Beatles.ru
Войти на сайт 
Регистрация | Выслать пароль 
Новости Книги Мр.Поустман Барахолка Оффлайн Ссылки Спецпроекты
Главная / Книги / Cтатьи, обзоры, интервью Битлз.ру / Пол Маккартни - концерт в Хартфорде, США 27.09.2002

Поиск
Искать:  
СоветыVox populi  

Книги

RSS:

Статьи
Периодика

Beatles.ru в LiveJournal:

beatles_ru_all
   

Пол Маккартни - концерт в Хартфорде, США 27.09.2002

Дата: 26 июня 2003 года
Автор: The Word
Тема: Пол Маккартни - тур '2002 (Driving USA / Back In U.S. / Driving Mexico / Driving Japan)
Просмотры: 5690

Будучи поклонником "Beatles" с более чем тридцатилетним стажем, к Полу Маккартни я всегда относился спокойно. Для меня он представлял, если так можно выразиться, музейный интерес - я воспринимал его не как современного музыканта, а скорее как памятник самому себе. А вот для моего друга Эдика, лет десять назад переехавшего в Коннектикут, концерт Маккартни, на котором мы с ним побывали, - это чуть ли не веха в жизни - такое же событие, как для какого-нибудь правоверного коммуниста - послушать "живьем" выступление Ульянова-Ленина. Словом, фантастика. При этом Эдик из-за меня чуть не лишился счастья лицезреть своего кумира.

Дело было так: Маккартни во время своего турне "Driving USA" в Хартфорде не выступал, однако события 11 сентября так на него повлияли, что он сначала стал одним из организаторов знаменитого благотворительного концерта рок-звезд в Нью-Йорке, а потом организовал продолжение турне, уже под названием "Back in the U.S.". Когда в расписании концертов Маккартни появился Хартфорд, это вызвало в Коннектикуте своего рода ажиотаж: ни сами "Beatles", ни Маккартни после распада группы в Коннектикуте не выступали, и для местных битломанов это был первый, а может быть, и последний шанс увидеть Маккартни "живьем". Мы с Эдиком этого не знали и спокойно обсуждали на ICQ и в письмах, идти ему на этот концерт или нет. Я считал, что покупать дорогущие билеты на заведомо плохие места никакого смысла нет - мол, концерт Маккартни того не стоит.

Как раз незадолго до того Эдик с женой и дочерью ездили в Хартфорд на совместный концерт Элтона Джона и Билли Джоэла; билеты обошлись им по 100 долларов за штуку, а сидели они практически за сценой, хоть и очень близко, и слушали отраженный звук. И Эдик, и я полагали, что вокруг концерта Маккартни таких страстей не будет. Мы оба заблуждались. В первый день продажи билетов на концерт Маккартни в Хартфорде Эдик заглянул на сайт www.ticketmaster.com, где можно купить билеты практически на все концерты, проходящие в США, и обнаружил, что остались только разрозненные билеты далеко не в лучших местах. Стоили они еще дороже, чем билеты на концерт Элтона Джона и Билли Джоэла. Эдику достались последние два билета рядом - недалеко от сцены, но при этом сбоку от нее - и один билет на угловой трибуне в противоположном от сцены конце зала.

Учитывая, что спортивно-концертный комплекс "Hartford Civic Center" вмещает порядка 20 тысяч человек, можно представить себе, на каком расстоянии от сцены находится эта трибуна. Стоили эти билеты почти одинаково: примерно по 140 долларов. Билеты в партер продавались в среднем долларов за 300. Буквально на другой день на сайте www.ticketron.com, где владельцы билетов могут выставлять их на продажу, билеты на этот концерт Маккартни уже предлагались по цене от 600 до нескольких тысяч долларов за штуку. Я бы в это не поверил, если бы не видел своими глазами.

