэмом”

Блэкмор о… Led Zeppelin

“Джон Бонэм любил конфронтацию. И я дал это ему.”

“Раньше я был очень дружен с Бонзо из Led Zeppelin. Мы сидели и пили в Rainbow [баре в Лос–Анджелесе] – и он был по-настоящему бодр и пьян или по-настоящему подавлен - и он смотрел на стол. И он обычно говорил мне: "Должно быть, действительно тяжело стоять там и повторять: "дер-дер-дерр, дер-дер, де-дерр" [Smoke On The Water]. "Да, это почти так же сложно, как сказать: "Ду-дер-ду-дер дам’ [Whole Lotta Love]. По крайней мере, мы никого не копируем!’ Он говорит: "О чем ты говоришь? Это чушь собачья!

Я точно знаю, откуда у тебя “ду-дер-ду-дер-дам”; ты позаимствовал это у "Hey Joe", ты просто ставишь это в ритм.’ И он думает. "А "Immigrant Song" была "Little Miss Lover".’ ‘О чем ты говоришь?’ ‘Бом-бобба-дум, ба-бом боббадидом...’ Он не был счастливым человеком, но он начал это.

“Затем мы поднялись наверх в туалет. Мы оба стоим там, мочимся, и он говорит: "Рич, ты все это имел в виду?’ Я сказал: "Нет, не совсем, я просто хотел отомстить тебе". Он говорит: "Оу. Я тоже не это имел в виду. Наверху хватит места для всех.’ Итак, мы продолжали мочиться, потом спустились вниз и снова начали пить.

“Но ему это нравилось. Он был из тех парней, которые любят конфронтацию, и я всегда давал ему это. Но я всегда помню, как он сказал, что мы брали у людей по крупицам, поэтому я рассказал ему, откуда они брали свои вещи. Было интересно посмотреть, что творилось у него в голове: "Пейджи, ты ублюдок. Теперь я знаю!’

“Это были хорошие дни. У меня было несколько очень забавных моментов с Джоном Бонэмом и Китом Муном тоже. Я жил в Лос-Анджелесе, Кит постоянно приходил ко мне домой. Раньше я снабжал людей, а он поставлял товар”.

]]>
Биография Рок группы The Troggshttps://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2508https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2508BonaccioСтатьиВсе записиTue, 13 Dec 2022 21:15:00 GMT +0300

История Троглодитов / Troglodytes

The Troggs британский рок-квартет, который играл так «пещерный рок» образовались в 1964 году и первоначально носили название название Troglodytes. В состав группы вошли: Рег Пресли (ведущий вокал), Крис Бриттон, Пит Стэйплс и Ронни Бонд. В 1965 году они подписали контракт с менеджером группы The Kinks, Ларри Пэйджем. Тогда же музыканты на лейбле Page One Records записали свой дебютный сингл «Lost Girl», после чего Пэйдж перевёл их на лейбл CBS.

Следующий сингл группы «Wild Thing enru» благодаря участию в телешоу Thank Your Lucky Stars enru в июле 1966 года сумел достичь второго места в Великобритании и первого места в США. Из-за простого текста и тяжёлых гитарных риффов песня смогла стать эталоном гаражного рока. Сингл был записан со второго раза в Olympic Studios в Лондоне при содействии звукоинженера Кейта Гранта. В связи со спорами из-за прав на распространение в США «Wild Thing» был выпущенодновременно на двух лейблах: Fontana и Atco. После этого в Америке группа пользовалась определённым успехом вплоть до 1968 года.

Затем они выпустили ещё несколько синглов: «With a Girl Like You enru», «I Can't Control Myself», «Anyway That You Want Me», которые были записаны в Olympic Studios, «Give It To Me», «Night of the Long Grass» , «Love Is All Around», а также «Hi Hi Hazel».

В марте 1969 года группа временно распалась из-за спада популярности. Ронни Бонд первым выпустил сольный альбом, отдельно от которого в марте 1969 года был выпущен сингл «Anything For You». За ним последовал сольный сингл Рега Пресли «Lucinda Lee». Тогда же свой сольный альбом As I Am выпустил и Крис Бриттон. В конце того же 1969 года The Troggs воссоединились, взяв бывшего участника группы Plastic Penny Тони Мюррея, который заменил Стэйплса. В 1974 году, разорвав отношения с лейблом Pye Records, музыканты восстановили сотрудничество с Ларри Пэйджем и его новым лейблом Penny Farthing Records, тем самым попытавшись вернуть себе былой успех 1960-х годов. Однако выпущенная в середине 1970-х годов кавер-версия хита группы Beach Boys «Good Vibrations» не произвела впечатления на публику. Также не попала в чарты и регги-версия «Wild Thing». В 1980-х годах The Troggs подписали контракт с французским лейблом New Rose, который выпустил два альбома группы: Black Bottom (1982) и AU (1990) (позднее группа вернулась на Penny Farthing Records Ларри Пэйджа и по состоянию на 2010-е годы сотрудничает с ним).

В 1991 году при участии трёх музыкантов группы R.E.M. группа записала одиннадцатитрековый альбом Athens Andover. Диск был записан на родине музыкантов, в американском городе Атенс и был выпущен в марте 1992 года. Группа пыталась заработать на этом новом альбоме, а также нескольких необычных кавер-версиях песни «Wild Thing». В 1992 году группа сотрудничала с актёром Оливером Ридом и с игроком в снукер Алексом Хиггинсом. Год спустя свою версию знаменитого хита группы записал бодибилдер по прозвищу Вульф, исполнив её на телешоу Гладиаторы. Данная перепевка оказалась на 69-м месте в британских чартах. В 1994 году кавер-версия «Love Is All Around» в исполнении шотландской группы Wet Wet Wet продержалась на первом месте в британских чартах на протяжении пятнадцати дней, тем самым принеся Пресли огромные гонорары.

Двумя годами ранее, 13 ноября 1992 года, скончался барабанщик оригинального состава группы Ронни Бонд. 10 октября 2008 года скончался один из основателей группы, Дэйв Райт.

В январе 2012 года, после сорока лет гастрольной деятельности, Рег Пресли был вынужден покинуть The Troggs из-за обострения рака лёгких. Оставшиеся участники группы - Крис Бриттон (гитара), Пит Лукас (бас-гитара) и Дэйв Мэггс (ударные) - приняли решение продолжить деятельность The Troggs и взяли в качестве ведущего вокалиста Криса Аллена, который раньше играл в группах Denny Laine Band, The Commitments, а также выступал с The Animals. 4 февраля 2013 года Рег Пресли скончался в возрасте 71 года.


Составы рок группы Troggs

Текущий состав

Крис Бриттон (рожд. Чарльз Кристофер Бриттон; 21 января 1944 года, Уотфорд, Хартфордшир) - соло-гитара

Пит Лукас (рожд. Питер Лукас; 1950) - бас-гитара

Дэйв Мэггс (рожд. Рэджинальд Дэвид Маггс; 22 сентября 1950) - ударные

Крис Аллен (рожд. Кристофер Ричард Аллен; 3 октября 1952, Россендейл, Ланкашир) - ведущий вокал

Бывшие участники

Рег Пресли (настоящее имя - Реджинальд Морис Болл; родился 12 июня 1941 - умер 4 февраля 2013 , Андовер, Хэмпшир) - вокал

Ричард Мур (род. 3 июня 1949, Канада) - соло-гитара, вокал

Дэйв Райт (урожд. Дэвид Фредерик Райт; родился 21 января 1944, Уинчестер - умер 10 октября 2008) - ритм-гитара, вокал

Пит Стэйплс (урожд. Питер Лоуренс Стэйплс; родился 3 мая 1944, Андовер, Хэмпшир) - бас-гитара

Ронни Бонд (Рональд Джеймс Буллис; родился 4 мая1940,Андовер, графство Хэмпшир - умер 13 ноября 1992, Уинчестер) - ударные

Тони Мюррей (Энтони Мюррей; род. 26 апреля 1943, Дублин, Ирландия) - бас-гитара

Дискография

Студийные альбомы

1966 - From Nowhere - The Troggs (UK #6) / Wild Thing (1966) (US #52)

1967 - Trogglodynamite (UK #10)

1967 - Cellophane

1968 - Mixed Bag

1970 - Contrasts

1975 - Troggs

1976 - The Trogg Tapes

1982 - Black Bottom

1990 - AU

1992 - Athens Andover

]]>
Christie — британская рок-группаhttps://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2505https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2505BonaccioСтатьиВсе записиMon, 24 Oct 2022 04:48:00 GMT +0300

Christie — британская рок-группа, создана Джеффом Кристи при участии музыкантов группы The Tremeloes, исполнявшая Пауэр-поп с элементами Блюз- и Кантри-рока. Мировую известность ей принесли хиты Yellow River (1970) и If Only. Джефф Кристи (англ. Jeff Christie) свой первый коллектив Outer Limits создал в ранней юности. Поначалу это был скиффл-бэнд (где также играли Стэн Дроги, Джерри Лейтон и Джерри Смит), словно бы копировавший этапы раннего развития The Beatles и считавшийся йоркширской версией знаменитой четвёрки.

Постепенно Outer Limits стали вырабатывать собственный стиль, в котором чувствовалось влияние музыки соул. В отличие от большинства любительских групп, эта сумела выпустить несколько синглов, самыми заметными из которых стали «Just One More Chance»/«Help Me Please» (Deram Records, 1967) и «Great Train Robbery»/«Sweet Freedom» (Instant Records, 1968). Все песни репертуара группы писал Джефф Кристи. Характерна в этом смысле «Great Train Robbery», где в полной мере проявилась его тяга к мелодичным поп-риффам и американской географии и истории (обе линии впоследствии соединятся в творчестве Christie).Относительный успех сингла «Just One More Chance» (на песню даже было сделано несколько каверов) не помог группе сохраниться: группа распалась, и все её участники, кроме Джеффа, решили бросить музыку.

Джефф между тем решил продолжать в качестве не автора, но исполнителя. Он тяготел к прогрессив-року, но понимал, что талант его состоит прежде всего в умении создать запоминающуюся мелодию. На некоторое время он переключился на кантри-поп и, создав портфолио собственных композиций, попытался заинтересовать ими различные лейблы звукозаписи и издательские компании.Наконец плёнки Кристи попали к гитаристу The Tremeloes Алану Блэкли. Тот тут же выделил песню «Yellow River» и со своей группой записал несколько её версий. Однако группа к этому времени уже имела достаточный успех с собственным материалом: эти записи были отложены на полку.

Понимая, что «Yellow River» обладает взрывным хит-потенциалом, Джефф отклонил предложения нескольких других групп записать её и решил исполнить её в составе новой, своей собственной группы. Алан Блэкли предложил брату Майклу и гитаристу Вику Элмсу (двое последних были участниками The Epics, где играл также Билл «Ледженд» Файфилд, в будущем участник T.Rex) возможность записать «Yellow River» в качестве аккомпанирующего состава Джеффа Кристи. Так — при посредстве антрепренёра Брайана Лэнгли (также сотрудничавшего с Tremeloes) — образовалась группа, в название которой (в духе популярной тогда традиции) прешла фамилия её фронтмена.Christie подписали в Англии контракт с CBS — компанией, выпускавшей также и пластинки Tremeloes. Дебютный сингл «Yellow River» (в сущности, вокал Джеффа плюс уже готовый бэкинг-трек из архивов Tremeloes) вышел весной 1970 года и тут же стал всемирным хитом.

В Британии он вышел на 1-е место (пробыв в чартах 22 недели), а в США (где его выпустила компания Epic Records) достиг 23-го места, что было удивительно, если учесть, что группа за океаном к тому времени даже не выступала.Второй сингл «San Bernadino», вышедший в октябре 1970 года, в Англии поднялся до #7[4], возглавил германский хит-парад, а в США остановился на 92-й строке. Зато дебютный альбом Christie за океаном имел больший успех, чем на родине группы: в списках Биллборда он провёл 10 недель. Christie немедленно подписались на всемирные туры и в течение следующих двух-трёх лет оставались одной из самых «путешествующих» групп мира. В это время Блэкли в составе заменил Пол Фентон (англ. Paul Fenton).Третьим синглом компания предпочла выпустить «Man of Many Faces», в альбом не включённый; впоследствии этот выбор у многих вызвал недоумение. Успеха этот ход не возымел. Над вторым альбомом, For All Mankind, группа смогла приступить лишь в 1971 году. Кристи здесь сделал попытку вернуться к «прогрессивным» корням: музыка группы стала тяжелее, в ней появились элементы блюза и кантри. CBS стала раскручивать одну из песен, «Picture Painter», в рекламе, сняв на неё и видеоклип.

Как ни странно, синглом она была выпущена лишь в странах Юго-Восточной Азии. Правда, Christie вернулись в чарты с «Iron Horse», песней, которую некоторые критики называют лучшей композицией группы.В этот момент к составу присоединился Ховард Любин (англ. Howard Lubin) из поп-группы Unit 4+2: взяв бас, он позволил Джеффу на сцене играть на других инструментах. Успех группа получила и в Южной Америке, причём главным её хитом на этом континенте стала композиция Вика Элмса «Jo Jo’s Band».К тому моменту, когда группа приступила к работе над третьим альбомом, отношения между Кристи и Элмсли ухудшились. В 1973 году Christie временно распались, а воссоединились уже с Роджером Флавеллом, который заменил Любина. Последний сконцентрировался на новой для себя карьере продюсера. Он, кроме того, написал песню «Free Inside», которая получила известность благодаря киноверсии популярного британского комедийного телесериала «Porridge». Вскоре Пол Фентон, с которым у Джеффа были самые тёплые отношения, перешёл в Carmen.Джефф объявил о том, что начинает сольную карьеру и распустил группу, однако уже через месяц изменил решение и собрал новый состав с Роджером Флавеллом.

Сюда вошли также Терри Фогг (англ. Terry Fogg), барабанщик британской группы Sounds Incorporated, и американский гитарист Дэнни Кригер (англ. Danny Krieger), который записал с группой синглы «The Dealer» (получивший хорошие рецензии, но в британском top 100 поднялся невысоко) и «Alabama», провёл испанское турне и вернулся в США. Его временно заменил Грег Эйнсуорт (англ. Greg Ainsworth). По возвращении группы в Британию он и Фогг ушли, а на смену им пришли Тони Фергюсон (гитара), Роджер Уиллис (ударные) и Грээм Уайт (гитара), все трое — из группы Capability Brown.Перед началом южноамериканского турне Уайт покинул состав, и Christie снова превратились в квартет.

Выпущенный синглом «Guantanamera» («Navajo» на обороте) способствовал росту их популярности на континенте. По возвращении с гастролей Джефф Кристи распустил состав, но в 1976 году выпустил сингл «Most Wanted Man» в США — как Christie. Здесь ему помогали более чем респектабельные музыканты: ударник Саймон Филлипс (позже игравший с The Who) и Джон Перри из Caravan. Однако новые участники держались настолько скромно, что фанаты группы решили, что группы Christie как таковой не существует, и Джефф выступает соло.В 1980 году Джефф перешёл на RK Records, где выпустил синглы «Tightrope»/«Somebody Else» и «Both Ends of the Rainbow»/«Turn On Your Lovelight» — под своим именем. Альбом, куда должны были войти эти четыре песни, был уже подготовлен, но оказался не выпущенным из-за того, что лейбл прекратил своё существование. Джефф продолжает утверждать, что таким образом пропали лучшие вещи всей его карьеры.Сейчас Джефф Кристи продолжает писать песни (для других исполнителей, в том числе для Конкурса песни Евровидение) и занимается преподавательской работой. Вик Элмс под своим именем (а также в составе группы China) выпустил несколько синглов. Некоторое время он гастролировал с Tremeloes, а затем образовал собственную версию старой группы, Christie Again. Он написал музыку к телесериалу «Space: 1999». Пол Фентон продолжает работать с Mickey Finn’s T. Rex.
Участники группы Christie - Кристи

Джефф Кристи — вокал, бас-гитара (1969—1972), клавишные (1970—1976)

Вик Элмс — гитара, бэк-вокал (1969—1973)

Майк Блэкли — ударные (1969—1973)

Лем Любин — бас-гитара (1972—1973)

Роджер Флавелл — бас-гитара (1973—1974)

Терри Фогг — ударные (1973—1974)

Дэнни Кригер — гитара (1973—1974)

Тони Фергюсон — гитара (1974—1975)

Роджер Уиллис — ударные (1974—1975)

Грээм Уайт — гитара (1974)

Саймон Филлипс — ударные (1975—1976)

Джон Перри — гитара (1975—1976)

]]>
Анонс книги Крэга Брауна о мистике и совпадениях в жизни Битлзhttps://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2503https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2503Olga FarrarСтатьиБитлз - книги, журналы и статьиВсе записиThu, 13 Oct 2022 20:36:00 GMT +0300

Что объединяет почтальона, доставлявшего письма Полу Маккартни и самую большую трагедию в жизни Джона Леннона? Ответ на этот вопрос, а также многие другие удивительные совпадения в жизни Великолепной Четвёрки, делают их новую биографию, написанную Крэгом Брауном, невероятно занимательным чтивом

By CRAIG BROWN FOR THE DAILY MAIL

PUBLISHED: 23:34, 5 April 2021 | UPDATED: 23:38, 5 April 2021

Весь1964 год, почтальон по имени Эрик Клаг ежедневно доставлял очередной огромный мешок писем от поконников по адресу номер 20 Фортлин Роуд, Ливерпуль - в дом, в котором вырос Пол Маккартни, и в котором всё ещё проживал отец Пола.

