Корней & Zebra Band (Альбом "Abbey Road" полностью и вживую) - Doctor Diamond (50-летие King Crimson) - Сергей Гуцан & Wizard Lizards (50-летие Black Sabbath) - Nash Albert - The Stone Shades (Rolling Stones Tribute) - The Absolute Beginners Band (Bowie Tribute) - Rawcats '88 (Elvis Tribute) - Simple Riff (Creedence Clearwater Revival Tribute) - Quorum (Procol Harum Programme) - Duck Tales (50-летие "Бременских музыкантов") - The Singles - Павел Козлов
Корней & Zebra Band (Альбом "Abbey Road" полностью и вживую) - Doctor Diamond (50-летие King Crimson) - Сергей Гуцан & Wizard Lizards (50-летие Black Sabbath) и другие!
Корней & Zebra Band (Альбом "Abbey Road" полностью и вживую) и другие!
"Abbey Road" полностью и вживую!
Подробнее
Beatles.ru
Войти на сайт 
Регистрация | Выслать пароль 
Новости Книги Мр.Поустман Барахолка Оффлайн Ссылки Спецпроекты
Главная / Книги / Периодика / Статьи / Оззи Осборн: «В АД И НАЗАД» (Guitar World - 30 августа 1998 года)

Поиск
Искать:  
СоветыVox populi  

Книги

RSS:

Статьи
Периодика

Beatles.ru в LiveJournal:

beatles_ru_all
   

Оззи Осборн: «В АД И НАЗАД»

Издание: Guitar World
Дата: 30.08.1998
Номер: 8 (18)
Автор: Kitts Jeff
Разместил: Alice Cooper
Тема: Black Sabbath family
Просмотры: 11132

Невероятная сага об Оззи Осборне, английском пареньке который вылез из грязи для того, чтобы стать вором, рокером, любовником и грешником – и что самое важное самым известным музыкантом хэви металл.

Оззи Осборну пришлось в этой жизни не сладко. Бывший вокалист металлических супер звезд Black Sabbath в 1978 был уволен из группы, а теперь, всего лишь год спустя, музыкант, который подарил миру такие классические песни как War Pigs и Paranoid тотально игнорировался рекорд компаниями. Оззи выглядел потерянным. Но впереди его ждали перемены.

Получив отказ почти от всех лейблом, Осборн наконец-то нашел сторонника в лице исполнительного директора компании CBS Records Тони Мартелла (Tony Martell), который подписал с Оззи контракт. Но на CBS Мартелл бы единственным верившим в Оззи. В мае 1981 года, чувствуя равнодушие со стороны компании, Шерон Осборн, будущая жена и менеджер Оззи, организовала деловой обед в нью-йоркском представительстве лейбла для того, чтобы познакомить их с Оззи и заручится поддержкой проекта. Шарон заставила Оззи принеси на эту встречу двух белых голубей, которых он должен был выпустить типа в знак доброй воли. Когда птички летали комнате, Оззи представил себя примерно 25-ти представителям CBS подтянувшихся на эту встречу. В какой-то момент вокалист, выпивший бутылку коньяку в начале того дня, метнулся вперед и сел на колени девушке, которая работала в отделе рекламы. Под аккорды песни Crazy Train, ревущие где-то на заднем плане, один из голубей сел на коленку Оззи. Он взял его на руку, и без всякого стеснения, засунул себе его в рот и откусил птичке голову. Представители CBS, в ужасе от зрелища кровавой тушки безголового голубя в конвульсиях дергающейся на отполированном столе для конференций, прогнали со встречи и Оззи, и Шарон. «Нас попросили уйти», вспоминает Шарон, которая сама была шокирована поступком своего будущего мужа.

Слух об этом происшествии распространился как лесной пожар. Оззи Осборн, испорченный рок-н-ролльный безумец, вернулся в бизнес.

Сегодня у Оззи Осборна есть все: рок-н-рольный брак, трое счастливых детей, дома на двух континентах, отменное здоровье и постоянная любовь и обожание миллионов. Но почти буржуазный достаток Оззи лишь современный феномен. Большая часть его бурной 30-ти летней карьеры была потрачена на борьбу с депрессией, разными личными трагедиями и стойкой алкогольной и наркотической зависимостью. Он побывал в аду и вернулся назад, все это в результате привело к хромоте, временами неподвижному взгляду остекленелых глаз и заметному заиканию.

Джон Майк Осборн родился в Бирмингеме, Англия, 3 декабря 1948 года. Его родители – Джон и Лиллиан Осборн, оба работали на заводе, это означало, что они нуждались в деньгах, еде и одежде, особенно для семьи из 8-ми человек (у Оззи 5-ть сестер). «У меня была одна пара ботинок, пара носков, никогда не было трусов, одна пара брюк и одна куртка – вот и все», говорит Оззи.

Не имея даже самых элементарных удобств, Оззи частенько забывал обо всем в молотящем ритме и страсти рок-н-ролла, что помогло ему открыть куда более яркую жизнь за пределами его родного рабочего  города. «Я полюбил музыку еще в детстве – эту магию рок-н-ролла», рассказывает Осборн. «Мои сестры приносили домой пластинки Чака Берри, и я пел и танцевал по всему дому. Я не спал по ночам и предавался замечательным фантазиям».
 