Один билет у Эдика оказался лишним, потому что его жена идти на Маккартни не захотела, и Эдик вместо того, чтобы перепродать этот билет на "Тикетроне", предложил его мне. Я подумал-подумал - все-таки, деньги немалые - и согласился. Конечно, побывать на концерте "Beatles", Харрисона или Леннона мне бы хотелось намного сильнее, но о том, чтобы увидеть "Beatles", я никогда и мечтать не мог, и шансов попасть на концерт Харрисона или Леннона у меня было не больше - зачем же отказываться от возможности услышать одного из двух оставшихся в живых "битлов"?

Я прилетел в США за несколько дней до концерта. Время прошло незаметно, и вот 27 сентября Эдик, его дочь и я едем в Хартфорд. Выезжаем мы заранее, в настоящие пробки мы не попадаем, но все-таки дорога занимает не 1 час 3 мин., как это указано в "directions" на Yahoo, а минут на двадцать больше, и мы подъезжаем к "Hartford Civic Center" приблизительно в половине восьмого. Официально концерт должен начаться в восемь, но всем известно, что рок-концерты никогда вовремя не начинаются, так что мы не торопимся. Сейчас надо где-то оставить машину. В большом городе вроде Хартфорда найти бесплатное место для парковки всегда трудно, а уж перед концертом или спортивной игрой, когда люди съезжаются со всего штата, просто невозможно, в чем мы и убеждаемся, покружив по близлежащим улицам. Зато на каждом углу стоит негр, машет картонным плакатиком с надписью "PARKING $10" и показывает, куда надо ехать. Предприимчивые ребята арендуют на вечер все служебные паркинги в округе, принадлежащие различным фирмам, и зарабатывают на этом очень приличные деньги. В зависимости от близости к "Hartford Civic Center", такая парковка может стоить от 6-8 до 15-16 долларов. Мы оставляем машину в двух кварталах от комплекса и платим за это 10 долларов. Уже без двадцати восемь. Через несколько минут мы подходим к ступенькам "Hartford Civic Center". Никогда в жизни я не видел столько лимузинов одновременно - они подъезжают, останавливаются, высаживают пассажиров и отъезжают, освобождая дорогу следующим. Похоже, что среди поклонников Маккартни немало состоятельных людей. Не потому ли билеты на его концерт стоят так дорого?

Мы входим внутрь… и буквально упираемся в огромную толпу. Такое впечатление, что в зал еще не пропускают, но этого не может быть. Народ сбит с толку, галдит, суетится и гораздо больше напоминает мне наших людей, чем американцев. Наконец я нахожу на входной двери небольшое объявление приблизительно следующего содержания: в связи с необходимостью прохождения через зону контроля при входе в "Hartford Civic Center" зрителям рекомендуется приезжать как минимум за час до начала концерта, а за опоздание администрация ответственности не несет. Выходит, все эти люди до сих пор не прошли контроль. Становится ясно, что к восьми мы в зале не будем. Обычно американцы в таких случаях мигом выстраиваются в очередь, а в данном случае должно было образоваться даже несколько очередей (столько же, сколько и пунктов контроля), однако из-за всеобщей суматохи толпа остается толпой, а мы, растерявшись, оказываемся в самом ее конце. К зоне контроля нам удается подойти только через час. Здесь все происходит точно так же, как в аэропорту, если не строже: надо выложить все металлические предметы и пройти через "подкову", потом многих людей отводят в сторону и тщательно обыскивают; меня заставляют снять куртку и кепку - куртку проверяют металлоискателем, а кепку ощупывают руками.

