Сергей Гуцан и Самое ОНО Бэнд (John Lennon 80th Anniversary) – Корней и Zebra Band (Help/Rubber Soul Tribute) – The Beatlove (The Beatles 60th Anniversary) – Nash Albert – Dans Ramblers (Acoustic Set) – 4Beatles (Star Club Tribute)
Сергей Гуцан и Самое ОНО Бэнд (John Lennon 80th Anniversary) – Корней и Zebra Band (Help/Rubber Soul Tribute) – The Beatlove (The Beatles 60th Anniversary) – Nash Albert – Dans Ramblers (Acoustic Set) – 4Beatles (Star Club Tribute)
Сергей Гуцан и Самое ОНО Бэнд (John Lennon 80th Anniversary) – The Beatlove (The Beatles 60th Anniversary) и другие!
Сергей Гуцан и Самое ОНО Бэнд (John Lennon 80th Anniversary)
Подробнее
Beatles.ru
Войти на сайт 
Регистрация | Выслать пароль 
Новости Книги Мр.Поустман Барахолка Оффлайн Ссылки Спецпроекты
Главная / Книги / Cтатьи, обзоры, интервью Битлз.ру / Интервью с Джоном Лоджем из The Moody Blues

Поиск
Искать:  
СоветыVox populi  

Книги

RSS:

Статьи
Периодика

Beatles.ru в LiveJournal:

beatles_ru_all
   

Интервью с Джоном Лоджем из The Moody Blues

Дата: 30 июня 2020 года
Автор: Coolcat
Тема: Moody Blues
Просмотры: 1184

John Lodge


Интервью с Джоном Лоджем из The Moody Blues
by Gary James


Он один из самых известных басистов, автор песен и певец, приехавший из Англии. В составе The Moody Blues он помог продать более семидесяти миллионов альбомов. В 2018 году группа The Moody Blues была включена в Зал Славы рок-н-ролла. Он также наслаждался успешной сольной карьерой. Человек, о котором мы говорим, - это мистер Джон Лодж.

В - Джон, а что вы теперь называете своим домом? Вы делите свое время между США и Англией?
О - Я делю свое время между этими двумя местами. Моя группа находится здесь, в США, двое парней - во Флориде, а двое - в Детройте. Студия, которую я использую здесь (во Флориде), находится примерно в трех милях от меня. Парень, который управляет студией, - это парень по имени Рэй Несбитт. Рэй - это просто фантастика. Он также мой звукорежиссер на гастролях. Так что с музыкальной точки зрения, с точки зрения музыканта, это как бы то, где я действительно базируюсь. Но мой дом находится в Англии.

В - Когда вы говорите "моя группа", вы говорите о своей собственной личной группе, не так ли?
О - Да. Во всяком случае, парочка парней уже давно работает со мной в The Moody Blues. Алан Хьюитт на клавишах работает со мной уже около двадцати лет. Я знаю Алана уже очень давно. Алан был связан с группой под названием Warrant, что-то вроде глэм-рок-группы, я думаю, в 80-х годах, а барабанщик Билли Эшбо знаете, был вторым барабанщиком в The Moodys. Он работал вместе с Грэмом Эджем и The Moodys. Так что он со мной.

В - Я даже не знаю, существует ли еще группа Moody Blues?
O - Нет. 2019 год действительно был последним годом для концертов The Moodys. Грэм Эдж живет недалеко от того места, где я нахожусь, так что я вижу Грэма довольно регулярно. Он приходит на мои концерты. Так что мы продолжаем поддерживать контакт. Но Джастин (Хейворд) живет в Монако, и это очень далеко от того места, где я нахожусь. Заставить Джастина отправиться в турне - это вроде как больше даже не на втором плане, как и тот Moody Blues, который есть. Я всегда гастролировал в качестве Moody Blues. То, что я сейчас делаю - это исполняю много сильных композиций на гастролях с моей группой Moody Blues, потому что я хочу сохранить музыку Moody Blues живой. Для меня это была большая часть моей музыкальной жизни. Я очень горжусь всем, что мы делали, и всем, что мы сделали. Я просто хочу сохранить это живым, и я знаю, что публика хочет это услышать, потому что я знаю, какова будет реакция.

The Moody Blues

В - Вы были в The Moody Blues больше полувека, верно?
О - Да, конечно.