В тот год, битлы были четырьмя самыми знаменитыми молодыми людьми в мире. В первую неделю апреля, Битлз занимали все пять первых мест в американских чартах со своими синглами.

Кто же такой Эрик Клаг? За шесть лет до описываемых событий,он был младшим полицейским констаблем в Ливерпуле.

15 июля 1958 года, в свой выходной день, он вёл стандартный Vanguard sedan по Менлоув Авеню, как вдруг 44-летняя женщина оказалась на проезжей части прямо перед ним. Он нажал на тормоз, но было слишком поздно: машина сбила женщину, подбросив её в воздух.

Приехавшая скорая помощь уже ничего не смогла сделать. Джулия Леннон была мертва.

В то время, Эрик Клаг учился водить и не должен был водить машину без присутствия инстркутора. Его дело попало в суд. Хотя, по словам свидетеля, машина Клага ехала на высокой скорости, Клаг отрицал это. Суд присяжных поверил ему и вынес вердикт – несчастный случай.

Когда он выходил из здания суда, сестра Джулии, Мими, замахнулась на него своей тростью. ‘Я была так зла... какая же он свинья ... Если бы я могла до него добраться, я бы его убила’ сказала она потом.

Несмотря на оправдательный приговор, Клаг был отстранён от исполнения служебных обязанностей и вскоре уволился из полиции. Он устроился работать почтальоном, и таким образом начал доставлять почту по ливерпульскому району Аллертон.

Он никому не рассказывал о своей роли в гибели Джулии Леннон – до тех пор, пока через 40 лет, в 1998 году, на него не вышел репортёр в результате расследования.

‘Меня это преследует долгие годы,’ признался Клаг. ‘Я об этом постоянно думаю. С тех пор, как Битлз прославились, я так и знал, что всё всплывёт наружу. И если честно, я боялся... Я помню, как семья миссис Леннон обвиняла меня, и я хотел им сказать, что я ничего не мог поделать. Она просто выбежала на дорогу прямо передо мной. Я не мог избежать столкновения. Я клянусь, что не ехал на большой скорости. Просто случилось то, что случилось. Я позже читал о том, как сильно на Джона Леннона повлияла смерть его матери. И мне очень жаль. Но, как я сказал, это был несчастный случай.’

Клаг прочитал в газете, что мать Джона Леннона была сбита машиной в Ливерпуле, на Менлоув Авеню, только после того, как к Битлз пришла всемирная слава.

‘Я сопоставил факты и понял , что я убил мать Джона Леннона. До меня дошло, что я натворил, и я чувствовал себя ужасно. Это повлияло на меня самым ужасным образом. Битлз были везде, особенно в Ливерпуле, и от этого было нигде не спрятаться. Работа почтальона привела меня на Фортлин Роад, где раньше жил Пол Маккартни. В разгаре славы Битлз я приносил в этот дом сотни открыток и писем. Я помню, как тяжело было тащить их наверх по улице.Тем более они лишний раз напоминали мне о Джоне Ленноне и его матери. Я всё это долгое время копил в себе. Я даже не рассказал об этом своей жене и детям. Теперь придётся рассказать.’

Кто мог бы подумать, что человек, который был за рулём машины, убившей Джулию Леннон, станет почтальоном, чьей работой будет доставлять тысячи писем от фанатов в дом Пола?

Когда я собирал материал для своей книги One Two Three Four: The Beatles In Time, я постоянно сталкивался с другими, такими же невероятными, совпадениями.

Например, в октябре 1963 года, когда песня She Loves You была на вершинах британских чартов и продалась в количестве миллиона копий, Пола Маккартни попросили выступить в роли судьи танцевального соревнования на телешоу Ready Steady Go!

Четыре девушки-подростка должны были выступить с номером под песню Let’s Jump The Broomstick Брэнды Ли. Победительница получала копию пластинки Битлз Please Please Me с автографами.

Пол выбрал четырнадцатилетнюю девочку по имени Мелани Коэ. На продюссера шоу Мелани тоже произвела сильное впечатление, и он предложил ей годичный контракт на работу в подтанцовке шоу, что означало знакомство с такими звёздами как Силла Блэк, Стиви Уандер и Дасти Спрингфилд.

Если бы Мелани не была бы выбрана Полом Маккартни в тот день, возможно, она продолжала бы довольствоваться жизнью обычной школьницы?

Вместо этого, она отбилась от рук и начала ходить по ночным клубам, к недовольству своих родителей.

Однажды, она даже тусовалась с Джоном Ленноном и его антуражем в клубе на Карнаби Стрит, после того, как Джон пригласил её выпить с ними. Как поётся в одной из песен Битлз, ей было всего 17.

Под влиянием этих двух случайных встреч, сначала с Полом, потом с Джоном, какая молодая девушка могла бы устоять перед соблазнами взрослой жизни?

К сожалению, юной Мелани не поребовалось много времени, чтобы забеременеть. И она ушла из родительского дома, оставив записку, и начала жить на Бейсуотер в Западном Лондоне со своим парнем, который работал крупье.

27 февраля, 1967 года, Пол Маккартни, читая Daily Mail, наткнулся на статью под заголовком ОТЛИЧНИЦА БРОСИЛА СВОЮ МАШИНУ И ИСЧЕЗЛА.

Статья рассказывала о родителях, отчаянно разыскивающих свою дочь, Мелани Коэ, у которой было всё, что можно купить за деньги.

‘Я не понимаю, почему она сбежала,’ приводила газета слова отца девушки. ‘У неё есть всё. Она любит наряжаться, но она оставила дома всю свою одежду, даже шубу.’

Пол не подозревал, что речь идёт о той самой девушке, которая за три года до этого получила из его рук приз, но эта история вдохновила его на написание песни She’s Leaving Home.

‘Я начал писАть текст песни: «Она выскользнула из дома, оставив записку, и вот её родители проснулись... Получилось очень сильно,’ вспоминает Пол.

‘Когда я показал текст Джону, он добавил несколько фраз в припев, которые поются на длинной ноте,и самое интересное в структуре этой песни – это то, что она вся держится на одних и тех же аккордах.’

Те слова, которые Джон добавил в припев — ‘Мы посвятили ей свои жизни’, ‘Мы дали ей всё, что можно купить за деньги’ — было просто сочинять: именно такие жалобы он часто слышал из уст своей строгой тёти Мими.

Битлз записали She’s Leaving Home вечером 17 марта 1967 года. К этому времени Мелани Коэ вернулась к своим родителям, которым удалось её найти. Когда она впервые услышала эту песню с альбома Sgt Pepper, выпущенном в конце мая, она и не подозревала, что песня написана о ней.

‘Я, помнится, подумала, что песня могла бы быть обо мне,’ сказала Мелани. ‘И что она – очень грустная. Конечно же, она задела меня за живое. А немного позже, когда мне было уже за 20, моя мама мне сказала, “А знаешь,ведь эта песня про тебя.” Мать Мелани видела по телвизору интерью Пола, в котором он сказал, что его вдохновила на написание песни статья в Mail.

‘Самое интересное, что в песне цитируются слова моего отца: “Мы дали ей всё, что можно купить за деньги,” ’говорит Мелани. ‘Ведь в статье папа говорил почти дословно то же самое. Он не понимал, почему я ушла из дома, они же купили мне машину, много дорогой одежды...’

Абсолютно случайно и сам об этом не зная, Пол Маккартни спрятал в этой же песне и другое совпадение: перед тем, как устроиться на работу крупье, парень Мелани, который был гораздо старше её, торговал автомобилями, как и мужчина из песни.

Подобные совпадения случались в истории Битлз столь часто, что иногда кажется, будто все они вели к синхронности на более высоком уровне: как будто именно по цепи таких вот случайностей этим четырём ливерпульским парням из рабочего класса было суждено попасть в самый авангард поп культуры.

В 1957 году, Пол был настолько смышлёным школьником, что ему даже было предложено сдать два экзамена, по испанскому языку и латыни, на год раньше положеного. Но в течение этого года, Пол стал больше интересоваться пластинками и гитарами, и, как многие мальчики в его возрасте, запустил учёбу.

По этой причине он завалил итоговый экзамен по латыни, и остался на второй год, учиться вместе с мальчиками, которые были младше его.

Среди его новых одноклассников был 14 тилетний подросток, которого он знал по совместным поездкам в школу на автобусе и совместному курению. Они не общались ранее, но теперь подружились, поскольку окзались в одном классе. Парнишку звали Джордж Харрисон .

Если бы Пол поусерднее работал над изучением латыни, то сдал бы экзамен и перешёл бы в следующий класс, и никогда бы не предложил Джорджу Харрисону присоединиться к Битлз.

И Пол мог бы вообще не родиться, если бы Герману Герингу не пришло бы в голову бомбить Ливерпуль ноябрьским вечером 1940го года.Тем вечером, Мэри Мохин, тридцатилетняя акушерка, навещала мать своей подруги, Джин, проживавшую на Скаргрин Авеню.

По стечению обстоятельств, брат Джин, тридцативосьмилетний Джим, член военной пожарной бригады, также находился в доме своей матери. Под вой сирен и грохот разрывающихся бомб и состоялось знакомство Джима и Мэри, которые оба были на тот момент свободны от брачных уз. Они пообщались, и, после сирены отбоя, оба знали, что предназначены друг для друга.

После кратковременной помолвки, они поженились 15 апреля 1941 года. Через год с небольшим, Мэри родила первенца, мальчика, которого назвали Джеймс Пол Маккартни.

Встреча Джона и Пола была ещё одной случайностью. 6 июля 1957 года, школьный приятель Пола, Айван Воэн, предложил ему пойти на церковный праздник в Вултоне , на котором двое его друзей выступали в составе скифл группы.

Если бы Айвану пришла в голову какая-нибудь другая идея, Пол бы не оказался на том церковном празднике, и не познакомился бы там с Джоном, ведь тому было уже почти 17 лет, в то время как Полу – всего 15.

Ринго, не будь он настолько болезненным ребёнком, вряд ли бы имел шанс научиться играть на ударных. В семилетнем возрасте он почти год провёл в больнице из-за лопнувшего аппендикса и развившегося перитонита. Во время его первого вечера в больнице, врачи предупредили его мать, что ребёнок вряд ли выживет.

Ринго снова попал в больницу на свой 14й День рождения, на сей раз с плевритом и туберкулёзом. Идя на поправку в больнице в Виррал, он всегда очень ждал появления в палате учителя музыки два раза в месяц, который приносил с собой несколько перкуссионных инструментов на выбор: бубны, маракасы, треугольники, крошечные барабаны.

Дети с удовольствием разучивали Three Blind Mice и London Bridge Is Falling Down. Но маленький Ринго наотрез отказывался принимать участи в уроках, если ему не давали играть на барабанах.

Даже после ухода учителя, Ринго продолжал барабанить по своей прикроватной тумбочке и по всему остальному, на чём только можно было барабанить. На этот раз, он провёл в больнице два года.

Когда Ринго исполнился 21 год, он стал барабанщиком в одной из самых известных групп в Ливерпуле, Rory Storm And The Hurricanes; а в июле1962 года, Битлз пригласили его заменить Пита Беста.

История Битлз полна совпадений: с 1963 по 1967 год, Пол жил со своей девушкой, актрисой Джейн Эшер, и её семьёй в Лондоне на Уимпоул Стрит.

Мать Джейн, Маргарет, была профессором в музыкальной школе Гулдфолд, и с удовольствием научила Пола играть на флейте: он играет на этом инструменте в Fool On The Hill. По совпадению, пятнадцатью годами раньше, одним из учеников Маргарет Эшер был Джордж Мартин, которого она обучала игре на габое.

Вторая жена Джона Леннона, Йоко Оно, всегда говорила, что до встречи с Джоном, единственным битлом, которого она могла назвать, был Ринго, посколько его имя созвучно японскому слову, означающему «яблоко». По совпадению, когда Битлз основали свою фирму, они дали ей название Яблоко.

Ну, и одним из самых больших совпадений было, конечно же, решение Брайена Эпштейна зайти в клуб Каверн на ливерпульской Мэтью Стрит.

Эпштейн управлял магазином грампластинок, принадлежащим его семье, но его предпочтением была классическая музыка, и он часто ходил в Филармонию.

Когда четверо молодых музыкантов выскочили на сцену, он вспомнил, что видел их своём магазине: они толпились возле кабинок, слушая новейшие записи и болтали с девушками, и никогда ничего не покупали.

В перерывах между песнями, три хулигана с гитарами орали и сквернословили, поворачивались спиной к зрителям и в шутку раздавали друг другу тумаки.

Помощник Эпштейна, Алистер Тейлор,заметил, как глаза Брайена широко открылись от удивления. Ни Брайен, ни Алистер не привыкли к такому поведению.

После шоу Алистер сказал: ‘Это кошмар какой-то.’

‘Кошмар,’ согласился Брайен. ‘И в тоже время, они чудесны. Пойдём, поздороваемся с ними.’

Сегодня, большинство историков Битлз согласны с тем, что без руководства Эпштейна, Битлз никогда бы не прославились.

Джон Леннон был очень заинтригован различными совпадениями. Он был абсолютно повёрнут на цифре 9, часто упоминая, что он родился девятого октября и жил в Ливерпуле в доме номер 9 Ньюкасл роад, Уэйвертри. /На английском языке/ все слова в этом адресе состоят из девяти букв, как и фамилия Маккартни.

В число песен, написанных Джоном, входят One After 909, 9 Dream и Revolution 9 с девятого альбома Битлз.

‘По-моему, девять – это моя цифра,’ отметил Леннон однажды ‘я изучил этот предмет, и это – высшая цифра во вселенной; после неё, идёт снова единица.’ Конечно, это рассуждение похоже на поиск облака в форме человеческого лица: если достаточно долго его искать, то его можно найти.

Нет нужды упоминать, что многие фанаты Битлз тратили огромное количество времени, разыскивая в текстах песен их кумиров смысл, который изначально не был в эти тексты заложен.

Например, некоторые поклонники Битлз убеждены, что в каждом из куплетов Come Together есть упоминание одного из битлов: «святоша» (the holy roller) Джордж, любитель Кока Колы Ринго и Пол, «красавчик, которого нелегко раскусить» (the good-looking one who’s so hard to see).

Как чаще всего и бывает в таких случаях, автор песни Джон Леннон и понятия не имел о такой интерпретации.

Но, как ни странно, это совсем не значит, что эти интерпретации - неправда: ведь речь идёт о Битлз, а ими часто управляли силы, которые выше понимания.

Джон Леннон с матерью

Извещения в газетах о гибели Джулии Леннон

Мелани Коэ, девушка из песни She's Leaving Home

Пол на Ready Steady Go!

One Two Three Four: The Beatles In Time by Craig Brown is published by Fourth Estate, £9.99. © 2021 Craig Brown

]]>
"Аквариум" - "Дом всех святых" (2022)https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2502https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2502Сергей ГорцевСтатьиРусский рокВсе записиTue, 11 Oct 2022 12:08:00 GMT +0300

В одном из недавних интервью Борис Гребенщиков подчеркнул, что всегда стремится записывать русскоязычные песни, свою музыку только очень качественно, с хорошими музыкантами, лучшими звукорежиссерами и желательно в комфортных условиях. Он пытается это делать все последние сорок лет. Именно поэтому Борис Борисович сейчас живёт в Лондоне и много путешествует по миру. В этом же интервью он отметил, что для него рок-музыка - это не музыка «протеста» или «свободы»,как утверждалось когда-то, а музыка душевного состояния, музыка, которая идёт от сердца.

Великолепный альбом «Дом всех святых», записанный "Аквариумом" в этом году,на мой взгляд, полностью соответствует заявленным БГ целям и определениям. Настолько все песни хороши по всем основным параметрам - музыкальным и текстовым. Качество записи, сведение, уровень музыкантов настолько выше того, что записано в этом году другими нашими музыкантами-легендами ( Кинчев, Шклярский, Ревякин и др.),что сравнение с ними - это все равно, что сравнивать ( извиняюсь за банальность примера) «Мерседес» с «Ладой Вестой». Когда слушал альбом в интернете, ловил себя на мысли, что как здорово было бы это слышать в виниле на хорошей «вертушке».Меломаны со стажем меня поймут. Надеюсь, это удовольствие ещё предстоит.

Альбом записывался около двух лет с участием десятков музыкантов из разных стран. Говорят, лишь одна из песен записана после тревожных (и трагических) февральских событий - пронзительная и актуальная «Ворожба». Эта песня сначала появилась в интернете в акустике и сразу привлекла всеобщее внимание. Электрический вариант ( он по сути открывает альбом) делает песню более мощной, объемной и выразительной:

Меж воронок жгут огни –
Всё это не мы, всё это они…
Гой еси, ядрёна вошь,
Против самого себя не попрёшь.

«Дом всех святых» удивительно разнообразен в музыкальном плане. И это его большой плюс. Исторически у каждого меломана своё отношение к песням «Аквариума», свой набор любимых вещей, своё отношение к личности Бориса Гребенщикова. Меня же в новом альбоме в первую очередь привлекли те треки, звучание которых показалось относительно новым для «Аквариума». Очень нравится «Обида». Особое настроение, напомнившее треки «Portishead» и «Massive Attack». Текст идеально ложится на аранжировку и наоборот:

Кто бы взял мою обиду
И уплыл бы с нею в море,
Привязал тяжёлый камень
И пустил её на дно.
В мире б сразу стало тихо,
Мир бы перестал петь песни
И пошёл, куда глаза глядят
Меж деревьев, как во сне,
Как во сне...