Пройдя контроль, мы спешим по коридорам и лестницам к входу в зал, но надежды успеть к началу концерта уже не осталось. Однако мы знаем, что перед концертом Маккартни выступает не "support act", а что-то вроде цирковой труппы - авось, этот цирк еще на сцене. Поднявшись на очередной, уже не помню, который этаж, мы расходимся, предварительно договорившись встретиться после концерта у входа в здание. Эдику с дочерью надо в одну сторону, у них места сбоку от сцены, а мне совсем в другую. Сориентироваться даже в таком огромном комплексе, в принципе, нетрудно: здесь, так же, как и у нас, зал поделен на сектора, а сектора - на ряды, вот только ряды обозначены не цифрами, а буквами. Я нахожу свой сектор, вхожу в зал и сразу смотрю на сцену. Ура! Там еще продолжается не то пантомима, не то цирковое представление. Вот и мой ряд. Я смотрю на номера мест: мое место довольно далеко, и мне придется пройти чуть ли не через весь ряд. Выходить из зала, чтобы обойти сектор, мне не хочется, и я пробираюсь к своему месту мимо сидящих людей. Тут важно знать, что в Америке считается невежливым проходить через ряд лицом к сидящим. Да, именно так: двигаться нужно, повернувшись к людям спиной. Нам это кажется странным, но американцам, сидящим в нашем театре или концертном зале, наверное, кажемся странными мы.

Я оглядываюсь по сторонам. Справа от меня сидит крупный бородатый мужчина лет шестидесяти, а рядом с ним - полная женщина немного моложе его; судя по всему, это муж и жена. Доставая из чехла мощный бинокль, которым меня снабдил Эдик, я окидываю взглядом огромный зал. Снаружи он не кажется гигантским, но изнутри его размеры меня просто поражают. Свободных мест практически не видно, значит тут находятся все двадцать тысяч зрителей.

Я рассматриваю в бинокль какого-то клоуна на сцене, но тут становится темно, и на заднике в круге света появляется неподвижный силуэт человека с гитарой. Мне кажется, что силуэт на заднике - это слайд или заснятое на пленку изображение, но тут задник взлетает вверх, и силуэт человека с гитарой оказывается самим Маккартни. На сцене уже стоят остальные музыканты: два молодых, явно годящихся Маккартни в сыновья гитариста, толстый негр-барабанщик, тоже сравнительно молодой, и клавишник лет сорока с лишним. Маккартни подбегает к микрофону, и раздаются первые аккорды песни "Hello Goodbye".

Я испытываю чувство нереальности происходящего. Даже не знаю, во что мне труднее поверить: что это на самом деле я сижу в огромном зале, который ходит ходуном, или что на сцене я действительно вижу Пола Маккартни, настоящего "битла", пусть и шестидесятилетнего. Если бы кто-то сказал мне в конце 60-х - начале 70-х, когда я был помешан на "Beatles" (я ведь один из тех, кто английский выучил только за то, что им разговаривал Леннон), что я наяву увижу и услышу Маккартни, я бы такому не только не поверил, но еще и воспринял бы это как издевательство. Я ведь хорошо помню, как мы раз за разом ходили смотреть более чем посредственный фильм Элема Климова "Спорт! Спорт! Спорт!" только для того, чтобы увидеть коротенький - несколько секунд - отрывок из выступления "Beatles".

А что творится в зале, трудно описать. Стоячих мест здесь в принципе нет, но весь партер уже на ногах, и никто там больше не сядет (а если сядет, то ничего не увидит из-за тех, кто стоит впереди, тем более, что пол в партере без подъема). Большинство людей на трибунах тоже вскочило на ноги. Практически все - и в партере, и на трибунах - танцуют на своих местах. Многие протягивают одну руку вверх и вперед, вроде как в нацистском приветствии, и я сначала не могу понять, что это значит, а потом вижу, что каждый из них держит в вытянутой руке мобильный телефон - таким образом Маккартни вместе с ними слушает кто-то еще.

Ближе к концу партера находится огромная, слегка приподнятая над полом площадка. С того места, где я сижу, хорошо видны микшерные пульты, расположенные по всему периметру этой площадки, и многочисленные звукоинженеры и операторы. До сих пор самое большое сооружение такого рода я видел на концерте Эрика Клэптона, но, по-моему, оно все-таки было поменьше размером.

Звук невероятно громкий, как это обычно бывает на всех на рок-концертах в США, но исключительно качественный - намного громче и лучше, чем тот, что мне приходилось слышать на концертах у нас.