В - Что удивительно, когда думаешь об этом. Никто никогда не думал, по крайней мере вначале, что можно сделать карьеру в рок-н-ролле.
О - Ну, я помню, когда начал играть. Мой первый концерт состоялся, когда мне было 15 лет. Но когда мне было 16 или 17 лет, мы собрали отличную группу, Рэй Томас, который был в The Moodys, и я. У нас была фантастическая группа. Мы давали по четыре-пять концертов в неделю. Я помню, как кто-то сказал мне: "Джон, теперь все в порядке, но что ты будешь делать, когда тебе исполнится 21 год?" (смеется) Так вот, тогда это было долголетием. Люди не понимали, что рок-н-ролл - это нечто отличное от поп-музыки. Попса, баблгам и все такое, действительно имели короткую продолжительность жизни, но музыка, которой я хотел следовать, была другим путем, музыкой, которую я хотел создать. Я думаю, что мы были такими же, как и все другие группы в то время, которые тоже появились. Pink Floyd, Yes, Genesis. Мы путешествовали по другому пути, нежели попса. Я думаю, что единственная группа, которая полностью преодолела этот разрыв, который на самом деле просто умопомрачителен - это The Rolling Stones. Я имею в виду, что они преодолели разрыв между этими двумя (стилями) и сумели очень хорошо жонглировать тарелками в обоих лагерях. Стоунз сделали это невероятно хорошо.

В - Джон, вы разговариваете с пуристом. Для меня The Rolling Stones всегда были и будут посвящены Брайану Джонсу.
О - Если вы слушаете самые первые записи Stones, то в них было что-то совершенно волшебное. "It's All Over Now" и тому подобное. Абсолютная магия. Они не были АМ группой. Они все еще были рок-н-ролльной, но странным образом прогрессивной блюз-роковой группой. Несколько лет назад я купил виниловый альбом их хитов, но он был смикширован в моно, потому что я думаю, именно так мы должны слушать их, когда Брайан Джонс был в этой группе. Кроме того, человек, который, как мне кажется, не получает признания, на самом деле Чарли (Уоттс) на барабанах. Он играет на барабанах совсем не так, как все остальные. Когда он играет в нестандартном ритме, если это то же самое время, что и хай-хэты, он не играет в нешаблонном ритме, он оставляет огромное пространство для Кита, чтобы иметь возможность поместить туда один из его открытых гитарных риффов, и есть что-то волшебное, когда вы слушаете его.

В. - Когда вы росли в Бирмингеме (Англия), что вы слышали о музыкальной сцене в Ливерпуле и Лондоне, скажем, в 1963 году? Вы слышали о Битлз и Роллинг Стоунз?
А - Да. Ну, это странный мир, потому что мы все выросли в одно и то же время. Была такая штука под названием Брамбит (Brumbeat), которая была из Бирмингема, и был Мерси-бит с Битлами. Еще до того, как все это началось, во всех этих местах звучала масса музыки, и в Бирмингеме тоже. Я помню, читал, что в районе Бирмингема играла тысяча групп. Мы говорим о 1959, 1960, 1961 годах, до того как произошло все это (Британское вторжение). Мы все находили свой путь. Мы пытались слушать американскую музыку, слушать пластинки, которые мы могли найти из Америки. Вы должны помнить, что в Бирмингеме и Англии в эфире вообще негде было послушать музыку. У нас была Би-Би-Си. У нас не было Рок-станций. У нас не было всех этих KLX, KWLOs и всего остального, что было у вас в Америке. У нас их вообще не было. Единственный шанс послушать музыку в Англии в то время была станция в Люксембурге, и она называлась Радио 208. Она раньше была направлена на Англию. Это все были британские диск-жокеи, играющие последние американские пластинки, и именно там мы изначально услышали нашу музыку. Итак, мы учились всему на американских пластинках. У нас в Англии не было никакой истории. Я слушал историю кантри-музыки. Я должен сказать, что это кантри-музыка, потому что из нее вышел рок-н-ролл. Эти двое смешались вместе. Они столкнулись как скучный рок-н-ролл. Когда вы сейчас слышите этих кантри-певцов, они были четырехлетними детьми, у которых были гитары, и они учились играть, потому что их отец или их дедушка играл на гитаре. Они сидели по ночам, пели песни, учили аккорды и разучивали мелодии. У нас в Англии такого никогда не было. Мы должны были начать с нуля, вероятно, в 1956 году в Великобритании. Я никогда даже не думал о музыке до 1956 года и только когда я услышал рок-н-ролл, я сказал: "Вау! Это то, с чем я хочу иметь дело", и я думаю, что это случилось со многими людьми в Англии. Я купил гитару, а меня некому было на ней учить. Мы должны были учиться сами, слушая американские пластинки. Пытаясь увидеть мельком американских артистов на черно-белом телевидении в шоу, идущих из Америки. Так что, это было интересное время.