Не менее интересна «Вино из песка». Около 900 выпусков радиопередач «Аэростат» не прошли даром и для слушателей, и для их автора Бориса Гребенщикова. Показалось, что аранжировка песни часто похожа на треки, которые БГ использовал для музыкального просвещения тех, кто этого хотел( «учение свет, а неучение тьма»). Великолепно многоголосие грузинской группы «Мгзавреби». Опять же текст...

На тебе был штрих-код, но я его не прочел,
Твои губы как мед, но я боюсь твоих пчел.
Но все трынь-трава, когда внизу облака,
Мы взлетаем как ом с вином из песка.

Четвертый любимый трек альбома - изумительная « Махамайя». Знаю не понаслышке , как любит Борис Борисович напустить философского туману, говоря конкретно о той или иной своей песне. Принимая к сведению его информацию, которая с каждым годом все чаще отсылает нас к культурным традициям Индии, понимаю, что все же нельзя объяснить необъяснимое. Искусство всегда воспринимается индивидуально. Песня или близка твоему внутреннему состоянию или нет. « Махамайя» близка. И судя по откликам, не только мне. ( БГ - «Песня проявлялась в сердце так быстро, что я не успевал записывать строчки. В альбоме она займет стратегически важное место. Я сам этого не ожидал.»)

И в заключение. Хорошо известно, как любит Борис Борисович отвечать на разные порой каверзные вопросы.( Спасибо ему за это!) Какой вопрос задал бы я в связи с альбомом «Дом всех святых»? Пожалуй этот:

- Борис, как так получилось, что название альбома по сути повторяет название знаменитого пятого альбома « Led Zeppelin» « Houses of the Holy “ ( «Дома Святого»)? Может быть кто-то при встрече задаст этот вопрос лучшему российскому рок-музыканту всех времён ? А может кто - то его уже задал?

ps В следующем году у БГ юбилей... Даже не верится. Впрочем, шёл бы лесом этот юбилей - ещё столько пороха в пороховницах!

Сергей Горцев

Октябрь 2022

Другие музыкальные рецензии С.Горцева - https://proza.ru/avtor/tektonika&book=6#6

]]>
Интервью с детективом Рок-н-Ролла Джимом Беркенштадтом (Jim Berkenstadt)https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2500https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2500CoolcatСтатьиКниги, журналы и статьи о музыкеВсе записиWed, 14 Sep 2022 09:36:00 GMT +0300

Интервью с детективом Рок-н-Ролла Джимом Беркенштадтом (Jim Berkenstadt)
by Gary James


Этим делом занимается детектив! В данном случае это Джим Беркенштадт, Рок-н-Ролльный Детектив. Джим написал очень подробную и исчерпывающую книгу по некоторым животрепещущим вопросам Рока. Речь идет о главах "Убило ли ЦРУ Боба Марли?", "Кто на самом деле открыл Элвиса Пресли?", "Сделка с Дьяволом: украли ли Beach Boys песню Чарльза Мэнсона?". Что ж, вы поняли идею. Эти и другие темы можно найти в новой книге Джима "Mysteries In The Music: Case Closed". (Издательство Genius Book Publishing, 2022)

В - Джим, мне нравится имя, которое ты себе дал, Рок-н-ролльный детектив. Я должен был подумать об этом! Я тоже занимаюсь детективной работой.
О - (смеется) Мы оба разделяем одни и те же интересы в изучении тайн рок-н-ролла. Я думаю, что это было около двадцати или около того лет назад, когда я встречался с Нилом Аспиналлом в Apple. Я думаю, это он упомянул: "Ты рок-н-ролльный детектив". Я нашел редкое интервью, которое искали The Beatles. Компания искала интервью с Джоном Ленноном и Мервом Гриффином на Каннском кинофестивале. Я полагаю, что это было примерно во время кинофильма "Help!". Они просто нигде не могли его найти и попросили меня поискать, и я нашел его за две недели, (смеется) удивительно. Немного удачи. Немного мастерства.

В - Я помню, как Мерв Гриффин рассказывал об этом интервью. Он сказал, что Джон Леннон понятия не имел, кто он такой.
О - Правильно. И вы можете сказать это, когда послушаете его. Я думаю, что Нил, возможно, даже привлек мое внимание к этой идее. Я подумал, что это своего рода хороший брендинг для того, что я делаю. Итак, я зарегистрировал это как торговую марку и пошел дальше, и это было очень весело. Многие люди называют меня просто "Рок-н-ролльным детективом", а не Джимом Беркенстедтом. У нас обоих есть страсть. У меня определенно есть страсть докопаться до сути рок-тайн и просто рассказать историю в приятной для читателей форме.

В - Когда я читал твою книгу, у меня возникла идея, что люди просто слишком серьезно относятся к рок-н-роллу, особенно когда речь заходит об этой песне "Louie Louie". Шумиха вокруг этой песни очень странная. Вы даже не могли понять, что поет певец.
О - Ну, это интересно. Я думаю, что шумиха началась с того, что некоторые родители, чьи дети принесли домой рукописные тексты песен, которые они передавали в школе. Вокалист действительно исказил свой вокал в этой песне. Одно из этих писем попало на стол генерального прокурора Роберта Ф. Кеннеди, это письмо с жалобой. Поскольку это касалось вопроса непристойности, он должен был обратиться к Дж. Эдгару Гуверу в ФБР с разговором о растрате денег налогоплательщиков! В сегодняшних деньгах это трехлетнее расследование того, была ли "Louie Louie" непристойной, обошлось налогоплательщикам в шестьдесят два миллиона долларов.

В - Невероятно.
О - А потом, позже, они просто прекратили дело и никому не сообщили, что им не удалось найти проблемы. На самом деле они просто не провели хорошего расследования. Это было похоже на мрачную комедию о копах Кистоуна, расследующих эту проблему.

В - Когда вы слушаете "Louie Louie", это не та песня, к которой следует относиться так серьезно.
О - Правильно. Ну, на самом деле мне удалось поговорить с вокалистом незадолго до его смерти. Возможно, самым большим сюрпризом из того, что он мне рассказал, было не то, как он это спел, о чем я расскажу вам через секунду, а то, что ФБР никогда не брало у него интервью. На самом деле, они даже не догадались выяснить, кто был солистом. Они думали, что из-за того, что он покинул группу, и группа теперь гастролировала без него, и они думали, что кто бы ни пел песню в тот вечер, они следовали за группой по всей стране, надеясь, что они споют непристойности вживую, они предположили, что это был человек, который ее спел. А это было не так. Итак, настоящий вокалист, который записал ее, никогда не давал интервью. Он объяснил мне это, и я разговаривал с другими людьми, которые записывают музыку, и они согласны, что если микрофон расположен высоко, прямо над вашей головой, и вы поднимаете голову вверх, вам не хватает воздуха, чтобы петь, дышать и правильно произносить слова. А это была не настоящая студия звукозаписи по сегодняшним меркам. Это было похоже на чей-то гараж с длинным шнуром и микрофоном в воздухе. Вся группа окружила певца, и его голова была запрокинута прямо вверх. Это может вызвать много проблем с произношением слов, когда вам не хватает воздуха.

В - Я никогда не думал, что Роберт Кеннеди был вовлечен в это расследование.
О - Как бывший судебный юрист, я просмотрел сотни страниц ранее засекреченных правительственных документов, чтобы действительно узнать, как они проводили это расследование и все детали.

В - Давай поговорим о Деннисе Уилсоне и Чарльзе Мэнсоне. Я правильно это понимаю? На странице 192: "Деннис Уилсон приводил Чарльза Мэнсона в дом (Мамы) Кэсс Эллиот и знакомил его с такими людьми, как Стивен Стиллс и Эрик Клэптон".
О - Он как бы входил и выходил из этой королевской семьи Рока. Что я там говорил, так это то, что эти люди время от времени заглядывали ко мне. Я знаю, что он встречался с Нилом Янгом, и я знаю, что он встречался с лидером The Mamas And The Papas (Джоном Филлипсом). Эрик Клэптон не был там все время, потому что он все еще был в Англии и просто заезжал на гастроли. У Мамы Кэсс был такой классный салон, куда она приглашала любого зайти в любое время. Определенно, Кросби, Стиллс, Нэш и Янг до того, как они объединились в группу, были своего рода завсегдатаями ее заведения. Но я точно знаю, что Джон Филлипс и Нил Янг действительно встречались с Чарльзом Мэнсоном, и он действительно играл для них на гитаре. Это интересно, потому что я думаю, что Деннис Уилсон думал, что у этого парня большой потенциал, потому что он просто мог сочинять тексты.

В - У Кэсс Эллиот был салон красоты? Была ли она парикмахером?
О - Салон, не похожий на парикмахерскую. В те времена салон был местом, куда люди приходили, чтобы обсудить насущные проблемы и просто пообщаться и провести серьезные дискуссии. Это может быть связано с политикой. Речь может идти об изменении законов. Речь может идти о том, как мы должны воспитывать детей. Так что это был просто термин, который тогда использовался - салон. Место, куда люди могут пойти и обсудить различные проблемы.

В - Но ведь никто не стригся?
О - Нет, не тогда. (смеется)

В - Нил Янг считал песни Чарльза Мэнсона завораживающими и что "Он был довольно хорош". Но он сказал: "Как певец он был третьесортным". Терри Мелчер отказался от Мэнсона. Если бы у Мэнсона были правильные песни, которые он мог бы петь, возможно, убийств (Шэрон) Тейт - Ла-Бьянка могло бы и не произойти.
О - Правильно. Стивен Деспер, один из инженеров Beach Boys, который много работал в доме Брайана Уилсона, сказал мне, когда я брал у него интервью, что если бы Мэнсон был терпелив и был более открыт для рекомендаций и предложений продюсеров и инженеров на этом пути, он действительно мог бы получить запись, дело не в том, что он играл на гитаре, потому что это было очень упрощенно. Гитара была скорее аккомпанементом к его придумыванию идей. Грег Якобсон, который был свидетелем дискуссии по поводу этой песни, которая является главным вопросом в книге о том, украли ли Beach Boys песню у Мэнсона, сказал мне, что Мэнсон, возможно, был первым рэпером, потому что он как бы читал свою музыку. Если вы спрашиваете мое мнение о Мэнсоне как об артисте или музыканте, то мне очень трудно слушать его музыку и отделять ее от того, что он сделал позже с теми убийствами. Я склонен сказать, что он никудышный артист, потому что в итоге он стал ужасным лидером секты психопатов и был ответственен за все эти убийства невинных людей. Так что мне очень трудно отделить это друг от друга. К тому же, я его не знал. У меня так и не было возможности увидеть, как он играет вживую. Основываясь на других людях, Стивене Деспере, Греге Якобсоне, Деннисе Уилсоне и Ниле Янге, они определенно увидели что-то, какую-то искру уникального таланта, из-за которой, возможно, Чарльз Мэнсон мог бы стать певцом/ автором песен / гитаристом в то время. Но мы никогда этого не узнаем.

В - Стал бы Мэнсон руководить?
О - Нет.

В - Любая звукозаписывающая компания хотела бы, чтобы он продвигал пластинку, а это означало, что ему пришлось бы разговаривать с людьми, с которыми он не хотел разговаривать, ходить туда, куда он не хотел идти.
О - Он даже не стал бы руководить одной песней, например: "Почему бы тебе не перенести припев сюда? Почему бы тебе не заменить это слово на то слово?" Он был категорически против того, чтобы менять тексты песен. Ему не нравились микрофоны, направленные на него, потому что он считал их фаллическими символами, и он был расстроен, что ему придется петь в микрофон. Так что да, он не стал бы следовать указаниям. Стивен Деспер сказал, что это очень плохо. Возможно, много жизней было бы спасено, если бы Мэнсон просто набрался терпения, взял направление и научился ремеслу профессионального музыканта.

В - Если бы Деннис Уилсон сказал Мэнсону: "Вот 300 долларов за "Never Learn Not To Love". Ты больше не получишь денег. Теперь я владею песней"- понял бы это Мэнсон?
О - Ну, я думаю, единственное, что понял бы Мэнсон, - это если бы оба этих человека изложили бы все это в письменном виде. Я просто не думаю, что они знали, что делали. Я не думаю, что проблемы можно было бы избежать, если бы Деннис Уилсон пошел к своим людям и сказал: "Я хочу купить эту песню у Чарльза Мэнсона. Я хочу, чтобы вы, ребята, составили контракт со всеми деталями и передали все мне", - это был бы лучший выход. Это решило бы множество проблем. Но, поскольку они были двумя парнями, накуривающимися, играющими на гитаре, разговаривующими и болтающими, когда в те дни все было в наркотическом тумане и алкоголе, тогда я думаю, что это стало причиной загадки, которую я тогда смог разгадать, объяснить читателям и в конечном итоге разгадать.

В - Давай теперь поговорим об Элвисе и твоей главе о человеке, который действительно открыл его, Марион Кейскер, секретарше Сэма Филлипса (Sun Records). Я считаю, что Элвис действительно отдавал ей должное за свой успех. С учетом сказанного, почему она не перешла к чему-то большему и лучшему? Если бы Элвис подошел к полковнику Паркеру и сказал: "Я хочу, чтобы эта женщина была частью моего ближайшего окружения?"
О - По словам Скотти Мура (гитариста Элвиса), у которого я брал интервью на самом деле в течение нескольких лет; Полковник Паркер хотел отделить Элвиса от всех его близких друзей, которые изначально помогали ему в его карьере. В конце концов он уволил Скотти и Билла, а Марион ушла в армию, потому что я точно не знаю, почему она ушла из Sun Records, но у меня есть подозрение, что, возможно, у нее была романтическая связь с Сэмом Филлипсом, и они поссорились или расстались. Но какова бы ни была причина, она ушла. Она пошла в армию и проложила свой собственный путь в этом мире. Я думаю, что тогда женщин сдерживали. Она была таким пионером в качестве диск-жокея, инженера, человека, который руководил административной частью звукозаписывающей компании и издательской компании. Ее следует считать одной из величайших в истории музыки. Вместо этого ее имя как бы забыто, и это позор, потому что она так много сделала. Она была великолепна в продвижении по службе. По сути, сегодня это было бы похоже на то, как шесть человек делают то, что она делала тогда в одиночку. И тот факт, что женщины просто не пользовались уважением на рабочем месте. Я думаю, многие женщины сказали бы, что они все еще не пользуются таким уважением на рабочем месте, как мужчины, и у них нет равной оплаты труда. Представьте себе, вот она была в 1950-х годах и прокладывала себе путь в тогдашней исключительно мужской индустрии. Итак, мне нравится тот факт, что я смог раскрыть некоторые основные моменты ее карьеры в этой главе, работая над этой тайной.

В - Чем объясняются все таланты, вышедшие из Мемфиса? Увидели бы мы такой же талант из другого города?
О - Это хороший вопрос. Я не знаю, можем ли мы однозначно ответить на этот вопрос, но, безусловно, в этом районе Теннесси было много талантов. Конечно, когда Sun Records и Сэм Филлипс начали делать себе имя, это привлекло артистов, которые захотели пойти туда на прослушивание, и некоторые в конечном итоге подписали контракт. Это гипотетический вопрос. Я не знаю, как на это ответить. Возможно, если бы он (Сэм Филлипс) начинал где-то в другом месте, где-то еще нашелся бы талант, но, возможно, и нет. Сэм рассказывал о том, как шел по Мемфису и видел мужчин, просто стоящих на углу, играющих на гитаре и тому подобное. Так что я думаю просто естественно, что в то время в этой области было много музыкальных талантов.

В - Мы могли бы сравнить то, что произошло в Мемфисе, с тем, что произошло в Детройте, Motown Records.
О - Ну, это интересно, потому что со временем мы увидели, как разные музыкальные сцены просто вспыхивают в разных городах. Подумайте о гранже и альтернативном роке, пришедших со сцены Сиэтла. Я не большой поклонник хэви-метала, но, например, в Лос-Анджелесе появилось много хэви-метала. Просто действительно интересно, как это происходит и как проходит, потому что эти сцены не длятся вечно. Они просто появляются в разных городах. Я никогда не знал, почему это так. Может быть, нам стоит спросить социологов или что-то в этом роде. (смеется)

]]>
"Весёлый и злой" - новый альбом группы "Пикник"https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2499https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2499Сергей ГорцевСтатьиРусский рокВсе записиTue, 13 Sep 2022 11:52:00 GMT +0300

Сразу три " легенды русского рока" почти одновременно выпустили в 2022 году свои очередные альбомы : группа "Алиса" - альбом "Дудка", " Калинов мост" - "Холсты" и "Пикник" - " Весёлый и злой".
Все три альбома какими-то новациями не удивили, а ещё раз подтвердили незыблемость стилей музыкантов, отразили мироощущение и поэтический дар прежде всего своих лидеров. Всем давно понятно, что "Алиса" - это К.Кинчев, "Калинов мост" - это Д.Ревякин, а "Пикник" - это, конечно, Э.Шклярский.
Была робкая, витающая в воздухе надежда, что долгие пандемийные ограничения с резким сокращением гастролей, как-то повлияют на появление новых идей и нового звучания в музыке Константина, Дмитрия и Эдмунда. Ан нет, не повлияли. Может быть, дело просто в возрасте наших далеко не юных "легенд"(см.Википедию)? В самом деле, какие новые идеи можно ожидать, к примеру, от сегодняшних Мика Джаггера и Роберта Планта?! Мы и любим их как раз за неизменность отшлифованного стиля и звука. Пусть и слегка потускневших. Не так ли?