Однако самое большое впечатление производит на меня визуальная часть этого шоу. Вместо задника на сцене установлены гигантские экраны, на которые транслируется постоянно меняющееся изображение. Каждая песня оформлена по-своему; почти все время показывают Маккартни крупным планом, но в целом видеоряд лишь частично состоит из того, что сейчас происходит на сцене, а главным образом это кадры из киносъемок, документальные и художественные фотографии, рисунки, просто игра цвета - словом, всё то, из чего строятся современные видеоклипы. Трудно представить себе, сколько труда и денег потребовалось, чтобы отснять и смонтировать все эти материалы, а потом детально продумать их совмещение с "живой" трансляцией.

Я замечаю, что бородатый сосед справа точно так же, как и я, смотрит не только на сцену, но и в зал. Сам он сидит спокойно, а на бушующих зрителей поглядывает с легкой улыбкой - по-моему, это улыбка одобрения. Может, он молодость вспоминает? После первых нескольких песен он поворачивается ко мне и что-то говорит, но я из-за громкой музыки и рева толпы не могу его понять. Тогда он наклоняется и кричит мне на ухо:

- Он собрал отличную группу!

- Я думаю, не хуже "Wings", - кричу я в ответ.

Музыканты, выступающие сейчас с Маккартни, - это, конечно, не звезды, но крепкие профессионалы, прекрасно знающие свое дело, и играют они безукоризненно. Не случайно только теперь в репертуаре Маккартни появились песни, - и "Beatles", и свои собственные, - которые он до того никогда не пытался исполнять на сцене из-за сложности, "студийности" звучания - такие, например, как "She's Leaving Home" или "Getting Better".

Между тем Маккартни не только играет и поет одну песню за другой, но и ведет свой концерт как настоящий конферансье: он часто шутит, рассказывает истории создания некоторых песен, как новых, так и тех, что они написали когда-то с Джоном Ленноном, а про одну песню из своего последнего альбома он говорит, что посвятил ее Хедер (Heather), своей жене, при этом он поворачивается и смотрит куда-то влево, рядом со сценой - ясно, что она сейчас сидит где-то там. Похоже, что Маккартни никогда не расстается с нею - точно так же, как раньше он не расставался с Линдой.

Приблизительно в середине концерта остальные музыканты незаметно уходят со сцены, Маккартни вдруг начинает играть на электропианино заунывную мелодию в стиле "new age" и затем объявляет:

- Time for your massage.

"Вам пора делать массаж". Маккартни рассказывает о том, как ему в разное время и при разных обстоятельствах делали массаж. Одну из историй Маккартни начинает так:

- Это случилось, когда мы приехали в Японию… - потом он делает паузу и поясняет. - Нет, не в ТОТ раз…

Зал, вернее, бoльшая его часть, хохочет. Ниже меня сидят две женщины, одна помоложе, другая явно постарше; может, это две сестры, а может, мать и дочь - в полумраке мне трудно это понять. Та, что постарше, смеется, а та, что помладше, явно не понимает, в чем дело, и тогда старшая кричит младшей:

- He got busted in Japan once!

Это можно перевести как "Его в Японии как-то раз арестовали". Насколько я помню, когда Пол и Линда Маккартни вместе с "Wings" прилетели на гастроли в Японию в 1980 году, таможенники в аэропорту нашли у Маккартни марихуану, он был арестован, провел ночь в тюрьме, а затем его выслали из страны, лишив въездной визы, так что концерты в Японии пришлось отменить. Кажется, японские власти потом еще несколько раз отказывали Маккартни в визе. А еще говорят, что ночь, проведенная Маккартни в японской тюрьме, была единственной, когда Пол и Линда не были вместе.

А Маккартни рассказывает историю про массаж, который ему делали в Японии. Молоденькая девушка-массажистка что-то напевала, Маккартни прислушался и разобрал слова песни - и тут он тоненьким голоском изображает, как пела эта японка:

- Yesterday, all my troubles seemed so far away…

Теперь уже хохочет весь зал.