В.- Я считаю, что 1963 год был годом прорыва для The Beatles. Вы что-нибудь слышали о них?
О - Ладно. Позвольте мне просто рассказать вам, что у нас была группа. У нас с Рэем Томасом была группа под названием El Riot And the Rebels. Раз в месяц мы играли в заведении, кажется, оно называлось Teabury, как Ратуша в Тибери. Мы были на вершине рейтинга, и там каждую неделю играли местные группы, А это был 1963 год, может быть, даже 62-й. Мы пробыли там всего неделю, и промоутер сказал: "Эй, ребята, вы не на вершине рейтинга. Мы только что пригласили группу из Ливерпуля, а они только что были в студии и записали пластинку, так что мы поставили их на первое место в списке." И это были Битлз. Они только что выпустили песню "Love Me Do". Если вы посмотрите на архивные даты, то узнаете время этого концерта. Они получили 100 гиней. Мы получили 25. Это было примерно 110 фунтов, а мы получили 30 фунтов. В то же время я дал концерт в Ковентри вместе с The Stones. Они еще не выпустили ни одной песни. Они сидели в студии и записывались. Так что мы все в некотором роде выросли вместе. В Англии была одна автомагистраль, одна автострада под названием M1, и в субботу вечером в полночь или в час дня все группы были на стоянке грузовиков, как вы это называете. Мы называем это придорожный автосервис. Вы заходили туда, и там были Stones, которые пили кофе. Там наверняка будут Битлз. Там будут Gerry And The Pacemakers. Там будут все желающие. Тогда это было невероятное время взросления.

В - Хотел ли Брайан Эпштейн в свое время управлять The Moody Blues?
О - Да. Мы были подписаны в 1966 году с ними (NEMS Enterprises), с Брайаном Эпштейном. Я не могу вспомнить, случилось ли что-нибудь вообще. Я не помню, были ли у нас какие-нибудь концерты. Я помню, как Майк Пиндер пришел к Джону Леннону и сказал: "Эй, скажи Брайану, что мы расторгли этот контракт", и Брайан просто вернул нам наш контракт. Мы никуда не продвинулись, а Битлз были его группой. Он не собирался проводить время с группой, которая не была в той же лиге, что и Битлз.

В - The Beatles проводили большую часть своего времени в студии звукозаписи, а NEMS была агентством по бронированию билетов. Брайан Эпштейн руководил Битлз, а может быть и Gerry And The Pacemakers. Так что ему, наверное, следовало бы выкроить немного времени для Moody Blues.
О - Да, наверное. Битлз в некотором смысле действительно были другие. Они были еще одной группой, которая сумела в конечном итоге преодолеть барьеры на AM и FM-радио. NEMS был агентством по бронированию билетов. Если я правильно помню, у них были такие группы, как Gerry And The Pacemakers, Freddie And The Dreamers. Вероятно, у них была Тhe Big Three. У них было много других групп. Но все они были АМ группами. Все они были группами, ориентированными на синглы. The Moody Blues, хотя до меня у них были большие хиты "Go Now" и "Jesse Banks", когда я присоединился к группе, и Джастин (Хейворд) тоже присоединился к группе в 1966 году, и мы вообще не хотели идти по этому поп-маршруту. Мы не хотели идти по этому АМ пути. Мы хотели поэкспериментировать с написанием английского блюза. И если на написание песни уходило шесть минут, мы хотели написать эту шестиминутную песню. Мы не хотели выходить в эфир, исполняя поп-песни, которые бы пели люди. Мы хотели попробовать, правы мы или нет. Именно это мы и хотели сделать. Мы хотели проникнуть в эмоции людей. Мы хотели проникнуть в мышление людей, в то, как они думают о музыке, как они думают о лирике. Я недавно познакомился с одним агентом, и он вспомнил, как я сказал ему: "Не записывай нас в танцевальную группу, потому что люди не смогут танцевать с нами. Возможно, у нас есть одна песня, под которую вы можете танцевать, но вы не сможете танцевать под следующую. Мы хотим, чтобы люди сидели и слушали нашу музыку. Если мы исполняем песню в быстром темпе, люди могут встать и наслаждаться ею". Но мы хотели расширить горизонты, что было нашим типом музыки.