Убогая жизнь Оззи могла стать проблемой, но все дело в том, что на большее он и не мог рассчитывать, когда он и его семья жили типичной жизнью бирмингемских горожан. Тем не менее, его учеба в школе превратилась в настоящий кошмар. Ему частенько доставалось от местной шпаны, он страдал от дислексии (неспособность к чтению), и был двоечником. Одним из его постоянных обидчиков, старшеклассник, был гитарист по имени Фрэнк – он же Тони Айомми – который, спустя годы, скооперировался с Оззи для того, чтобы сформировать Black Sabbath. «Меня воротило только от одного его вида», вспоминает Айомми. «Я его не переваривал, и часто лупил при каждой нашей встрече. В школе, мы были врагами. Он был маленьким панком».
 
Оззи бросил школу в 15-ть лет и перебивался случайными заработками, недолго работал на заводе и проверял автомобильные гудки и на скотобойне. Однако в 17-ть лет, он решил заработать по-крупному и пошел на воровство. Несколько месяцев проведенных в тюрьме, его повязали на краже телевизора, хватило для того, чтобы Оззи передумал начать карьеру вора, и он вышел из тюрьмы Winson Green с татуировкой O-Z-Z-Y на костяшках своих пальцев, и новой решимостью начать музыкальную карьеру. 
   
В 1966, когда Оззи было 18-ть лет, Beatles были на пике своей славы, и ни одна другая рок-н-рольная группа не оказала на него столь же сильного влияния. Попав в круговерть битломании, Оззи понял, чем он хочет заниматься в своей жизни. «Я попал в эпицентр битловской истерии и решил, что пора и мне проявить себя», говорит Оззи. «Я захотел стать Битлом. Я часто представлял себе, как один из музыкантов Beatles женится на моей сестре».

Вооруженный лишь своим скорее гнусавым голосом и маленьким 50-ти ватным усилителем Vox системы P.A., чтобы купить который его отцу пришлось влезть в долги, Оззи решил сколотить группу, и в конечном итоге повесил объявление в витрине местного музыкального магазина. «В те времена, если у вас была система Р.А., вас автоматом считали вокалистом, даже если вы не смогли бы спеть ни единой ноты, потому что никто не мог позволить себе купить подобный аппарат», вспоминает Оззи.
 
Первым на это объявление откликнулся гитарист по имени Теренс «Чудной Старикашка» Батлер (Terence «Geezer» Butler). И вместе с Оззи они сформировали группу Rare Breed («Редкостное Отродье») которая развалилась, отыграв всего два концерта. Вскоре после этого, два других местных бирмингемских музыканта – Тони Айомми, бывший школьный соперник Осборна, и барабанщик Бил Уорд – увидели объявление Оззи и пошли к тому домой, на 14 Lodge Road.

«Это просто удивительная история, правда», говорит Айомми. «Мы с Биллом искали вокалиста и набрели на объявление с таким текстом, «Певец ищет работу. Обращаться к Оззи по адресу…». Я сказал Билу, «Я знаю этого Оззи. Дохлый номер». Но мы отправились по указанному в объявлении адресу, и постучались в дверь. Конечно, нам открыл сам Оззи». «Я сказал Биллу, «Забудь». Но Билл захотел с ним поговорить. Мы пообщались, но когда мы ушли, я сказал, «Ничего не выйдет, Билл, я его знаю». Тем не менее, через три недели мы встретились все вместе. Да, жизнь загадочная штука».

С Айомми на должности гитариста, убрав две струны на своей гитаре, Батлер переключается на бас, Оззи называет новую группу The Polka Tulk Blues Band, и четверка начинает разучивать блюзовые ковер версии и сочинять оригинальный материал. Вскоре группа переименовывается в Earth («Земля») и начинает «шерстить» по местным блюзовым клубам в поисках работы. Earth были компетентной группой, но на самом деле они были ни сколько не лучше бесконечной череды других английских групп, пытающихся исполнять традиционный чернокожий американский блюз. Осборн, Айомми и все остальные поняли, что местным фанатам музыки надоело слушать навязанный им заурядный блюз, и что они хотят услышать что-нибудь новенькое.

Помимо того, что они заиграли с пугающей громкостью, Earth утяжелились, их музыка все явственнее опиралась на искаженные гитарные рифы. Как результат: когда Earth играли в местной пивной, публика просто не могла их не заметить.

И именно поклонники подтолкнули их ко всем этим переменам: «Мы приходили в бешенство лишь от одной мысли, что мы тут вкалываем, играем на пределе сил и возможностей, а все эти ребята сидят себе и болтают», говорит барабанщик Билл Уорд. «Так что мы играли все громче и громче, пока они просто не могли больше разговаривать под такой грохот».

Когда они начали звучать действительно угрожающе, группа взяла себе новое, куда более устрашающее название, которое в дальнейшем дистанцирует Earth от местного блюзового соревнования. Текстовик команды Гизер Батлер внезапно увлекся мрачными темами, такими как ядерная война и сверхъестественное, пока Айомми и его верная гитара Gibson SG выдавали на гора один пугающий и диссонирующих рифф за другим. Группа быстро поняла, что им нужно подыскать себе новое название.