Я думаю вот о чем: музыка Маккартни не захватывает меня так, как это бывало со мной на концертах Эрика Клэптона и Марка Нопфлера, но вот такого Шоу, - именно с большой буквы, - где удивительно сочетается всё, - и сама музыка, и качество ее исполнения, и изображение, и свет, и личность главного "шоумена", - я еще никогда не видел. Маккартни - не просто талантливый музыкант и автор песен, самый популярный композитор ХХ века, один из богатейших людей Великобритании и пожизненный лорд, но еще и гениальный "entertainer" (этого слова нет в русском языке; обычно его переводят как "эстрадный артист", но буквально оно означает "развлекатель"). Уникальный талант Маккартни не только в том, что он написал множество замечательных песен, но и в том, сколько радости он смог доставить людям, которым посчастливилось попасть на его концерты. Между прочим, на следующий день среди отзывов на этот концерт в Интернете я наткнулся на такой: "Concert ticket: $150. Watching and hearing Sir Paul: Priceless" - "Цена билета на концерт: 150 долларов. Видеть и слышать сэра Пола: бесценно".

Исполнив с десяток песен вместе с группой, Маккартни начинает петь один под акустическую гитару. Прежде чем исполнить песню "Here Today", посвященную Джону Леннону, он рассказывает, как познакомился и подружился с Джоном, как они писали свои первые песни. Потом Маккартни берет в руки юкулеле - маленькую четырехструнную гавайскую гитару (на такой играла героиня Мерилин Монро в знаменитой комедии "Some Like It Hot", которая шла у нас под названием "В джазе только девушки") - и говорит, что у Джордж Харрисон любил играть на этом инструменте. Как-то раз Маккартни, будучи у Харрисона дома, взял юкулеле и сказал: "Вот как можно сыграть "Something", послушай". И тут Маккартни поет "Something", причем несколько быстрее, чем эта песня звучит в исполнении Харрисона. В сочетании со звуком юкулеле, слегка напоминающем балалайку, звучит это довольно смешно. Допев песню, он продолжает рассказ. Джордж дослушал до конца и спокойно сказал: "Ты неправильно играешь". Он отобрал у Пола юкулеле и сам стал играть и петь "Something" - и Маккартни показывает, как именно: еще быстрее, чем это делал он сам, причем Маккартни еще и начинает петь неестественно высоким голосом - вроде ускоренных голосов в мультфильмах. Зал умирает от смеха. Наверное, так и надо поминать покойных "развлекателей" - не скорбеть оттого, что их с нами нет, а радоваться тому, что они с нами были.

Маккартни объявляет песню, которая была когда-то одной из моих любимых - это "My Love". У нее незамысловатые слова, но довольно необычная, сложная и красивая мелодия, а вокальная партия требует очень сильного голоса с большим диапазоном - двадцать девять лет назад, когда эта песня была записана, он у Маккартни был, это точно, но сейчас, в шестьдесят лет?.. Не уверен.

- Я написал эту песню для Линды, - говорит Маккартни, - а сейчас хочу посвятить ее всем влюбленным, сидящим в этом зале.

Я замечаю, как пожилой мужчина справа от меня и сидящая рядом с ним женщина берутся за руки.

А Маккартни прекрасно справляется с "My Love". Мне трудно в это поверить, но голос его звучит совершенно безукоризненно.

Когда Маккартни поет песни, написанные во времена "Beatles" или "Wings", они почти всегда звучат практически так же, как студийные записи на альбомах. Правда, "Let Me Roll It" он играет в слегка убыстренном темпе и слишком размеренно, и мне в этой песне, которая в оригинале похожа на блюз, не хватает свинга, "раскачки". "Back In The U.S.S.R." он тоже немного изменяет, но в противоположную сторону: темп чуть-чуть замедлен, в ритме появляется свинговая пульсация, и этого достаточно, чтобы песня из пародии на "Beach Boys" превратилась в классический рок-н-ролл. Позже, выйдя во второй раз на бис, Маккартни приблизительно в таком же стиле исполняет "I Saw Her Standing There". Наверное, именно эти две песни завели зрителей больше всего - буквально весь зал ревел от восторга и плясал.