Уже в первой песне альбома "Весёлый и злой" Эдмунд Шклярский даёт понять, что группа жива, несмотря ни на что ("струн не будет, всё равно сыграю!" ) и будет продолжать идти по утрамбованной годами колее с блестящими монетами (думаю, мелодия старого хита "Фиолетово-чёрный" звучит в песне явно не случайно).
Далее в альбоме следуют треки, которые лишний раз подтверждают известное мнение Эдмунда о том, что всё лучшее в рок- музыке произошло в 70-х годах прошлого века, а его любимый Йен Андерсон - просто небожитель (он, кстати, незримо присутствует на обложке). Так это или не так, судить лучше слушателям. Я же, пожалуй, воздержусь.
В наших встречах, нередких за последние 30 лет (см.книгу "15 интервью с Э.Шклярским" ), Эдмунд часто подчёркивал, что создавать концертную программу и участвовать в ней ему гораздо интереснее, чем записывать очередной альбом. Это к тому, что новый альбом "Пикника" особо не выделяется в череде многочисленных остальных альбомов группы.( Напомню, после выхода предыдущего альбома "В руках великана" прошло уже целых три года.)

Если не растекаться по древу и говорить о конкретных песнях нового альбома, то выделил бы две. Прежде всего, "Одиночество". Отличная мелодия с ярким "переходом" в припев, прекрасный текст, который невольно запоминается:

Случайный вздох качает свечи,
И тени начинают плыть.
И одиночество под вечер
Меня приходит навестить...

Что тут скажешь? Умеет Эдмунд создать атмосферу грусти. Эта песня вновь заставила вспомнить любимую многими "Глаза очерчены углём..."

Мой второй выбор - "Утро" с гитарным риффом "а ля "Пинк Флойд" и нежным придыханием вокала сами знаете кого. Большой плюс за романтику и лёгкость звука!
А вот песня с философским названием "Женщина" не впечатлила. Наверное, от того, что есть шедевр Джона Леннона с таким же названием и есть отличная песня Владимира Кузьмина "Ведьма". Вариант Шклярского, который попытался соединить обе актуальные темы, явно им проигрывает.

Так что ж в итоге? "Пикник" выпустил свой очередной достойный внимания меломанов альбом в прежнем составе(Эдмунд и Стас Шклярские плюс Л.Кирнос и М.Корчемный), в своём легко узнаваемом стиле, в котором ломкий голос и талант Эдмунда по-прежнему играют далеко не последнюю роль.
Благодаря интернету, альбом быстро ушёл в народ. Ушёл как раз перед очередным концертным туром, названным так же, как и альбом. Ожидается выход CD и винила.Думаю, никого эти факты не удивили. Обычная для группы схема.

Уверен, что фанаты творчества Эдмунда Мечиславовича найдут в новой работе "Пикника" массу достоинств, личный сайт Шклярского "Qazimodo.ru" , скорее всего, заполнят восторженные отклики ( в основном женские). Ровесники лидера группы, слушая альбом, вспомнят давно забытого киногероя по имени Фантомас. Те, кто ждал новых аранжировок, послушают в конце альбома целых три(!) варианта песни "Всё перевернётся" , а кто-то, возможно, сочтёт продолжением хита всех времён "У шамана три руки" трек ... "Колдун", благо его клип уже давно обосновался на ютубе. Ну, а все многочисленные поклонники группы в разных городах страны ( даже в Крыму) в ходе тура вновь получат возможность воочию увидеть уникальное театрализованное шоу, придуманное Шклярским на основе нового альбома. Всё как всегда. И так уже сорок лет...
В самом деле, может быть правы те, кто говорят, что " добра от добра не ищут" ?!

Сентябрь 2022 Сергей Горцев

Другие музыкальные рецензии С.Горцева - https://proza.ru/avtor/tektonika&book=6#6

Сборник "15 интервью с Э.Шклярским"(2022) - на сайтах издательств ВЫРГОРОД и РИДЕРО

]]>
Интервью с адвокатом Джона Леннона Джеем Бергеном (Jay Bergen)https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2496https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2496CoolcatСтатьиДжон Леннон - разноеВсе записиSun, 31 Jul 2022 08:33:00 GMT +0300

Интервью с адвокатом Джона Леннона Джеем Бергеном (Jay Bergen)
by Gary James


Джей Берген, адвокат Джона Леннона, написал нерассказанную ранее историю драмы в зале суда с участием Морриса Леви и Джона Леннона. Вы прочтете подробности о деле, о котором никогда раньше не читали, в его книге "Lennon, The Mobster And The Lawyer The Untold Story" (Devault Graves Books, 2022).
Джей Берген поговорил с нами о своей книге и Джоне Ленноне.

В - Джей, вы действительно видели концерт The Beatles на стадионе Форест-Хиллз 28 августа 1964 года. На что был похож этот концерт?
О - О, да. Я думаю, там было около 16 000 фанатов. Это было в главной теннисной зоне, где проходил открытый чемпионат США, прежде чем он переехал во Флашинг, и проводились другие теннисные турниры. Вы могли слышать группу. Они приземлились в задней части одного из теннисных кортов на вертолете, потому что Форест Хилл был клубом, и там было несколько других кортов. На полу не было сидений. Так что на этом стадионе в форме подковы, это были просто сидящие люди. Но да, вы могли слышать их очень отчетливо. Это было великолепное шоу. Это было в первые дни. Я думаю, что билеты стоили 3,50 или 5,00 долларов. Что-то вроде того. Это было в первые дни гастролей группы.

В - Вы видели Элвиса на концерте в 1957 году, и Джон спросил вас, на что это было похоже. Вы не знаете, видел ли Джон когда-нибудь выступление Элвиса?
О - Я не знаю. Элвис, которого я видел, кажется, это было в апреле 1957 года, был настоящим, исходным Элвисом. Это было до того, как он ушел в армию. Он снял пару фильмов. Меня интересовали не столько фильмы, сколько то, как я хотел увидеть его вживую. Это было до того, как полковник Паркер превратил его в Лас-Вегасского Элвиса. Итак, он был вашим настоящим рок-н-ролльщиком.

В - Это было прекрасное время, чтобы увидеть его!
О - Да, так оно и было.

В - Как фанат Битлз, когда вы впервые встретились с Джоном, от него исходила определенная атмосфера? Было ли у вас ощущение, что вы находитесь в присутствии кого-то, кто был больше, чем просто музыкантом?
О - Нет. Он был просто человеком. Он был Джоном Ленноном. Он был очень расстроен этим альбомом-бутлегом, который звучал так, как будто его вот-вот выпустят. Что я хотел сделать, так это узнать как можно больше о фактах, пока мы сидели там (в офисе Capitol Records в 1975 году), потому что юристы Capitol на тот момент не знали многих деталей. Так что мне было просто интересно узнать как можно больше фактов. Будучи судебным адвокатом, я очень рано понял, что в большинстве случаев все дело в фактах. Вы должны изложить факты очень холодно, и хорошие и плохие факты. Я всегда прошу клиентов рассказать мне все. Последнее, чего мы хотим, - это сюрпризов в суде или в каких-нибудь поданных письменных показаниях. Итак, вот как это было. Мы довольно быстро дошли до того, что я спросил Джона, сколько времени потребуется, чтобы закончить альбом, потому что он сказал нам, что работал над ним довольно долго, еще в октябре, когда они записали основные треки с его группой, в основном с той же группой, которую он использовал на альбоме "Walls And Bridges". Он сказал: "Я мог бы закончить это за два дня". И это было решение идти вперед. Юристы Capitol (Records) говорили о возможности подать в суд на Морриса (Леви) и попытаться добиться судебного запрета. Я не одобрял этого, потому что начинать судебный процесс - все равно что начинать войну. Как только вы начинаете судебный процесс, вы не знаете, в каком направлении он будет развиваться. Вы не знаете, что собирается делать другая сторона, на которую вы подаете в суд. Так что я просто подумал, что было бы лучше, если бы Джон захотел закончить альбом и выпустить его в свет. Посмотрим, что тогда произойдет.

В - Сколько копий было продано того альбома? Вы знаете?
О - Бутлега?

В - Да.
О - Я думаю, что это было около 1250. Я почти уверен, что это было 1250.

В - Означает ли это, что теперь это коллекционный альбом?
О - Это то, что мне сказали. Когда дело было закрыто и Моррис выплатил Джону причитающийся ему ущерб, ему также пришлось вернуть непроданный альбом "Roots", и в 1977 году я отвез пару коробок с этими альбомами в Дакоту и отдал их Йоко. Она была очень удивлена, когда я позвонил и сказал ей, что у меня есть те альбомы, которые были частью судебного решения, когда Леви, конечно, больше не мог их продавать и был вынужден по суду передать их нам, а затем я собирался принести эти альбомы и отдать их ей, отдать их Джону. Она сказала: "О, ты собираешься отдать их мне, нам?" Я сказал: "Да". Я думаю, она думала, что, поскольку с ними плохо обращались многие люди, которым они доверяли в прошлом, я собираюсь сохранить эти альбомы, а затем когда-нибудь начать их продавать. Я не помню, сколько их было. Их было не так уж много, но я знаю, что там была пара коробок, а также 8-дорожечные кассеты.

В - Вы должны задаться вопросом, находятся ли они все еще у нее.
О - Я бы предположил, что они все еще являются частью памятных вещей Леннона, которые у них есть. Они, вероятно, хранятся в Дакоте.

В - Как много Джон знал о Моррисе Леви?
О - Очень мало. Он знал, что у него репутация человека, ворующего авторские гонорары. Это было довольно широко известно в бизнесе, менеджерам, агентам, другим издателям, руководителям звукозаписывающих компаний. Все знали, что Моррис был плохим парнем и что он был связан с мафией. Он крал роялти за звукозапись и другие издательские гонорары. Он написал свое имя на "Ya Ya". Он указан как один из авторов песни "Ya Ya", но не имеет к этому никакого отношения, к написанию этой песни.

В - Знаете ли вы, что Википедия называет Морриса Леви американским предпринимателем в области джазовых клубов, музыкального издательства и независимой звукозаписывающей индустрии?
О - Ну, он был предпринимателем. Он основал знаменитые джаз-клубы на Таймс-сквер, по-моему, в 1949 году. Он начал это с деньгами мафии. Многие ночные клубы в Нью-Йорке в те дни и в других крупных городах принадлежали мафии. Я имею в виду, что Латинский квартал принадлежал отцу Барбары Уолтерс, Лу Уолтерсу, который принадлежал мафии. Я думаю, что она говорила или писала об этом.

В - На протяжении десятилетий Дж. Эдгар Гувер утверждал, что мафии не существует.
О - Ну, у Дж. Эдгара Гувера было много проблем (смеется) в дополнение к тому, что он был трансвеститом.

В - Это просто миф, если только у вас нет дополнительной информации.
О - У меня нет никакой информации. Я просто думаю, что это было широко известно.
(ПРИМЕЧАНИЕ: Согласно Кеннету Д. Акерман из "Вашингтон пост": "История о том, что Гувер, пожизненный холостяк, участвовал в переодеваниях, исключительно мужских секс-вечеринках в номерах нью-йоркских отелей, о чем сообщил британский писатель Энтони Саммерс в биографии 1993 года, была широко опровергнута историками. Источник этой истории, жена бизнесмена и доверенное лицо Гувера, была недовольна оспариваемым разводом, и другие расследования этой истории оказались пустыми".)

В - Итак, Джон выиграл этот судебный процесс против Морриса Леви. Откуда мы знаем, что Леви и/или его сообщники не отомстили Джону 8 декабря 1980 года? Есть люди, которые верят, что в истории о том, что случилось с Джоном в ту ночь, есть нечто большее, чем просто Марк Дэвид Чэпмен. И что бы вы на это сказали?
О - Я бы сказал, что это чушь. Я ничего не знаю о деталях. Это просто звучит как одна из тех теорий заговора об убийстве Кеннеди и всем остальным. Я бы подумал, что это чепуха. Если бы Моррис собирался каким-то образом поквитаться с Джоном, я не думаю, что бы он стал ждать до 1980 года.

]]>
Группа "Намёк" (Кливленд) исполняет "I'm Only Sleeping" (Revolver) на фестивале "Abbey Road On The River".https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2495https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2495MaksimСтатьиВсе записиFri, 29 Jul 2022 06:54:00 GMT +0300

Русскоязычная группа "Намёк" (USSR / Cleveland, OH) исполняет одну из самых интересных песен Джона Леннона "I'm Only Sleeping" с альбома 'Revolver' (1966) на ежегодном Битлз фестивале США - 'Abbey Road On The River' (Stage B).

Автор Питер Доггетт описал "I'm Only Sleeping" как 'наполовину кислотный сон, наполовину скрытое олицетворение ленноновской лени'.

Британская журналистка Морин Клив, подруга Леннона, писала: 'Он может спать почти бесконечно, наверное, самый ленивый человек в Англии'.

Текст песни вдохновлен привычкой Пола Маккартни будить Джона для дневных сеансов написания песен в доме Леннона.

Первый набросок лирики Леннона для "I'm Only Sleeping", написанный на обороте письма от 1966 года, предполагает, что он писал о радостях пребывания в постели отдыхая от тяжелых гастролей, а не о праздной наркотической эйфории.

]]>
Рок группа Aquaturbia - чилийская психоделикаhttps://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2494https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2494BonaccioСтатьиВсе записиThu, 28 Jul 2022 12:52:00 GMT +0300

Чилийская рок группа , синтезировавшая фольклор Латинской Америки и психоделию.

Основана в 1969 году. Первый альбом группы был записан “живьем” на четырехдорожечном магнитофоне в простой студии. На его обложке все музыканты сфотографированы в обнаженном виде. Это вызвало протест церкви и отказ магазинов грампластинок продавать альбом, поэтому он распространялся только независимыми дилерами.

В 1970 году в парке Вергара города Винья-дель-Мар состоялся летний рок-фестиваль. В нем приняли участие самые известные чилийские, аргентинские и другие латиноамериканские группы, “В конце первого дня фестиваля на сцене царил настоящий ад, писал очевидец событий, - практически каждая группа пускалась на сцене в долгие импровизации, а зрители танцевали пока не появилась полиция и не отключила электричество.

Самым примечательным событием того первого вечера фестиваля было выступлении Aguturbia. Это был всего лишь их второй концерт здесь после записи дебютной пластинки. Они всех покорили своей игрой. Дениз был прекрасна, поя и танцуя, призывая всех заняться любовью. Карлос играл на своем “Стратокастере” в стиле, который был не каждому по плечу в те дни. Вилли был безупречен за барабанами, а Рикардо объединял их всех, отлично играя на бас-гитаре в стиле Джека Брюса.”

Выступление ансамбля в Вина дель Мара стало триумфом, и с тех пор их считали ведущей чилийской рок-группой. Благодаря популярности коллектива у местной молодежи, Aguaturbia пригласили в Аргентину для выступления на “Рок-фестивале Мар-дель-Плата”. Ансамбль появлялся также на сцене “Teathre Marconi”, открытого Альфредо Сен-Жаном, где проходили дуэли групп.

На одном из таких соревнований выдающийся чилийский гитарист Сердхио дель Рио присоединился к Карлосу во время выступления, устроив затяжной джем-сейшн.

В конце 1970 года ансамбль записал второй и последний лонг-плей. На обложке Hermoso Domingo была изображена полуобнаженная Дениз в сцене распятия, очень похожей на картины Сальвадора Дали.

Диск не принес им успеха, ансамбль распался. Карлос и Дениз уехали в США.

В 1972 году они вернулись, и группа дала последний концерт в “”Lo Castillo Teathre”. А 11 сентября 1973 г. в Чили произошел военный переворот, приведший к продолжавшейся пятнадцать лет военной диктатуре и массовой эмиграции инакомыслящих.

Что интересно, все подобные течения формировалась в условиях изоляции. Местная коммуна и слыхом не слыхивала ни о Вудстокском фестивале, ни о набиравшем силу в Америке движении хиппи. Чилийский андерграунд жил по своим законам, у них были свои хиппи, модная одежда, наркотики и своя, оригинальная рок-музыка.

Что интересно, все подобные течения формировалась в условиях изоляции. Местная коммуна и слыхом не слыхивала ни о Вудстокском фестивале, ни о набиравшем силу в Америке движении хиппи. Чилийский андерграунд жил по своим законам, у них были свои хиппи, модная одежда, наркотики и своя, очень оригинальная рок-музыка. С приходом к власти Пиночета такого рода инокомыслие становится в запрете, группа распадается, ее участники уезжают из страны.

Сегодня Aguaturbia считается наиболее примечательной латиноамериканской рок-группой эпохи андерграунда.

]]>
8-й фестиваль "Because of the Beatles" - как это былоhttps://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2493https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2493CorvinСтатьиФестиваль "Because of the Beatles"Все записиMon, 25 Jul 2022 06:43:00 GMT +0300

16 июля 2022 года в окрестностях Горно-Алтайска в 8-й раз прошел музыкальный фестиваль "Because of The Beatles". На это мероприятие я хотел попасть давно, с момента, когда в 2014 году на туристической базе "Бирюзовая Катунь" воздвигли памятник Джону Леннону, после чего там стали проводиться ежегодные опен-эйры.