В.-Вы учились в школе и перешли из класса музыки в класс деревообработки за то, что не знали дату рождения Бетховена.
О - Смех)

В - Какой у вас был учитель? Какое это имеет отношение к музыке?
О - Ну, видите ли. Мне было 13 лет.

В - Средняя школа.
О - Да. Вы должны помнить, что в Англии не было такого понятия, как рок-н-ролл. Когда он ворвался, у серьезных, как они сами себя называли, классических музыкантов не было для него ни места, ни времени. Я понятия не имел, откуда он взялся. Я увлекался музыкой. Я обычно брал свою гитару в школу и пытался разучить аккорды. Я просто хотел, чтобы кто-нибудь мне все показал. Я помню, как сказал ему: "Сэр, просто сыграйте мне "Whole Lot Of Shakin'" на пианино. Покажите мне, как это делает Джерри Ли Льюис (смеется), и я узнаю, в каком году родился Бетховен!", и это был для меня конец, (смеется) потому что он сыграть ее не мог или не хотел. Но музыка есть музыка, вы же знаете. Я уверен, что все классические музыканты придумали что-то принципиально отличное от того, что происходило раньше. Я не думаю, что они были признаны в то время, но со временем я думаю, что они воспринимали это как свою музыку. Я уверен, что эти ребята тоже были поляризованы. Единственное, что он (учитель музыки) дал мне понять, это то, что я действительно хотел сделать. Двадцать четыре часа в сутки моя гитара была со мной. Мне очень хотелось играть на ней. Я просыпался играя. Я пытался понять, как это работает. Когда я стал басистом, то поступил точно так же. Я хотел узнать все, что только можно, об игре на басу и о том, почему это работает против контрабасиста в оркестре. Я хотел знать, почему бас-гитара работала и была движущей силой в песне.

В.- Я так понимаю, что вы всегда хотели быть частью записывающей и гастролирующей группы.
О - Да. Конечно. Я думаю, что Рэй Томас и я сделали нашу первую запись, когда нам было по 16 лет. Я использовал пару кавер-версий. Одна из них была песней Джерри Ли Льюиса под названием "Down The Line", а другая - "Blue Moon". Мы пошли в студию и записали их. У меня все еще есть эта запись на большой старой пластинке на 78-оборотов. (смеется)

В - Вы говорите о версии Элвиса "Blue Moon Of Kentucky"?
О - Нет. Мы никогда не слышали о "Blue Moon Of Kentucky". Эти песни так и не появились. Когда появились эти пластинки, записи Sun вышли в Великобритании на лейбле London Records. Поэтому они выпускали не так много, потому что это насытило рынок. Итак, мы музыканты в Великобритании очень быстро сыграли в догонялки.

В - Наверное, да. А потом вы захватили весь мир!
О - Ну, мы пытались это сделать. (смеется)

В - Несмотря на то, что вы увлекались музыкой, вы поступили в Бирмингемский колледж передовых технологий для инженеров и получили степень в области машиностроения. - Это правда?
О - Да.

В - Но в свое время Рэй и Майк хотели, чтобы вы переехали в Лондон и занялись музыкой, а вы сказали: "Нет. Я хочу остаться здесь и получить диплом." - Это была ваша идея или ваши родители были обеспокоены тем, что ваши музыкальные мечты могут не осуществиться?
О - Это был я. Мой отец действительно интересовался тем, что я делаю в музыкальном плане, а мама просто думала, что если я счастлив, то это достаточно хорошо для нее. Но я один из тех людей, которые любят доводить дело до конца. Когда я был маленьким ребенком, я хотел стать дизайнером автомобилей. Они пришли из Бирмингема, вот откуда появились все эти замечательные машины. Даже "Роллс-Ройс" и "Бентли" - все они находятся в районе Мидлендс в Бирмингеме. Я действительно хотел стать дизайнером автомобилей. Я думаю, что я водил свою первую машину, когда мне было 7 или 8 лет. Я просто обожал машины. Поэтому, когда я поступил в колледж, я все еще работал каждый вечер, играл в группах. Когда Рэй и Майк захотели поехать в Лондон, мне еще предстоял год учебы в колледже. Я сказал: "Я действительно все еще хочу выступать с вами, ребята, но у меня есть год, чтобы закончить колледж. Я очень усердно работал, чтобы добиться этого, делая и это тоже. Я сказал: "Желаю вам большой удачи", потому что они были моими большими друзьями. Я просто хочу закончить этот год. Надеюсь, наши пути еще сойдутся", - и я закончил год. Вскоре после этого мне позвонил Рэй и сказал: "Эй, Джон, ты уже закончил колледж? Да, - ответил я. Я только что закончил, - и затем он сказал: - Ну, а теперь отправляйся в Лондон.- Я так и сделал, и все. Это было в июне 1966 года.