Лично мне кажется, что визуальное оформление "Back In The U.S.S.R." едва ли не превзошло музыкальное исполнение этой песни. Экраны выстраиваются в большие вертикальные и горизонтальные прямоугольники, а на них одна за другой ритмично сменяются черно-белые документальные фотографии советской хроники: красноармейцы и физкультурники, рабочие и крестьяне, съезды и парады, трактора и автомобили, поля и заводы, Ленин и Сталин. На залитом красным цветом фоне мелькают надписи белого цвета на русском языке, выполненные характерным для того времени шрифтом (вроде как в изданиях ЛЕФа). Стилизация выполнена человеком с безукоризненным вкусом и хорошо знакомым с советским конструктивизмом. Никакого отношения всё это к содержанию песни не имеет, но общее впечатление остается очень цельным.

Маккартни и его музыканты на какое-то мгновение исчезают за кулисами и тут же снова появляются на сцене, но Маккартни среди них я не вижу. Двое на бегу размахивают огромными флагами США и Коннектикута. Зал сначала ревет от восторга, а потом все, как по команде, вскакивают на ноги, и, взмахивая правой рукой, сжатой в кулак, начинают скандировать:

- Ю-Эс-Эй! Ю-Эс-Эй! Ю-Эс-Эй!

Я хотел бы продолжать сидеть, но не хочу привлекать к себе внимание, и потому тоже вынужден принять участие в этом бурном изъявлении патриотических чувств, хоть и чувствую себя при этом не в своей тарелке. Когда публика постепенно начинает успокаиваться, я смотрю на сцену в бинокль, потому что не могу понять, куда подевался Маккартни. И тут я вижу, что это сам сэр Пол бегает по сцене с американским флагом. Пиджак в полоску он сбросил уже давно, а только что за кулисами он, оказывается, успел сменить рубашку на красную футболку с надписью "No more land mines" - "Нет наземным минам".

Становится ясно, что подошла очередь песни "Freedom", написанной после событий 11 сентября. Маккартни рассказывает о своей любви к Америке, о том, что он в то время чувствовал, как хотел помочь этой стране и Нью-Йорку, как сочинил песню о свободе и стал одним из организаторов благотворительного концерта, прошедшего в Нью-Йорке в начале ноября прошлого года. Зрителями концерта были в основном нью-йоркские пожарники и полицейские, а также семьи тех, кто погиб, спасая людей под развалинами небоскребов. На том концерте "Freedom" звучала дважды: первый раз Маккартни исполнил ее со своей группой, а второй раз на бис - со всеми участниками концерта, а также с пожарниками и полицейскими, которые смогли прорваться из зала на сцену. Песня эта - что мелодия, что слова - простая, если не сказать примитивная, но она наверняка так и задумывалась, потому что запоминается мгновенно, - особенно припев, - и ее ничего не стоит исполнить хору, состоящему из любого количества зрителей. Так оно и происходит: едва Маккартни доходит до припева, весь зал подхватывает:

- We will fight for the right to live in freedom!

А Маккартни снова садится за электропианино, и звучит "Live And Let Die" - песня, написанная для одного из фильмов про Джеймса Бонда. Она мне, в общем-то, не нравится, но вот ее оформление в буквальном смысле этого слова потрясает и меня, и весь зал. "Live And Let Die" состоит из трех частей, которые отличаются не только мелодией, но и темпом. Когда начинается одна из этих частей, наиболее быстрая и бурная, в нескольких местах по периметру сцены в воздух с грохотом взлетают столбы пламени и дыма. Это повторяется еще раз или два, когда медленная часть сменяется быстрой. А едва затихают последние аккорды песни, как совершенно неожиданно раздаются просто оглушительные взрывы, и в тех же самых местах пламя поднимается на такую высоту, что практически достает до самого потолка. Эдик с дочерью, сидевшие совсем близко от сцены, рассказывали мне потом, что их лица в тот момент буквально опалило жаром. Когда пламя гаснет, и дым рассеивается, на большом экране видно, как Маккартни сначала хватается за сердце, а потом осуждающе качает головой и грозно машет пальцем в ту сторону от сцены, где, очевидно, сидят пиротехники. Зрители в который уже раз хохочут.