Любопытно, что 8-й фестиваль "Because of The Beatles" должен был случиться год назад, 31 июля 2021 года. Я заранее купил билеты на самолет на всю семью, забронировал гостиницу и стал готовиться к поездке. За пару недель до вылета стало известно об отмене мероприятия из-за пандемии коронавируса. Ну не возвращать же билеты. Музыкально-туристическая поездка превратилась в только туристическую, что не помешало отлично провести время на Алтае и добраться до границы с Монголией.

Весной 2022 стало известно, что в этом году "Because of The Beatles" состоится. Поскольку "гештальт" остался незакрытым, я решил обязательно съездить.

Главный вопрос пребывания на этом фестивале, конечно, финансовый. Если "в лобовую" покупать билеты на самолет (а самый удобный вариант добираться из Москвы - это перелет до Горно-Алтайска - и это, внимание около 4000 км в одну сторону), то стоимость одних только авиабилетов может оказаться довольно приличной.

Какие лайфхаки есть для того, чтобы съездить бюджетно для не-местных:

Транспорт. Распродажа билетов у авиакомпаний. В этом году, мне, например удалось купить билет Москва-Горно-Алтайск-Москва за 12к (авиакомпания, начинающаяся на "А")

Размещение. Фестиваль стал уже культовым и на него приезжают битломаны со всего Алтая и близлежащих регионов. Поэтому лучшие по соотношению цена/качество места на турбазе "Бирюзовая Катунь" заканчиваются задолго до даты его проведения. Кроме того, июль-август это пик туристического сезона на Алтае и приезжает очень много туристов. К счастью, не на самой турбазе, а в шаговой доступности есть много мест для размещения начиная от палатки и заканчивая VIP домиками в стиле хайтек. Кстати, к слову, палатки в этом году зрители разбили чуть ли не в прямой видимости сцены.

Билеты. Ура, они не нужны, фестиваль открыт для посещения всех желаюших.

Друзья. Если у вас есть друзья-битломаны, которые приютят, довезут и составят компанию, то куча проблем решается автоматически.

Теперь немного о формате фестиваля и месте его проведения.

"Because of The Beatles" проводится при финансовой поддержке гранта губернатора Алтайского края в сфере культуры. Что означает в реальности достаточно высокий уровень участников, креативную организацию, участие прессы, мерч, еду, безопасность и т.д.. Словом все, что должно быть у нормального опен-эйра. Формат специально выбран довольно широко, чтобы было интересно как хардкорным битломанам, так и обычным туристам, которые в данный момент отдыхают в регионе. Т.е. "можно" и оркестр выпустить на сцену и Хендрикса поиграть. Несмотря на то, что "формат позволяет", главное на опен-эйре, конечно это музыка The Beatles.

Регион проведения фестиваля - Республика Алтай, который входит в топ самых популярных туристических субъектов России. Алтая кстати два - Республика Алтай и Алтайский край. Если нужно на бытовом уровне объяснить разницу между ними - то Республика Алтай это в основном горная местность, а Алтайский край - это равнина. А еще разницу между регионами забавно объяснила кассирша в супермаркете: "Поставьте алкоголь на место, здесь до 21:00, а не до 22:00! Это вам не Республика Алтай, это Алтайский край!".

Что касается места проведения мероприятия - это особая экономическая зона туристско-рекреационного типа "Бирюзовая Катунь". По факту, это огромная турбаза с природными достопримечательностями, памятниками Леннону и Рериху и всеми возможными видами активного отдыха. На территории "Бирюзовой Катуни" действует искусственное озеро для купания и рыбной ловли, два горнолыжных спуска, три круглогодичных гостиничных комплекса и т.д. Всем резидентам ОЭЗ предоставлены налоговые льготы и помощь государства. "Бирюзовая Катунь" находится в 40 км от Горно Алтайска, добраться можно на машине или такси, поездка займет около часа. Двигаться можно либо по Чуйскому тракту (Р256) где лучше дорога, но придется заплатить 100руб. за въезд по мосту через Катунь на территорию турбазы или по Айскому тракту, где дорога похуже.

Теперь собственно о главном, о фестивале "Because of The Beatles". Программа мероприятия состояла из двух частей - трехчасовой сет выступлений на малой сцене и 7-часовой марафон на главной сцене фестиваля. Как и на опен-эйре в Рио, на который мне посчастливилось попасть в 2019 году, все происходящее на двух сценах дополняет великолепная природа - живописные горы с двух сторон и река Катунь, которая в июле имеет светло бирюзовый оттенок. Это и есть главная "фишка" фестиваля.

Малая сцена находилась рядом с памятником Джону Леннону скульптора Владимира Войчишина. Монумент выполнен в свойственной ее автору сюрреалистической манере (к слову, работы Войчишина стоят по всему Алтаю). Леннон стоит на стекающей вниз виниловой пластинке, рядом с ним гитара и микрофон. С другой стороны скульптуры - портрет вдовы музыканта Йоко Оно, рядом с которой находится гигантский жук и высечены слова песни "Imagine". Памятник Джону Леннону - единственный в мире, выполненный в мраморе.

Рядом с памятником Леннону находится еще один арт-объект, имеющий непосредственное отношение к экс-битлу. Знаменитые ленноновские очки длиной 3,5 метра и высотой 1,5 метра сразу после открытия в 2016 году, сразу же стали популярным местом для фотографирования. Очки выполнены из металла, и один из "окуляров" украшает автограф певца.

На малой сцене фестиваля выступили Игорь Наумов, Сергей Лазорин, оркестр имени Вагнера, караоке-бэнд "Мамина радость". Им удалось выполнить свою основную задачу, привлечь мимо проходящих туристов на фестиваль и создать для всех радостную атмосферу праздника.

А ровно в 17:00 на главной сцене фестиваля открылась основная программа. Первыми выступил фолк-коллектив из Новосибирская "Street Fiddlers", я их к сожалению не успел послушать, но очевидцы рассказали, что "было весело".

Следущими на сцену вышли участники Великорусского оркестра народных инструментов "Сибирь" им. Евгения Борисова под управлением заслуженного артиста России Николая Комиссарова. Оркестр для Битлз-фестиваля это нестандартное решение, как минимум потому, что это сложно организационно и сложно технически. На фестивале "Because of The Beatles" все получилось безукоризненно, несмотря на то, что для размещения 50 музыкантов пришлось расширить сцену.

Что может быть лучше оркестра? Еще один оркестр! Сразу после "Сибири" на сцену вышел Барнаульский духовой оркестр под управлением Александра Онищенко. Вместе с коллективом на сцену фестиваля вышел вокальный ансамбль. Справедливости ради хочу отметить, что оркестры не играли исключительно битловскую музыку. Звучала музыка 60-х, 70-х и даже 90-х. "Коронкой" выступления БДО стала песня Queen "Show Must Go On".

И все таки The Beatles это рок. Поэтому для меня самое интересное началось, когда на сцену вышли новосибирцы "Капитан Дик". Спасибо за нестандартный подбор песен, в частности "Wino Junko" с пластинки Wings "At The Speed Of Sound". Удивили!

Следующим участником стал бит-квартет "Не Секрет" из Ростова-на-Дону. "Секрет" это одновременно и формат и неформат для Битлз-фестиваля. Если верить Википедии, то (цитирую) "Секрет" - это советская и российская рок-группа, большого успеха достигла в своём классическом составе "бит-квартета", образно и музыкально вызывающем ассоциации с рок-группой The Beatles. В Москве "Не Секрет" знают, проекты Олега Мартишина регулярно появляются на битлзрушных фестивалях, а вот для алтайской публики их выступления стало сюрпризом. Лично мне, пожалуй, это выступление понравилось больше всего.

Следующими участниками стали барнаульцы "Фогель и Ко", которые помимо вещей The Beatles играли Джими Хендрикса, всевозможную рок-классику и даже "Вечную молодость" Чиж и Ко. Отдельно хочу отметить игру и вокал гитариста Андрея Ашкенази.

Последними выступили хедлайнеры - специальные гости из Ростова-на-Дону и участники мировых фестивалей The Beatles в Великобритании и Бразилии группа "Father McKenzie". "Маккензи" - это всегда хорошо и интересно. Посмотрел их сет с большим удовольствием.

Фестиваль однозначно удался. Хочется сказать спасибо организаторам, которые потратили много сил, чтобы сделать этот праздник для любителей музыки The Beatles реальностью, а также пожелать им удачи в подготовке 9-го фестиваля "Because of The Beatles" в следующем году.

]]>
Большое интервью старшей из сестёр Джона, Джулии. Бонус: Интервью с братом Пита Бестаhttps://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2492https://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2492Olga FarrarСтатьиВсе записиThu, 21 Jul 2022 19:52:00 GMT +0300

Джулия Берд. Беседа о Джоне Ленноне и Битлз. (Бонус – интервью с Роаджем Бестом, братом Пита Беста, сыном Моны Бест и Нила Аспиналла)

Стиг Ульрихсен побывал в Ливерпуле, где он побеседовал с сестрой Джона Леннона, Джулией Берд, которая рассказала ему о своём знаменитом брате. Интервью было взято в клубе Каверн, совладелицей которого является Джулия. Кроме того, Стиг посетил кофейный клуб Касба, владелец которого, Роадж Бест, брат барабанщика Битлз Пита Беста, рассказал о клубе и о его важном значении для начала карьеры Джона Леннона, Пола Маккартни и Джорджа Харрисона.

КЛУБ КАВЕРН.

Стиг: Здравствуйте, меня зовут Стиг Ульрихсен. Я приехал в Ливерпуль, где у меня состоится встреча с Джулией Берд. Мы поговорим о книге Imagine This, которую она написала о своём брате Джоне Ленноне. Это будет основной темой разговора. Мы также немного поговорим о Поле Маккартни, у которого Джулия взяла интервью в 1986 году.

Джулия, благодарю вас за то, что пригласили меня сюда, чтобы дать интервью о вашей жизни, а также о вашей жизни именно как сестры Джона Леннона. Итак, Джулия, все ведь постоянно хотят что-то узнать про вашего брата. Вас это раздражает, утомляет?

Джулия: Скорее, напрягает. Я иногда об этом думаю. Но являясь поклонницей, например, Элвиса, я всегда хочу получать всё больше и больше информации о нём. Я только что прочитала, от корки до корки, две большие книги Питера Гуральника о нём. Так что мне это понятно. Да, понятно.

Стиг: Я на днях как раз встретился с Присциллой Пресли, и даже спросил у неё, какова была реакция Джона и остальных битлов на встречу с Элвисом. И она сказала, что они были как маленькие мальчики, они были...

Джулия: В восторге, полном восторге. Да. Он был, и сейчас остаётся, королём. Они повстречали своего, и моего тоже, давнего кумира. Они как будто на время перестали быть битлами, и были просто Джоном, Полом, Джорджем и Ринго, которые увидели своего идола.

Стиг: Вы, наверное, чувствовали разницу между тем Джоном, которого вы знали и тем Джоном, который, можно сказать, проснулся знаменитым. Я знаю, что это заняло какое-то время...

Джулия: Это произошло не за один день. Хотя люди думают, что так оно и было. Всё началось с того, что Джон в 12-13 лет стал учиться играть на банджо, в нашем доме было много музыки. Это было в 1952 или в 1953м году и они ещё не были известны как Битлз во всеми узнаваемом виде. Я не про Куорримен сейчас говорю, и не про Гамбург. Я говорю про Битлз, какими они были в начале 60х годов, так что это заняло долгое время. Для нас, процесс был постепенным, и перемены тоже.

Стиг: Перенесёмся немного назад во времени, каким было ваше первое воспоминание о Джоне как о вашем брате? Если я правильно помню, вы появились на свет через семь лет после него?

Джулия: Да, через шесть с половиной... Кроме Джона, у меня есть сестра, она на два года и восемь месяцев младше меня, так что разница в возрасте с Джоном у неё девять лет... Поэтому, конечно же, какая-то часть его жизни прошла без нас с Джеки, но он в нашей жизни был всегда. Когда мы родились, он уже был большим мальчиком, и он был в нашей жизни с самого начала. Поэтому я не знала жизни без Джона, хотя Джон, как старший брат, конечно же, знал жизнь без своих двух сестрёнок.

Стиг: Каким он был старшим братом, ведь вы были настолько младше?

Джулия: Он играл с нами, нянчился. Ходил с нами в парк и в кино. Он нами командовал, как и любой старший брат, особенно в Ливерпуле, это же очень католический город. Здесь, в основном, большие семьи. А тогда это было в порядке вещей, иметь по восемь, девять, а то и больше детей. В среднем детей было примерно по шестеро на семью, так что у всех были старшие братья. У мамы не было детей в промежутке между рождением Джона и моим рождением, отсюда и большая разница в возрасте между Джоном и нами с сестрой. Мы были сравнительно маленькой семьёй, а у многих других, кто ещё учился с нами в начальной школе, было много старших братьев и сестёр, которые уже жили отдельно, имели свои семьи.

Стиг: Во всех многочисленных книгах про Джона Леннона можно иногда прочитать противоречащие друг другу вещи. Считал ли Джон вас, вашу сестру и маму, а также своего отчима, своей семьёй? Или он разрывался между вами и Мими с Джорджем?

Джулия: Конечно, разрывался. Он жил с моей матерью, пока ему не исполнилось пять с половиной лет. А потом Мими забрала его. Это был фарс какой-то, трагедия, надеюсь, в наши дни такое не может произойти – если только, в других частях света... Все эти суды, по постановлению которых матери или отцы увозят своих детей (от второго родителя) за границу. В нашем случае, всё происходило в одном городе, и всё это было по законам... Сейчас уже всё не так, всё изменилось, мы многому научились... К счастью... Мими ведь сказала Джону, что мама уехала вместе с «каким-то мужиком», то есть, с моим отцом, и что неизвестно даже, где мы находимся. Удобно, не правда ли? Конечно, это было враньём, да ещё каким. И, конечно, это очень сильно ранило и сбило с толку Джона. Моя мать была на грани нервного срыва. Они как-то справились с этим, как и мы все. Мы с Джеки до сих пор пытаемся справится с этим. Был бы Джон жив, он бы тоже до сих пор пытался бы с этим справится. Примерно в 1980 м году был момент, когда он решил приехать в Ливерпуль и повидаться со всеми. Он говорил: «Пора навестить семью», и я сказала ему :«Да уж, конечно, пора. Ты когда приезжаешь?». То, что ему врали в раннем детстве, оказало большое влияние на него, и до сих пор оказывает влияние на тех, кто ещё жив. Просто не имеет смысла об этом слишком много думать.

Стиг: Ваша мать говорила вам о том, как Мими заставила её отказаться от Джона?

Джулия: О, нам эта ситуация была известна от и до. Чему-то мы и сами были свидетелями. Мы сами видели, как мой отец хотел пойти и забрать Джона. Он говорил: «Всё, мне это надоело, я пошёл за ним. Я вернусь с ним вместе». Он так и сделал, и Джон потом не хотел возвращаться домой. Мы все плакали, и отец сказал: «Оставайтесь дома, я сам разберусь с Мэри». Дети называли её Мими, а взрослые – Мэри... Так что могу сказать, что мы были свидетелями этой ситуации, когда мы росли.

Стиг: История такова, что Мими пожаловалась на Джулию социальным службам, или как эта организация называется, и сказала, что Джона необходимо изъять у его матери. По той причине, что Джулия была замужем за другим человеком, Альфредом, или Альфом, но жила с вашим отцом, Бобби. Это правда? Она пожаловалась на Джулию дважды?

Джулия: Да, правда.

Стиг: Неужели Мими не предупредила свою сестру? Это было как гром среди ясного неба?

Джулия: Она хотела заполучить Джона. И это было единственным способом для неё заполучить ребёнка. Я ничего не могу про это сказать, это было бы сплетнями. Я тут не могу ничего утверждать, только догадываться, я не хочу обсуждать подобные темы. Я вам рассказываю только то, в чём я уверена, чему сама была свидетелем. Но если я начну рассуждать о том, что у Мими было на уме, я тоже начну врать и спекулировать.

Стиг: Да, конечно.

Джулия: Спекулировать я не хочу. Можно ведь только догадываться, почему Мими была так жестока с собственной сестрой...

Стиг: Но ваша мать простила её?

Джулия: Да. Ради Джона. Мама была в отчаянии, и, в конце концов, единственным способом иметь доступ к Джону, было не портить отношения с Мими... Они выросли вместе и моя мать понимала Мими гораздо лучше, чем мы. В их семье /семье Стенли/ происходили кое-какие вещи, о которых я не хочу говорить. Зная про это, мне проще понять, как Мими стала такой, какой мы все её знали. Но она уж точно не была этаким ангелом-спасителем Джона. Она была человеком, многое разрушившим в его жизни.

Стиг: Это ведь ужасно для ребёнка пяти с половиной лет, быть отнятым у матери... Не могу представить себе ничего хуже, чем это...