В - А остальное уже история.
О - Да. (смеется)

В - Журнал Q-Bass Player назвал вас одним из самых влиятельных басистов на планете Земля. Что это значит для вас?
О - Если честно, это было удивительно. Все великие басисты, которых я слушал, просто чтобы быть частью этого, просто чтобы быть даже упомянут, были великолепны. Джейми Джеймсон. Кэрол Кей. Просто блестяще. Пол Маккартни. Джон Энтвистл. Это была для меня просто фантастическая прогулка. Я просто обожаю бас. Я люблю играть на басу. Я всегда пытался найти другой способ интерпретации песни с басом. Если это привело меня туда, где я нахожусь, я действительно доволен. Просто это было очень интересно для меня. Честно говоря, это все о дороге из желтого кирпича, Железном дровосеке и Страшиле. Они все пошли за похвалами и поняли, что в конце концов эти похвалы действительно не стоили того. (смеется) Я никогда не хотел таких похвал. Это просто замечательно, что они у меня есть, я должен сказать вам, но это не то, что я искал. Я просто хочу играть на своем басу и убедиться, что все, что я делаю на этом басу, правильно, потому что я думаю, что это правильно для конкретной песни.

В - Ваш первый сольный альбом "Natural Avenue" был выпущен в 1977 году, но вы никогда не гастролировали с ним. Может быть, это из-за расписания Moody Blues?
О - Да. Я записал и выпустил этот альбом. Я уже готовился отправиться в турне. У меня была собрана группа, а потом мы решили пойти в студию и записать "Octave". Мы не работали вместе как группа (The Moody Blues) уже около четырех лет. И вот я вдруг задумываюсь: "Мне отправиться в турне или сесть и начать писать песни для нового альбома Moody Blues?" И это было написание песен для альбома Moody Blues, потому что я - Moody Blue и всегда буду им. Я был расстроен тем, что никогда не гастролировал с "Natural Avenue", потому что там есть несколько песен, которые я действительно хотел бы исполнить на сцене в то время. Когда вы пишете песни и записываете их, вы действительно хотите выйти и сыграть их для аудитории и посмотреть, какова будет реакция, чтобы увидеть в основном, находимся ли мы все еще на одной планете. Но вместо этого мы пошли в студию и записали "Octave", но там была сложная ситуация с расписанием.

В - Был ли тур "The 10,000 Light Year Tour of 2017" последним, когда вы гастролировали по Соединенным Штатам?
О - Нет. Я гастролировал в этом году (2020). В этом году у меня был фантастический тур. У меня был замечательный тур и в прошлом году (2019), потому что меня пригласили в тур с Yes. Итак, у нас был тур под названием "The Royal Affair". Мы посетили тридцать городов по всей Америке с Yes, я и Карл Палмер. У нас был фантастический тур. В этом году я был в "Rock 'n' Romance Cruise" во Флориде с Доном Фелдером. У нас было фантастическое время. А потом я провел около четырнадцати концертов во Флориде, Атланте, Джорджии, на восточном побережье и закончил в Бостоне. Я думаю, что закончил примерно 8 марта (2020 года).

В - Как раз вовремя.
О - Да. Как раз вовремя.

В - И теперь вы записаны на круиз "Flower Power" в 2021 году. Как вы думаете, это произойдет?
О - Ну, я надеюсь, что это будет. Я не знаю, что будет на самом деле. Я имею в виду, я надеюсь, что это будет. Это прекрасные времена. Кто знает, с этим вирусом, который есть сейчас. Я понятия не имею, но я просто надеюсь, что все остаются в безопасности, и мы сможем найти ответ на все это, и мы попытаемся вернутся к нормальной жизни. Я думаю, что живая музыка - это то, что зажигает людей и объединяет людей. Это дает вам энергию и заставляет вас чувствовать себя хорошо. Каждый раз, когда я выхожу с концерта, я чувствую, да, мне это нравится! Это здорово, рок-н-ролл!

   

Дополнительно
Тема: Moody Blues

Новости:
Статьи:
Форумы:

Главная страница Сделать стартовой Контакты Пожертвования В начало
Copyright © 1999-2020 Beatles.ru.
При любом использовании материалов сайта ссылка обязательна.

Условия использования      Политика конфиденциальности


Яндекс.Метрика