Во время исполнения "Let It Be" зал снова поет вместе с Маккартни - те из зрителей, кто знает слова песни, поют ее от начала до конца, а остальные подхватывают припев.

Спев "Let It Be", Маккартни и все остальные, поклонившись, уходят со сцены, а зал неистово аплодирует, свистит и топает, требуя их возвращения. Через пару минут Маккартни с группой снова появляется на сцене, и звучит "Hey Jude". Когда приходит очередь знаменитого рефрена в конце песни, зал поет его с таким энтузиазмом, что голос самого Маккартни и подпевающих ему музыкантов теряется в хоре зрителей:

- Да-да-да-да-да-да-да-да-да-да-да, хей Джуд!

Рефрен повторяется десять, двадцать раз - считать бесполезно… Маккартни встает из-за электропианино, подходит к микрофону у края сцены, но сам не поет, а только дирижирует грандиозным хором из двадцати тысяч человек. Через какое-то время он командует:

- Now only girls!

Мужская часть зала послушно замолкает, и поют одни женщины.

- Now only boys!

Теперь слышны только мужские голоса, и звук становится совершенно другим. Ничего удивительного в этом нет, но почему-то по коже пробегают мурашки.

- Now all together!

И весь зал снова соединяется в бесконечном "да-да-да". Маккартни садится на место, и звучат последние аккорды песни.

Потом Маккартни поет еще пару песен, написанных им во времена "Beatles", снова уходит и снова возвращается на бис, а заканчивает концерт исполнением заключительной части попурри из альбома "Abbey Road" в несколько измененном виде, начав его с "Sgt. Pepper's Lonely Hearts Club Band (Reprise)".

Я смотрю на часы и не верю своим глазам: Маккартни выступает уже почти три часа, причем без перерыва. В английском языке есть слово "stamina", позаимствованное из латыни и означающее выносливость, запас жизненных сил, внутренние резервы. Так вот, "stamina" этого шестидесятилетнего "экс-битла" удивительна. Такое впечатление, что он ни капли не устал, что он впитывает эмоции зрителей и от этого чувствует себя бодрее, чем те, кто слушал его все эти три часа.

Маккартни еще не успевает скрыться за кулисами, как в зале начинается самый настоящий фейерверк - из-под потолка во все стороны летят ракеты и разрываются в воздухе, оставляя цветные узоры над головами зрителей.

Я выхожу из зала. Проходящая мимо меня полная американка лет тридцати кричит в свой мобильный телефон:

- I've never had so much fun in my life! (Я никогда в жизни не получала столько удовольствия!)

Пожалуй, мне к этому добавить нечего. Разве что пару фактов. На следующий день я прочитал в газете "The Hartford Courant", что Маккартни вчера исполнил 36 песен, из них 22 песни "Beatles" (сами "Beatles" обычно пели на своих концертах песен 10-12). Сборы от концерта составили около двух миллионов долларов - рекордная сумма для "Hartford Civic Center". Впрочем, этот рекорд продержался недолго и был побит меньше, чем через две недели, другим гигантом 60-х годов - группой "The Rolling Stones". Но это, как говорится, уже совсем другая история.

©2003 Basil Tesler

   

Дополнительно
Тема: Пол Маккартни - тур '2002 (Driving USA / Back In U.S. / Driving Mexico / Driving Japan)

Новости:
Статьи:
Периодика:
Форумы:

См. также: Полная подборка материалов по этой теме (47)

Главная страница Сделать стартовой Контакты Пожертвования В начало
Copyright © 1999-2020 Beatles.ru.
При любом использовании материалов сайта ссылка обязательна.

Условия использования      Политика конфиденциальности


Яндекс.Метрика