Джулия: Ужасно, да. И он был трудным ребёнком с самого начала, когда он жил в Вултоне. Постоянно безобразничал, родители других детей приходили в школу и требовали оградить своих сыновей от «этого Леннона». К вопросу обо всех этих историях про «счастливое детство»... Спросите у Рода Дэвиса, игравшего в Куорримен, он вам расскажет про то, как ему не разрешали дружить с Джоном. Потому что Джон и Пит Шоттон, к сожалению, недавно скончавшийся, всё время хулиганили. Джон не был счастлив. И когда он нас нашёл (если хотите, я расскажу, как это произошло), его жизнь изменилась. Моя мама начала учить его играть на разных инструментах, в нашем доме, а не Мими. Мой отец был любителем оперы. В доме всегда звучал Марио Ланца и другие оперные певцы, у нас был патефон. А мама была поклонницей Элвиса. Всё это окружало Джона, когда он бывал у нас, и он стал пропускать занятия в школе. Он приходил к нам, проводил целый день с мамой вместо уроков. Она было только рада и не собиралась прогонять его в школу. Мы с Джеки возвращались домой, а он у нас сидит, в школьной форме. Какие там уроки, ведь он был снова с мамой. Как только он нас нашёл, Мими предстояло за него побороться.

Стиг: Такие отношения между двумя сёстрами сложно понять...

Джулия: У нас с моей сестрой такого случиться не могло бы. Я – как вторая мама для её ребёнка, а она – как вторая мама для моих детей, они всегда могут к ней, как и ко мне, прийти, если что. Они все даже жили одно время у неё, когда учились на первом курсе в университете, потому что она живёт в Лондоне. И мне не нужно было за них беспокоиться, ведь кто-то готовил и стирал для них, помогал им.

Стиг: Вы хорошо знали свою тётю, Мэри Элизабет. Какая она была, как человек? Как она относилась к вам, детям?

Джулия: Видите ли, она – очень любящая, была в ней такая сторона. Она шила нам ождежду, а мама пришивала к платьям рюшки. Все сёстры Стенли с детства умели шить, вышивать, вязать. Такие навыки были у всех женщин, с викторианских времён. Моей матери нравилось украшать наши платья рюшками, когда мы были маленькими. После маминой смерти мы переехали жить к младшей сестре мамы, которая жила по соседству, и Мими сшила мне платье для Причастия, платье для игры в теннис, несколько плессированных юбок. Она для нас делала добрые дела. Но также сделала и самое худшее, что можно сделать, украла ребёнка. И я не преувеличиваю, она действительно украла ребёнка. Она не была злобной ведьмой, ничего подобного, но она просто ухватилась за возможность. Опять же, не хочу говорить за неё, но я считаю, что она увидела подходящую возможность для себя, потому что у моей матери были большие проблемы, и Мими этим воспользовалась, чтобы заполучить ребёнка, которого у неё не могло быть. Это моя точка зрения, скажу сразу. Я это так вижу, я не знаю, какая ещё может быть причина для того, чтобы она так поступила. Я иногда приходила к Мими домой со школы пообедать вместе с ней, съесть тарелку супа или макарон с сыром, которые она очень любила. Мы вместе чистили картошку, яблоки, иногда нам помогали студенты, квартировавшие у неё, и она пекла чудесный яблочный пирог. Она любила выпить чашку чая с тостом. Иногда, тост, который я поджаривала, подгорал, и тогда я бежала на кухню, пыталась соскрести подгоревший слой, и Мими кричала: «Я всё слышу! Ты опять сожгла тост!». Знаете, она не была злодейкой, но она совершила ужасный поступок. И последствия этого одного-единственного поступка ощущались, и ещё будут ощущаться, очень долго. Это непонятно, непостижимо, как же так... Можно только догадываться. Но в остальном, она была нам очень хорошей тётей.

Стиг: Можно ли сказать, что она по-своему любила Джона?

Джулия: Несомненно. Она его любила.

Стиг: Но он должен был быть с вами?

Джулия: Нельзя отобрать ребёнка у своей сестры, и потом сказать, но я же его люблю. Это – не оправдание.

Стиг: И Джон должен быть таким, каким она хотела, чтобы он был? Она любила Джона не таким, какой он есть, а таким, каким она хотела, чтобы он стал?

Джулия: Матери все такие. В конечном итоге, мы все смиряемся с тем, что наши дети такие, какие есть. Но мы все хотим самого лучшего для наших детей. У вас есть дети?

Стиг: Да.

Джулия: Если то, что они делают, не отвечает нашим пожеланиям, то, конечно же, в этом есть элемент разочарования. Но как зрелый человек, взрослый, потом начинаешь понимать, что, вообще-то они гораздо счастливее, проживая свою жизнь по-своему. Это ведь их жизнь, а не наша. В случае с Мими так и было. С другой стороны, моя мать полностью поддерживала занятия Джона музыкой. Она очень хорошо умела рисовать, у неё это действительно получалось. Она могла сделать набросок вашего портрета за пару секунд. И глядя на её рисунок, все бы сразу видели – это Стиг. Для неё это было просто. У Джона тоже был этот талант от Бога, от Вселенной. Мой младший сын тоже унаследовал этот талант. Мы с ним и другими детьми много лет назад ездили в Париж, где ходили в центр Помпиду. Один молодой человек делал там зарисовки, и Дэвид, которому было тогда лет девять, сказал : «Я тоже так могу». Я ответила : «Конечно, можешь», и завела разговор с тем молодым человеком, перевела ему то, что сказал мне мой сын. Он предложил Дэвиду попробовать, у того всё получилось и этот парень дал ему что-то около 50 евро, потому что рисунок получился очень хорошим. Это талант, который также был у Джона и у моей матери. А Мими не умела рисовать, и никогда не рисовала.

Стиг: В ней не было артистической жилки?

Джулия: У неё были другие таланты, но в ней не было артистического таланта. Мама умела петь, а ещё они с папой иногда занимались латиноамериканскими танцами, исключительно для себя. Она любила музыку, играла на пианино, и кроме этого, ещё на аккордеоне, банджо и укулеле.

Стиг: На многих инструментах, получается...

Джулия: Джон учился у неё и его тянуло туда, где звучала музыка, где были музыкальные инструменты, где в доме была свобода. Мама не просто пускала Джона и его друзей в наш дом, она их приглашала, двери для них были всегда открыты, она присоединялась к ним в их занятиях музыкой. /.../Джон приходил сам и приводил друзей с собой.

Стиг: И Джулия играла вместе с ними на разных инструментах, например, в ванной, где акустика была лучше?

Джулия: Нет, в ванной играли только Джон с Полом. Я до сих пор помню, как они играли, подняв ноги на ванну, потому что повсюду был кафель. Да, я это помню. Пол рассказывал, что много хороших песен было написано в маленьком туалете у него дома. Его отцу приходилось барабанить в дверь и выгонять его оттуда. Он сидел там с гитарой и сочинял музыку.

Стиг: Интересно.

Джулия: Да. В этих комнатах все стены покрыты кафелем, что усиляет звук.

Стиг: Итак, Джулия научила Джона играть на банджо. Вы знаете, возвращался ли он к игре на банджо впоследствии?

Джулия: Когда Джон и Пол познакомились, я их в шутку называла командой мечты. Пол переворачивал гитару, когда играл, он – левша и не знал, что струны можно переделать, или сделать специальную гитару для левши на заказ. А Джон был обучен игре на банджо. У них тогда не было микрофонов, никакой электроакустики, и они орали, как сумасшедшие, очень по-странному играя на своих инструментах. Но это было зарождением Битлз, с этого всё началось.

Стиг: Где Джон и Пол познакомились? По некоторым рассказам, это произошло в церкви Святого Петра?

Джулия: Да, там их знакомство и произошло. Во второй половине дня. Лично я не помню, чтобы Пол там был в тот день, хотя остальных помню. Джон и Пол встретились ещё раз уже ближе к вечеру, чтобы поговорить, мама уже увела нас с сестрой домой, мы были ещё маленькие и нам не разрешалось оставаться допоздна на больших, шумных мероприятиях.

Стиг: В беседах со мной несколько лет назад, некотрые из бывших одноклассников Джона рассказывали, что ваша мама была очень хорошей, она апплодировала Джону и другим, когда они участвовали в небольших концертах по всему городу.

Джулия: Да, она оказывала ему очень большую поддержку, это правда.

Стиг: И ещё она музицировала с Джоном и другими мальчиками...

Джулия: У себя на кухне, да. Насколько мне известно, она никогда не выскакивала на сцену с ними вместе. Я ходила с ней на концерты Куорримен, и никогда не видела её на сцене... Она купила на рынке четыре «настоящие американские» рубашки, Джон носит свою на фотографии, сделанной кем-то на празднике в Вултоне, такая клетчатая рубашка. Тогда ведь камер ни у кого не было, не как сейчас. Она купила эти рубашки для членов группы, и Джон какое-то время просто не вылезал из своей. Она их однозначно поддерживала и очень любила компанию сына и его друзей.

Стиг: Она когда-либо пыталась вернуть Джона?

Джулия: Он как раз должен был начать жить с нами на постоянной основе, когда мамы не стало. Точно так же, как он собирался приехать в Англию как раз тогда, когда он погиб. Такое просто невозможно придумать, не знаю, есть ли в вашем родном языке выражение для подобных ситуаций. Нарочно не придумаешь... Если что-то подобное показать в фильме, не основанном на реальных событиях, никто не поверит, все станут говорить, быть такого не может. Но это случилось.

Стиг: Я где-то читал, что причиной, по которой ваша мать согласилась передать Джона Мими на какое-то время, было то, что квартира, в которой она жила с вашим отцом, была слишком мала для того, чтобы привести туда Джона. Ей его отдали только до тех пор, пока Джулия не найдёт жильё побольше?

Джулия: Они потом переехали из этой квартиры./.../

Стиг: Поговорим о концерте возле церкви Святого Петра, который посетил Пол и на котором он познакомился с Джоном. Я был на этом месте, слушал рассказы очевидцев, и оказывается, это место было особенным для Джона, поскольку поблизости находится могила его дяди Джорджа.

Джулия: Это правда.

Стиг: По этой причине концерт и проходил там?

Джулия: Нет. Но мы ходили в эту церковь, нас всех там крестили, там прошла наша конфирмация, мы были прихожанами этой церкви. А ещё мы ходили туда в воскресную школу. В нашей жизни всё было связано именно с этой церковью. И дядя Джордж тоже был похоронен там. Мы часто проходили мимо и говорили: «Вот могила дяди Джорджа. А вот могила Гарри, а там-ещё чья-то». Но вряд ли была такая мысль, класс, а давайте-ка тут что-нибудь устроим. Они были молодыми парнями. Но, конечно, мы были в курсе.

Стиг: Я читал, что смерть дяди Джорджа была большим горем для Джона, он даже носил дядино пальто долгое время после того, как тот умер.

Джулия: Дядя Джордж был очень хорошим человеком, но абсолютно затюканным Мими, уж поверьте мне. Он был очень, очень добрым.

Стиг: Расскажите мне, пожалуйста про отношения Джона и дяди Джорджа. Они много времени проводили вместе? Дядя Джордж заменил ему отца?

Джулия: Да. Да. Он купил Джону велосипед, много занимался Джоном. Это был хороший, добрый человек. Его семья, жившая в деревне, не очень хорошо с ним поступила. Он был на войне, а когда вернулся, обнаружил, что имущество, которое должно было достаться ему, перешло к его младшему брату, это провернули в его отсутствие, вроде как, ну тебя же ведь не было. А он воевал. Вокруг него была некая аура подавленности. Но мне прежде всего запомнилась его доброта.

Стиг: Когда Джон познакомился с Полом, он пел в хоре вместе с мальчиками из его школы, Куорри Бэнк. И играл в группе уже почти год. И, насколько мне известно, именно Полу не нравились некоторые из участников группы, и он добился того, чтобы их выгнали, потому что они ленились, не хотели репетировать. Вам что-то про это известно? Почему, вместо пяти, в группе вдруг оказалось только три человека?

Джулия: Опять же, я могу рассказать только то, о чём знаю, ничего не хочу придумывать. А известно мне то, что Стюарт Сатклифф, который был самым близким другом Джона...

Стиг: Художник, с которым Джон вместе учился в ливерпульском колледже искусств...

Джулия: Да. Джон и Стюарт какое-то время жили вместе на Гамбия Террейс и Джон очень любил Стюарта. И поэтому, вполне в духе Джона, решил, что Стюарт обязательно должен быть в его группе. Но Стюарт не умел играть, и Пол не хотел принимать его в Куорримен. Кто-то говорит, что это потому, что Стюарт был очень красив, и всё такое. Я не думаю, что это являлось причиной. Он попросту не умел играть, ему приходилось стоять спиной к публике, чтобы это скрыть. Могу подтвердить, что это – правда, и эта проблема была решена во время поездки в Гамбург. Стюарт познакомился там с Астрид и хотел остаться там, так что всё решилось само собой. Но хорошо известно то, что Пол не хотел, чтобы в группе были люди, не умеющие играть. Потому что у Пола уже тогда были большие амбиции. И слава Богу, потому что иначе они бы не стали Битлз. Ещё один пример – Пит Бест. Красавец, просто красавец, еще один привлекательный мужчина. Я не говорю, что Пол видел потенциального соперника в каждом красивом парне. Нет. В случае с Питом Бестом, например, это Джорджа Мартина не устраивала игра на ударных Пита Беста. И поэтому он присматривался к Ринго. Это может подтвердить Джайлс, сын Джорджа, и об этом много написано.

Стиг: Я думаю, вы абсолютно правы. Про Пита Беста у меня несколько лет назад был разговор с Джо Фланнери. И он сказал мне, что однажды сидел в кафе с вашим братом, Джоном, они обсуждали какие-то проблемы, которые у них возникли с Моной Бест, которая всех в офисе Битлз поставила на уши. Он и в своей книге пишет о том же. Джон тогда спросил Джо: «Почему Брайен ничего мне об этом не сказал?», и Джо ответил: «Потому что он считает вас единой командой, ему не хочется раздора между вами, ему просто пришлось с этим справиться одному. С некоторыми из родителей просто сложнее иметь дело, чем с другими». На что Джон сказал: «Я говорил об этом с другими парнями. Видимо, это то, чего нельзя избежать из-за увольнения Пита».

Джулия: Да, потому что у неё ведь был свой клуб.

Стиг: И она также организовывала выступления для них.

Джулия: Она была очень сильно вовлечена в дела группы. И Касба был невероятно успешным клубом. Люди, приезжающие в Ливерпуль, до сих пор идут в первую очередь в Каверн, а потом в Касба. Люди и до сих пор хотят туда идти, это всё ещё очень успешный клуб. Конечно, не настолько, как Каверн \Стиг смеётся\, но всё равно успешный... У Моны, в конечном итоге, был роман с Нилом Аспиналлом, она родила Роаджа. Настолько тесно она была связана со всем этим делом...

КЛУБ КАСБА

Роадж: Моя мать, Мона Бест, приобрела этот дом в 1954 году. Как вы видите, это огромное викторианское здание. Всё началось с того, что она с моими братьями, Питом и Рори, посмотрела программу под названием «6’5 Special», и тот выпуск программы был посвящён двум кофейным барам в Лондоне. Как только было решено, что Битлз будут играть в клубе, который тогда ещё только создавался, обретал форму, Мо поставила парням условие, что они должны будут ей помогать. Джону досталась одна из комнат, в которой ему предстояло покрасить потолок, и он тут же разрисовал его какими-то фигурами с тремя пальцами и круглым животом. И Мо это совершенно не понравилось. Вторая попытка закончилась тем, что весь потолок был полностью выкрашен в зелёный цвет. Мо и это не пришлось по душе. И тогда она сказала Джону, что сама даст ему идею. Ей хотелось, чтобы потолок был выкрашен в стиле ацтеков, что-то мексиканское. И Джон оформил в этом стиле всю комнату, и она теперь называется «комната ацтеков». Что касаемо Пола, он раскрасил потолок над первой сценой цветами радуги. Вот этот потолок раскрашен Полом. Некоторым из вас эти цвета могут напомнить цветовую схему, которая была использована для Magical Mystery Tour. А Пит вместе с Джорджем, Полом, Джоном и Стюартом Сатклиффом раскрасили потолок в баре. Так что получается, белые и серебрянные звёзды на потолке в баре были нарисованы всеми пятью первыми участниками Битлз.

В Касба зарождались дружеские отношения. Именно здесь Джон, Пол, Джордж, Стюарт и мой брат Пит Бест узнали друг друга получше. Пит видел выступления Джона, Пола и Джорджа в составе Куорримен. А они видели его выступления в качестве барабанщика в группе под названием Блэкджекс. Увидев Блекджекс в Касба, Джон, Пол, Джордж и Стью, которые теперь выступали под названием Силвер Битлз, обратились к Питу с просьбой присоединиться к их группе в качестве барабанщика. У них были организованы выступления в Гамбурге, они становились профессионалами, и для него это был шанс тоже стать профессионалом. Конечно, Пит согласился. Парни репетировали здесь три дня, а потом они уехали в Гамбург. Гамбург – это отдельная история. Как мы знаем, Джордж был возвращён домой из-за того, что был слишком молод, а Пита с Полом депортировали за попытку поджога в кинотеатре Бамбокино. Джон и Стью вернулись домой позже. Пит поговорил с нашей мамой, Мо, и рассказал ей, как хороши были Битлз, которые в Гамбурге избавились от «Силвер» в своём названии. Битлз были невероятно хороши в Гамбурге, жаль, что они попали там в такую ситуацию, и им теперь нужен кто-нибудь, кто им поможет, нужно было место для выступлений. И Пит попросил нашу маму предоставить им сцену в Касба и поискать для них также возможности выступать в других местах. Она с радостью согласилась. Первое выстуление Битлз в Ливерпуле и вообще в этой стране состоялось в этом клубе, на этой сцене с нарисованной паутиной, 17го декабря 1960го года. У Пита и Рори был такой огромный круг друзей, он всё время рос, и в конечном итоге весь дом был всё время заполнен их друзьями. Мо посмотрела ту саму передачу о кофейных барах в Лондоне и ей в голову пришла мысль о том, что она может убить двух зайцев разом. Одновременно можно и вести бизнес, кофейный клуб Касба, и предоставить Питу и Рори место, где они могли бы тусоваться с друзьями. Прекрасное сочетание.

Стиг: Когда было принято решение открыть этот дом для посетителей?

Роадж: За все эти годы здесь побывало столько народу, что трудно сказать, когда эта идея возникла. Люди всё время приходили, стучались в дверь, просили дать им посмотреть на Касба: «Можно мы зайдём на минуточку, посмотрим на клуб?». И нам приходилось отказывать. Наша семья использовала этот дом как складское помещение, все комнаты были под завязку полны вещами. Но потом мы решили попробовать открыть его хотя бы на одни выходные для начала и посмотреть, захотят ли люди сюда приходить. Мы вывезли всё отсюда, и открыли двери для посетителей на выходные. И все эти выходные дом был до отказа заполнен людьми. И тогда мы решили вернуть этот дом туда, где ему место, на битловский туристический маршрут. Ведь это то самое место, где всё по-настоящему начиналось для Битлз. И этот клуб имеет большой, очень большой успех.

КЛУБ КАВЕРН

Стиг: Давайте снова вернёмся назад во времени. Джон когда-либо говорил о том, что он поёт в группе? Как-то пытался вовлечь вас в это? Или вы просто были его маленькими сестрёнками, с которыми он нянчился?

Джулия: Мы приходили на некоторые из сессий звукозаписи в студию Декка. Они, по-моему, тогда записывали Ticket To Ride. Мы ходили на многие их концерты в Ливерпуле. Мы были на ливерпульской премьере A Hard Day’s Night. Мы очень хотели пойти на закрытый показ за день до этого, упрашивали Джона, но он сказал: «Джулия, настоящая премьера – завтра. Мы сами все будем на премьере завтра, не стоит это пропускать». И мы были на этом мероприятии, от начала до конца... Вообще же, из-за Джона и Битлз наша жизнь была довольно сумбурной. Мы были вовлечены во всё это, вплоть до того момента, когда прошли первые гастроли Битлз в Штатах. Затем Джон и Синтия купили дом и переехали в Лондон в 1963м году. Джону было уже 23 года, когда он уехал из дома, в то время как у других братья уезжали в 18. А Джон ещё всё ещё жил дома. Он иногда спал у нас на полу, когда мы все вместе ходили на концерты, в Эмпайр. Возвращаясь с концертов, мы допоздна сидели, болтали, обсуждали прошедший концерт... Когда Джон со своей семьёй переехал в Лондон, они сначала жили в чьей-то квартире – уже не помню, в чьей, вам придётся самим это выяснить. Не думаю, что это была квартира Брайена /Эпштейна/, в его квартире они одно время жили здесь. А потом они купили дом за двадцать тысяч фунтов, и вот тогда стало очевидно, что он – миллионер, потому что это было неслыханной суммой тогда. Дом был в Кенвуде, и тогда там не было даже кухни, ничего не было, просто голые стены. Но мы с Джеки тут же отправились на него посмотреть, Джону не терпелось нам его показать. Мы потом поехали на рождественское шоу в Астории, в Финсбури Парк, и познакомились в гримёрке с Роллинг Стоунз. Было здОрово...

Стиг: Когда Джон прославился в составе Битлз, всё происходило очень быстро, он постоянно гастролировал. Поддерживал ли он тогда контакт с вами, вашей сестрой и отцом? Или он попросту был слишком занят?

Джулия: Мой отец переехал. Мы жили в Вултоне, но после смерти мамы отец не хотел оставаться ни на одну ночь в том доме. Он оттуда сразу же ушёл и больше не вернулся. Он переехал в другой дом, на другой стороне леса. Мы с ним жили на расстоянии в Вултонский лес друг от друга. Поэтому мы могли к нему прийти в любое время.

Стиг: А вы сами жили у своей тёти?

Джулия: Да. Так вот, у Джона был ключ от дома, в котором жил мой отец. И это уже после смерти моей матери. Так что любые истории, которые придуманы на этот счёт – чушь. Папа нашёл Джону его первую работу, когда сам работал менеджером в отеле в аэропорту. Отец как-то поймал Джона за курением своих сигарет и дал ему хорошую затрещину за это: «Во-первых, ты мог поджечь кровать, а во вторых, покупай сигареты на свои, заработанные деньги. Ну-ка, пойдём со мной!». Так что первой работой Джона была работа официантом в аэропорту.

Стиг: Ливерпульский аэропорт /сейчас носящий имя Джона Леннона/?

Джулия: Он самый. Хотя тогда он был в другом месте, сейчас его перенесли. У Джона был ключ от дома моего отца, он мог туда приходить, когда хотел. И Джон мог побыть там один. Отец работал менеджером в гостинице, и часто ночевал там, где работал. Он долгое время был менеджером по кризисным ситуациям и был постоянно в разъездах - Айл оф Уайт, Лейк Дистрикт. Ездил в те гостиницы, в которых дела шли плохо и помогал им разобраться с проблемами. Вернётся домой, и сразу в следующую поездку. Так что дома часто никого не было, и там был проигрыватель, и Джон с друзьями ходили туда репетировать. А то, что говорят – это россказни. Конечно, Джону хотелось, чтобы у него был свой отец. Его - то отец был совершенно никчемным. К тому же основательно потрёпанным жизнью.

Стиг: Сохранился ли у вас контакт с Джоном после того, как он переехал в Лондон и был занят постоянными гастролями в 1965-66 годах?

Джулия: Контакт прервался на какое-то время. Я вышла замуж за ирландца и переехала с ним в Ирландию. Замуж я вышла в августе 1968го года, и сразу уехала в Ирландию года на 2-3, после чего вернулась в Ливерпуль. За это время, в 1969 м году, Джон эмигрировал в Америку. Мы созванивались, но я его больше так и не увидела. Конечно, никогда нельзя предсказать, когда видишь человека в последний раз. Вот так и мы с Джоном больше не встретились. Так произошло из-за моего переезда в Ирландию. Останься я в Англии, у меня был бы ещё целый год для того, чтобы общаться с ним вживую.

Стиг: Вы ведь были знакомы с Синтией и тесно общались с ней и Джулианом, её сыном от Джона?

Джулия: Синтия стала для нас с Джеки словно старшей сестрой. Она – замечательная, мы всегда поддерживали общение с ней и очень, очень её любили. Очень печально, что её так рано не стало, она слишком рано умерла. Она была любящая, добрая, красивая, творческая, щедрая – я даже не могу подобрать достаточно слов, чтобы описать её. С Джулианом я тоже общаюсь.

Стиг: Поговорим о Синтии и Джоне, их отношениях. Вы помните, как они познакомились?

Джулия: Помню, ведь Джон с ума по ней сходил. Очень часто, когда кто-то встречает нового партнёра, происходит такое, особенно сейчас, это уже какое-то клише. Даже если есть дети. Появилась новая любовь, а предыдущих отношений как и не было. А откуда дети тогда взялись? Терпеть это не могу! Так и скажи: отношения разладились, мы не можем больше быть вместе но я любил этого человека, и детей люблю, которые у нас родились! Кто так скажет? Никто! Все говорят, что новая любовь – и есть настоящая, что к ним никто так хорошо раньше не относился. И всё это – до следующей большой любви. Вот Джон и повторил это глупое клише. Он безумно любил Синтию. Когда она приходила к нему, он провожал все автобусы в ожидании того, на котором приезжала она, а потом выбегал встречать её. Когда она забеременела Джулианом (удивительно, что это не произошло гораздо раньше), я помню, как в Мендипсе две мои тётушки (сестёр Стенли было пятеро, после смерти моей мамы – четверо) внушали Джону, что он совсем не обязан жениться на Синтии. Её самой там не было, Джон нервно ходил по комнате, но вдруг остановился и закричал на них: «Да блин, неужели вы не понимаете, я её люблю, и мы поженимся! Мы в любом случае поженились бы, какая разница, сейчас или потом. Отстаньте от меня! Я женюсь!». И он выбежал из комнаты. Его уговаривали не жениться, это ужасно, но я сама это слышала. Он тогда абсолютно вышел из себя, кричал, что хочет жениться на Синтии, и женится, что в конечном итоге и произошло.

Стиг: Как Джон и Синтия отреагировали на рождение у них сына, Джулиана? Они были счастливы, что у них родился сын?

Джулия: Да.

Стиг: Раскажите, пожалуйста о том, какой была жизнь Джона тогда. Как известно, он был очень занят, знаменит на весь мир, ему приходилось ездить в многочисленные турне и так далее. Но не могли бы вы немного рассказать именно о ранних днях отцовства и что это значило для Джона, какими были его первые дни дома с Джулианом.

Джулия: Он был счастлив, что у него есть сын. Он был бы рад и дочери, но сын – это была особая радость. Как известно, Джон сказал, что этот малыш будет рокером, как папа. Конечно, он был рад. Синтия, как мать, больше времени проводила с ребёнком. Тем более, Брайен сказал, что никто не должен знать о том, что Джон женат. Это показывает, насколько терпеливой, понимающей была Синтия, она смирилась со всем этим ради Джона. Она согласилась на это, потому что любила Джона и потому что понимала, что Битлз далеко пойдут, и не хотела мешать этому, быть блондиночкой, отхватившей битла. Не знаю, как ей это удавалось... Джулиана мы тогда видели очень часто. Если Синтия куда-то уезжала, то за ним смотрели мы. Тётя Гарри, у которой мы жили, обожала малышей, поэтому даже вопрос не стоял, с кем оставить Джулиана. Мы возвращались со школы, и я укладывала его в коляску и уходила в лес на прогулку с ним и с собакой. Он был крикун.

Стиг: Как и все дети...

Джулия: Да. Он часто оставался у нас.

Стиг: Позднее, когда Синтия и Джон развелись, вы поддерживали контакт с ней?

Джулия: Да. Всегда. Всегда. Мы с ней вместе были на похоронах Мими. Она приехала с Айл оф Мэн, заехала за мной, и мы вместе отправились в Лондон на поезде, переночевали там в её квартире, и на следующий день на поезде поехали на похороны. Мы остались близкими друг другу людьми, она всегда беспокоилась о нас с Джеки.

Стиг: Я читал, что Джон не хотел, чтобы кто-либо из битлов продолжал общаться с Синтией после того как в его жизни появилась Йоко. Но это не распространялось и на вас, его сестёр?

Джулия: Нет, конечно нет. Мы бы его не послушались, в любом случае.

Стиг: Джон мог быть жёстким в своих высказываниях. Я помню, Пол Маккартни в своих интервью утверждал, что Джон часто говорил что-то просто из вредности.

Джулия: Нападение – форма защиты, правда же? Это – из детства. Как объяснить в школе, что ты живёшь со своей тётей, в то время как твоя мать живёт по соседству с тобой? Как такое объяснить людям? Чтобы не объяснять, можно дать им по физиономии до того, как они начнут задавать вопросы. Подросткам, а особенно детям помладше, нужно, чтобы у них всё было, как у всех. Они все – как стадо овец, правда же? Одежда должна быть такая же, как у других. Вроде и бунтуют, а одеты все одинаково. Но это – часть взросления, они отчаянно хотят не отбиваться от своего стада... Так было и с Джоном. Это сейчас, если зайти в любой класс, то там вряд ли наберётся больше, чем два ребёнка, подростка, у кого родители не разведены, всё ещё в браке друг с другом. Но тогда, в те дни, это было неслыханно, этого никто не понимал, никто. И Джон не мог им объяснить свою ситуацию, эта ситуация продолжалась в течение такого долгого времени, и ему приходилось постоянно защищаться. Даже в сегодняшнем обществе у Джона были бы ещё бОльшие проблемы, но в 40-х, 50-х годах детей контролировали гораздо жёстче. Им не позволяли выражать свои чувства, у них и не должно было быть никаких чувств. Возможно, мы слишком сильно ударились в противоположную крайность сейчас. Но тогда всё ещё существовала дисциплина викторианских времён, и Джон от этого страдал. И при любой возможности выпускал пар, отсюда и «Держите моего сына подальше от этого Леннона, он плохо влияет на детей». И это не прекратилось и тогда, когда он подрос, атака - форма защиты. Когда мы с Джеки пошли в школу, мы столкнулись с тем же, нас постоянно спрашивали, почему мы живём с тётей, а наш отец живёт в другом месте. И нам было нечего ответить. Как такие вещи можно объяснить? Мы реагировали на это по-своему, замыкались в себе. Но я научилась никогда не задавать людям подобные вопросы, не пересекать эту линию. Потому что у меня самой на такие вопросы ответа не было, как и у Джона. Взрослые ужасно поступают с детьми. Потому что им, взрослым, так захотелось.

Стиг: Отличался ли образ Джона, созданный средствами массовой информации, от того Джона, которого знали вы? И если да, то как?

Джулия: О, он был очень мягок, очень нежен. Как будто из желе сделан. Мы с ним стали вновь созваниваться, возобновили общение году в 1974м. Как я уже сказала, я долгое время с ним не виделась: я была в курсе, чем он занят, но не знала, что он принимает наркотики. Никто из нашей семьи этого не знал, мы были слишком наивны, ничего не знали про ЛСД, героин. Правда, не знали. И вдруг я читаю такие вещи в газетах, и я думала: «Неужели это правда? Как это может быть правдой?». Это происходило, когда он был в Америке, с Йоко. Я не обвиняю её, я просто говорю, что он тогда был с ней. Началось всё с того, что чокнутый Алекс, зубной врач, в своё время предложил всем битлдам ЛСД. Но никто из нас ничего не знал об этом инциденте. От нас это всё тщательно скрывалось, и Джон тогда даже не жил в Ливерпуле, он жил в Лондоне. Но когда я жила в Ирландии, я читала про него всякое. Потом мы уехали из Белфаста из-за беспорядков, которые начались в этом прекрасном городе. Мы вернулись в Англию, где в 1971м я родила второго ребёнка, первый родился в 1970м в Ирландии. И пока мы пытались встать на ноги, Джон подсел на всякую дрянь, до него невозможно было дозвониться. И всем известно, что Джон и Йоко, эти Ромео и Джульетта рок-н-ролла, в конечном итоге расстались в 1972м году, прошла любовь, завяли помидоры. У Джона начался так называемый «потерянный уикенд» с Мэй Пенг. Мы, как и все, читали обо всём этом и диву давались, блин, это что такое происходит?

Стиг: Вы переживали за жизнь Джона узнав, что он принимал наркотики?

Джулия: Конечно, ведь известно, что могут натворить эти наркотики. Но с 1970го года контакт с Джоном был потерян. Как вдруг в 1974м году, не помню точно, когда, мне позвонила Элизабет, она же Матер или Лиз, ещё одна моя тётя с маминой стороны из Эдинбурга. И сказала, что Джон разыскивает меня. Я подумала, ну, наконец-то. Мне пришлось дождаться полуночи из-за пятичасовой разницы во времени, я позвонила ему и мы проговорили почти всю ночь, часа четыре.

Стиг: И сколько вы до этого звонка не общались друг с другом? На какое время он пропал?

Джулия: Видились в последний раз мы в 1968м.

Стиг: Затем было общение по телефону, а потом – перерыв в общении?

Джулия: Да, а потом – тишина. Я вышла замуж, а Джон как будто улетел на другую планету. Но начиная с того телефонного разговора, мы снова начали общаться.

Стиг: Итак, вы снова начали общаться, и он вернулся к Йоко Оно. Кстати, какова была ваша реакция на то, что Джон развёлся с Синтией, которая была вашей любимой подругой, и ушёл от неё к Йоко? Со своей стороны, вам, видимо, тяжело было видеть это?

Джулия: Да, это было тяжело. Тем более Йоко тут же принялась вбивать клин между Джоном и его семьёй, вот что было тяжелее всего видеть.

Стиг: Йоко решила ограничить общение Джона с его семьёй, раз она сама была лишена возможности видеть свою дочь?

Джулия: Так и было, и я виню в этом Джона.

Стиг: Он должен был быть сильнее?

Джулия: А вы бы как поступили в этой ситуации?

Стиг: Я бы это не принял, конечно...

Джулия: Вот видите! Он был слабым, очень слабым человеком. И крайне уязвимым. Йоко, небось, и сама была поражена, что он на всё соглашался. Когда кто-то вот так идёт у вас на поводу, то сначала это шокирует, а потом вы начинаете всё больше и больше качать права. Никогда не пойму, как Джон мог так поступить с Джулианом. Никогда! Ведь самого Джона его отец, Альф, отправил в детский дом при живой матери, просто исчез и бросил Джона, когда тому и пяти лет ещё не было. И Джулиану тоже было пять лет, когда Джон его бросил.

Стиг: Возможно, на Джона повлияло то, что произошло с ним в детстве, что-то на генетическом уровне?

Джулия: Нет, в глубине души Джон всё понимал. Но вот зачем он на это согласился? Если бы он был жив сегодня, я бы у него обязательно спросила, почему он так поступил? Это непостижимо. Одно дело - прекратить общение со мной, Джеки и остальной семьёй. Но бросить собственного сына, пойдя на поводу у женщины, которую он встретил? Мне это напоминает то, как Мими украла Джона у моей матери. Джон, в свою очередь, совершил такой же отвратительный поступок. Когда Джон сошёлся с Мэй Пенг, она первым же делом сказала ему: «Это твой сын. Немедленно привези его к нам». Огромное спасибо Мэй за это!

Стиг: Джулиан говорил в своих интнрвью, что он стал чаще видеться со своим отцом, благодаря Мэй Пенг.

Джулия: Так и было.

Стиг: Но только до тех пор, пока он не вернулся к Йоко?

Джулия: Да. Это Йоко вела себя странно, в отличие от Мэй. Я считаю, что это было домашнее насилие, только направленное не на жену, а на мужа. Так ведь тоже бывает, но не часто, поэтому об этом не говорят. Если муж колошматит свою жену, но всё равно получает свой ужин вечером, о чём это ему говорит? Что можно продолжать! На самом деле, после такого он должен вернуться в пустой дом, а возле дома стоит полиция, которая наденет на него наручники и увезёт в тюремную камеру. Вместо этого, он всё равно получает свой ужин. Это порок, люди порочны. Джон сам принял такую ситуацию, поэтому я виню его, а не Йоко, которая и сама, наверное, была удивлена, что он всё делает так, как она скажет. Уж не знаю, каких обещаний Джон ей надавал, но в его жизни появилась Мэй Пенг, настоящий ангел, многое в его жизни изменившая.

Стиг: Она ведь также помогла возобновить общение Джона Леннона с Полом Маккартни? Они встретились в Лос Анджелесе, сидели в компании Линды возле бассейна, музицировали вместе. И это общение уже не прерывалось до самой гибели Джона?

Джулия: Нельзя сказать, что оно восстановилось в полном объёме. Пол приходил в дом Джона в Нью Йорке, и Джон его не пускал.

Стиг: Вот как?

Джулия: Да. Пол звонил ему, когда был в Нью Йорке, а Джон говорил, что занят. Я считаю, это Йоко стояла у него над душой и говорила: «Нет, я не хочу, чтобы Пол приходил и шлялся по нашему дому». Я это отчётливо вижу. И какой из Джона друг, раз он на это соглашался. Полу, наверное, было очень обидно. Они ведь знали друг друга столько лет, я сама знаю Пола с тех пор, как ему было 15. Как так можно? С другой стороны, если уж Джон так поступил со своим сыном, то следующим на выход должен был стать ближайший друг, с которым у него была самая крепкая связь и общее дело. Это было неизбежно. А всё из-за слабости Джона, его подверженности ошибкам. И, без сомнения, Джулиан до сих пор несёт груз последствий этого. Как известно, Джон отталкивал от себя тех людей, которые имели, должны были иметь большое значение в его жизни. Его больше нет, он не может себя защищать, а я его тут критикую. Но ведь он это заслужил. По двум причинам: то, как он поступил с Джулианом и с Полом.

Стиг: Вы и сейчас общаетесь с Джулианом, или, по крайней мере, следите за тем, что он говорит в интервью?

Джулия: Я его давно не видела. Мы с сестрой пару лет назад встретились с ним в Лондоне. Но мы постоянно шлём друг другу СМС, переписываемся по электронной почте, говорим о чём-то своём. Одним словом, мы общаемся, и для меня очень важно, чтобы Джулиан не терял контакт с семьёй своего отца.

Стиг: Он – хороший человек.

Джулия: Да.

Стиг: Я с ним лично не знаком, но видел его интервью.

Джулия: Он – очень милый, но в нём также и много боли, разрушения, и это – на всю жизнь.

Стиг: Итак, вы не виделись со своим братом с 1968го года, но возобновили общение по телефону в 1974м году. Вы когда-либо затрагивали тему Джулиана в телефонных разговорах с ним? Или вы тогда были не в курсе этой ситуации?

Джулия: Мы обсуждали всё подряд, но чаще всего говорили о нашей маме, обо всём, что касается её. Ведь именно она, в первую очередь, нас объединяла. Мы наверное, обсудили каждую минуту, каждую секунду её жизни, всё, то мы про неё знали. Мы говорили о ней каждый раз, когда созванивались.

Стиг: И что он говорил о том, как повлияла на него потеря матери?

Джулия: Это невозможно описать. Отчаянье, ярость. Мы все так чувствовали.

Стиг: Расскажите, пожалуйста, про сестёр Стенли. Я читал, что это были пятеро очень сильных женщин. Джон сам их именно так описывал и говорил, что в семье главенствовали именно они, мужчины были на втором плане.

Джулия: А у нас в семье и до сих пор матриархат /хохочет/. Уж поверьте мне!

Стиг: У вас есть единоутробная сестра, которая выросла в Норвегии.

Джулия: Да.

Стиг: Вы когда-либо с ней встречались? Её, кажется, Ингрид зовут?

Джулия: Она выросла не в Норвегии, как мы сначала думали. На самом деле, она выросла в Ливерпуле, потом переехала в Хэмпшир. Её приёмный отец был норвежцем. Она поехала с ним в Норвегию перед его смертью, потому что он хотел умереть дома. Её приёмная мать к тому времени уже умерла. У него есть дети в Норвегии, это её приёмные братья и сёстры. Она постоянно туда ездит.

Стиг: Так вы с ней познакомились?

Джулия: Да, конечно.

Стиг: Наверное, это странно – вдруг узнать, что у вас есть единоутробная сестра? Вы уже были взрослыми, у каждой была своя жизнь? И вдруг она стоит перед вами?

Джулия: Я ничего о ней не знала вплоть до 1996го года. Я могу сейчас показаться махровой эгоисткой, но до этого были только Джон, я и Джеки. Мы с Джеки похожи, как две горошины в стручке. Только Джеки повыше, чем я. Но люди иногда останавливают меня на улице : «Привет, Джеки! Ой, извините, вы - Джулия, не так ли?» Мы настолько похожи, что нас в детстве часто принимали за двойняшек. А ещё мы обе похожи на Джона, семейное сходство есть в нас, во всех троих. А Ингрид на нас не похожа совсем. У неё голубые глаза, очень светлая кожа, светлые волосы, полная противоположность нам. Не знаю, как так получилось, но это так и есть. Я её увидела впервые, когда мой кузен Стен устанавливал памятную доску Английского Наследия на доме Мими в Мендипсе. Вся семья была там, и Ингрид тоже пришла. Стен был на лестнице, я ему помогала, и вдруг он мне говорит: «Джулия, посмотри-ка туда. Это – Ингрид». Он видел её фото до этого, а я понятия не имела, как она выглядит, и никто из нас не знал, что она собирается прийти. А она взяла и заявилась. И я сказала: «О, Господи, а это точно она?». Стен ответил: «Да, точно». Мы спустились с лестницы, пообщались с прессой и пошли по дороге, а она – за нами, со своим парнем, или просто другом. Мы садились в машину, которая должна была отвезти нас в ратушу на обед, и я предложила Ингрид с её спутником присоединиться к нам. И он очень хотел поехать с нами, мол, поехали, поехали, а она собиралась отказаться. И тогда я сказала: «Давай, поедем, заодно пообщаемся. У нас весь день свободный. Садись в машину, пожалуйста». Она так к нам тогда и не присоединилась. Может, это и к лучшему, что она осталась для меня совершенно чужим человеком, в то время как я ощущаю такую радость и тепло в сердце от каждой встречи с Джеки. Я её так хорошо знаю. Она – это я, а я – это она, и мы обе – наша мама. Мы обе так похожи на нашу маму. И поэтому Джон был похож на нас, мы все – в неё. А Ингрид – нет. Её отцом был некто по имени Таффи Уильямс. Таффи – слишком мягко для мужского валлийского имени. Поэтому мы не знаем, как Таффи Уильямса на самом деле звали. Он был откуда-то из северного Уэльса, насколько я знаю, и она, должно быть, очень сильно на него похожа. Но точно не в нашу породу. По мне, так и слава Богу. Ведь было бы так странно, если бы вдруг появился ещё один человек, который выглядит, как мы с Джеки, но которого мы и знать не знаем... В любом случае, она знает, что для неё дверь открыта, и раньше, и сейчас, в любое время, общаться со всеми нами, с кем-то из нас или только с одним из нас, как ей захочется. Я с ней очень долго говорила по телефону и объяснила это.

Стиг: Это интервью подходит к концу, но мне сначала хотелось бы объяснить вот что, раз уж мы заговорили об Ингрид/Виктории. Возможно ведь, что кому-то не известны обстоятельства, связанные с ней, её история. Ваша мать познакомилась с Таффи Уильямсом, когда её муж, Альфред Леннон, дезертировал из морского флота в 1943м году, он исчез и Джулия не знала, жив он или нет.

Джулия: Так всё и было. Моя мать каждые две недели ходила получать выплаты за него, кажется, 8 шиллингов. Не знаю точно, что это были за выплаты, это были деньги на неё и Джона, потому что Альфред служил во флоте. Только не в Королевском флоте, а в торговом, по-моему. Так вот, он сбежал с корабля в Америке и пропал, и мама узнала об этом только потому, что деньги перестали приходить. Она пошла за очередной выплатой, а денег не было. Ей просто сказали, ваш муж пропал, денег не будет. Он заварил кашу, а она расхлёбывай. Неслыханно!

Стиг: И он вернулся только через 2 года?

Джулия: Да. Он вернулся, а она за это время родила дочь и была вынуждена отдать её на удочерение. Мой дед и Мими сказали, что что они не примут её с этим ребёнком. Тогда она пошла в Армию Спасения, приют для матерей с детьми. Родила там девочку, кормила её 6 недель, а потом ребёнка забрали. Я не могу об этом говорить, просто не могу...

Стиг: Это ужасно.

Джулия: Мама родила от Таффи Уильямса, но всё ещё была замужем за другим. И Таффи сказал ей, что, так и быть, он окажет ей великую честь и примет её. Ребёнок-то был от него, пусть мама и не могла выйти замуж за Таффи. Но Джона он принять был не согласен. Конечно же, она послала его к чёрту и вот таким образом оказалась одна, с ребёнком на руках. Таффи принял бы новорожденную Ингрид, но не ребёнка, который у мамы уже был. Непостижимо... Поскольку мама больше не получала никакой финансовой помощи, ей пришлось устроится на работу, где она и познакомилась с моим отцом. А в 1947м году у них родилась я.

Стиг: Расскажите немного об их знакомстве?

Джулия: Они познакомились в кофейне под названием Брукс.

Стиг: Они там работали?

Джулия: Мама обслуживала столы, а отец был там ремонтником на неполный рабочий день. Он учился на портного, и приходил в кофейню в обед, ремонтировать то, что сломалось. Они начали встречаться, и он сказал, что примет маму вместе с Джоном. И поэтому им удалось так быстро получить квартиру. Какое-то время всё было идеально.

Стиг: Ваш папа тоже интересовался музыкой? Играл на каких-нибудь инструментах?

Джулия: Нет, но он пел.

Стиг: Хорошо пел?

Джулия: Не очень, но петь любил. Очень любил. Когда Джона увезли в Мендипс, мой дед, который не пускал моего отца даже на порог своего дома, вдруг предложил ему с моей мамой жить у себя. Денег ни у кого не было, нужен был какой-то дополнительный доход. И дед обратился к отцу, что было крайне лицемерно с его стороны. То не пускать, то вдруг пускать.

Стиг: Какие у вас отношения были с вашим дедом?

Джулия: Я помню, как он со мной играл, катал меня на качелях... Он умер в марте 1949 года, и мы переехали в августе того же года. Моим родителям предложили купить дом деда, хозяин которого владел и домом по соседству, и он захотел оба дома продать. В покупке дома моим родителям было отказано, у них не было достаточно денег, и мы переехали в так называемый муниципальный дом, такие теперь называют доступным жильём. Новый дом был даже лучше, чем тот, в котором мы жили на Пенни Лейн. Там было три спальни, ванная и отдельный туалет, столовая, кухня, кладовка, двор со всех сторон с выходом в общий огород. Это был прекрасный дом, в два раза больше, чем наш предыдущий. Нам тогда очень повезло. Но мама с отцом получили этот дом как супружеская пара. В Ливерпульской городской корпорации так и не выяснили, что они не были расписаны. Так что мои родители получили дом в качестве мистера и миссис Дайкинс. До этого я носила фамилию Леннон, у нас с сестрой есть по два свидетельства о регистрации. Одно из моих – на имя Джулии Леннон, а второе – на имя Джулии Дайкинс. Так же и у Джеки, на две разные фамилии. Кевин, один из моих кузенов, который работает архивариусом, однажды нашёл эти свидетельства, позвонил мне и сказал: « Ты должна прийти и посмотреть на это! За 40 лет на этой работе я ничего подобного не видел. Ты, оказывается, была Джулией Леннон до переезда в Спрингборд». Мне сменили фамилию, чтобы получить дом. Так что мои родители соврали муниципальным властям, сказав, что они состоят в браке, иначе они остались бы без дома. Все относились друг к другу с осуждением.

Стиг: Также очень странно, что Альфред Леннон не дал вашей матери развод, а без его согласия она не могла с ним развестись... Интервью подошло к концу, последний вопрос. Как я понимаю, вы не общаетесь с Йоко, не имеете с ней ничего общего и возможно, даже не знакомы с ней?

Джулия: Нет, Джон нас познакомил.

Стиг: Понятно. А с вашим племянником Шоном у вас есть какой-то контакт?

Джулия: Нет, с Шоном у меня нет никакого контакта. Я, как и остальные члены семьи, познакомилась с ним на похоронах Мими. Но я с ним не общаюсь, он в этом не заинтересован. Его мать так его воспитала, не хотеть общаться с семьёй его отца, она с нами и сама не хочет общаться. Понятно, что ему всё это внушали с рождения. Моя сестра ходила на один из концертов Шона в Лондоне пару лет назад. Шон обычно выступает в небольших заведениях, куда хорошо ходить, когда у тебя нет денег. Джеки поговорила с охранником и попросила передать Шону, что она пришла, но Шон так и не вышел к ней, он не захотел встретиться с ней. Печально, но это жизнь. Пойди Джеки на концерт Джулиана, тот бы обязательно распорядился проводить её к нему в гримёрку.

Стиг: Синтия в своей книге пишет, что Джон купил вам с Джеки дом.

Джулия: Да.

Стиг: Но вы его так и не получили?

Джулия: По закону, технически дом принадлежал Эппл. Как и дом, купленный Джоном в Сэндбэнкс для Мими. И Йоко очень быстро распорядилась этими двумя домами. Тот, который в Сэндбэнкс, сравняли с землёй на следующий же день/после похорон Мими?/, хотя его можно было продать. А второй дом, в Вултоне, Йоко пожертвовала Армии Спасения, и теперь там бесплатно живёт какой-то пенсионер, полковник, или что-то вроде того. Ирония. От начала до конца.

Стиг: Очевидно, что вы – не очень большая фанатка Йоко./смеётся/

Джулия: Я её не понимаю. Хотя мне понятно, почему Джон был с ней. Она маленькая, у неё восточные черты. Моя мать была такой же. Веселая, снисходительная. Это всё понятно. Но вот зачем было отвергать собственного сына...

Стиг: Джулиан в своём интервью говорил, например, что Йоко была против того, чтобы ему покупались гитары. Это действительно сложно понять.

Джулия: Джону было всего 26 лет, когда родился Джулиан. Он был идиотом, ведомым.

Стиг: Вы- совладелица Каверн. Как вы на это согласились? Почему вас это заинтересовало? Вы могли просто наслаждаться жизнью, но решили инвестировать в Каверн?

Джулия: Наверное, я такая же авантюристка, какой была Мими, просто направила свою энергию в мирное русло. Я давно знаю Дэйва и Билла, других совладельцев. Ещё до того, как я купила свои доли, которых у меня, кстати, меньше, чем у остальных. Просто возникла такая возможность. Я тогда как раз продала дом и собиралась купить следующий. Мне нравится покупать новые дома, ремонтировать их, это был уже второй дом, который я собиралась ремонтировать. И это был очень хороший побочный заработок, помимо основной работы: я преподаю психологию. И вдруг я узнаю, что этот клуб ищет инвесторов. И я вложила в него деньги, вырученные от продажи дома, плюс взяла в банке кредит. И ни разу об этом не пожалела. Это было моим лучшим решением. А ведь я рисковала всё потерять. Я не игрок по натуре. Иногда могу поставить десять фунтов на какую-нибудь лошадь, участвующую в забеге, потому что каждый ливерпульдец обязан это делать каждый год, закон такой, иначе вас арестуют /смеётся/. Так что я не игрок, а тут вдруг выписала чек на всю сумму, которая у меня была. Но это и правда лучшее решение в моей жизни. Настоящую пользу это решение принесёт моим детям и внукам, чему я очень рада.

Стиг: Прекрасно! Как и то, что после стольких лет к Битлз, как и к Каверн, всё ещё есть интерес.

Джулия: Да, это замечательно. Вы видели этого молодого человека, который только что зашёл? Это Кларк, он отлично разбирается в компьютерах, а ещё он играет в трибьют бэнд Битлз. Есть ещё один парень, тоже компьютерщик, работает в офисе, он выступает в составе той же группы. В этом клубе такая энергетика, это не просто клуб, посвящённый Битлз. Он существовал и до них, он помог раскрутиться Битлз, а не наоборот. И Джон говорил, что он чувствовал себя наиболее свободно и наиболее счастливым именно на сцене Каверн.

Стиг: Большое спасибо, что уделили мне своё время, Джулия. Удачи вам.

Джулия: Спасибо.

]]>