Когда однажды они отправились на репетицию, они заметили, что в соседнем кинотеатре показывают классический фильм ужасов 1935 года Black Sabbath («Черный Шабаш») с Борисом Карлоффом в главной роли. «Я спросил себя», вспоминает Оззи, «Почему все эти люди выстроились в очередь с деньгами в своих руках, затем, чтобы заплатить за то, чтобы их напугали до усеру? А все потому, что людей притягивает зло».
 
Вскоре стало ясно, что группа выбрала себе подходящее имя. Не смотря на то, что большинство английских фирм грамзаписи не были заинтересованы в выпуске первого альбома Sabbath, в конце 1969 года, всего за 8-мь часов, за смешную сумму в 1500 американских долларов, эта пластинка все-таки была записана. Лейбл Vertigo проявил прозорливость и (в феврале 1970) выпустил эту работу и вскоре пожинал плоды, когда фанаты рока по всему миру провозгласили Sabbath идеальным противоядием движению Власти Цветов 60-х. «Тогда в моде все еще был хиппизм», говорит Оззи, «а для нас все это было сущим идиотизмом. Мы жили в мрачном, грязном, унылом городе Бирмингеме, и нас все это просто бесило – все эти чувства нашли отражение в нашей музыке».

Без сомнения из-за дьявольской природы их музыки и неимоверной тяжести, радио отвергло песни Sabbath, а критики разносили их в пух и прах при каждой возможности. Однако их дебютный альбом хорошо продавался, в конце концов, попав на восьмое место в английских чартах, и занял 23 место в Америке. Впервые в своей жизни. Оззи добился успеха, и он начал, сперва медленно, зарабатывать деньги. Получив свой первый авторский гонорар, он отдал своей маме 50 фунтов, а на оставшиеся деньги купил себе пару ботинок и флакон дешевого одеколона, «потому что я ненавидел запах собственного пота».

По мере нарастания популярности Sabbath, музыканты группы, и главным образом Оззи, все больше опускались в пучину пьянства и наркомании. «Все деньги мы тратили на то, чтобы обдолбаться и напиться в усмерть», говорит Оззи.

Затем такие альбомы Sabbath как Paranoid (1970), Master Of Reality (’71), Vol. 4 (’72) и Sabbath Bloody Sabbath (’73) сделали группу популярной, превращая их в мировых суперзвезд. Но за всю эту славу им пришлось круто платить: безудержное пьянство группы и наркотический угар начали убивать их как творческих музыкантов. Оззи вспоминает, в какой атмосфере записывался Vol. 4, пластинка на которой были представлены такие жемчужины как Snowblind и Supernaut, широко признанная как извращенная месса. «Запись этого альбома была похожа на одну большую римскую оргию – целыми днями мы сидели в Джакузи и нюхали кокаин, а в промежутках между загулами записывали очередную песню».
Тонни Айомми вспоминает один особенно отвратительный инцидент того периода: «Мы все ехали в лифте в одном очень шикарном отеле, и тут Оззи приперло посрать. Когда он делал свое гнусное дело, лифт приехал на первый этаж. Вы представляете себе картину, вдруг двери открываются, а там Оззи со спущенными портками. И целая толпа народу в меховых манто просто пялится на него разинув свои рты».

Понятно, что Оззи и Sabbath кайфовали и жили той дикой рок-н-рольной жизнью, о которой они всегда мечтали. Но они не подозревали, в каком плачевном финансовом положении они находятся. Из-за нескольких лет не правильного менеджмента и, несмотря на миллионы проданных пластинок, в 1974, музыканты Sabbath узнали о том, что они банкроты.

Находясь в плачевном состоянии, группа одно время сама занималась своим менеджментом, и в конечном итоге наняла матерого английского менеджера по имени Дон Арден. Приход Ардена в результате незначительно повлиял на карьеру группы, но его появление стало ключевым моментом в личной и профессиональной жизни Оззи. 18-ти летняя дочь Ардена, Шарон, работала секретаршей в его менеджментской компании, и именно она, в конце концов, занялась сольной карьерой Оззи и, кроме того, стала опорой в его беспокойной жизни.

«Он меня напугал до смерти», говорит Шарон о своей первой встречи с Оззи. «На нем была пижамная куртка, он был босиком, а на его шеи, на цепи висел водопроводный кран – так он себе представлял драгоценности. Но мы стали часто встречаться, и через какое-то время я нашла его очень милым и забавным. Он вел себя как глупый юнец – очень ранимый».

Иронично, но вскоре после того, как Sabbath начали работать с Доном Арденом – а Оззи начал ухаживать за его дочерью – отношения между группой и ее фронтменом начали портиться. Как доказал слабый по музыке и плохо продававшийся альбом Technical Ecstasy (1976), Sabbath теряли свои ориентиры как группа, обстоятельство сложившееся скорей всего из-за смертельной комбинации недавнего массового успеха группы, административных проблем и наркотического угара. Когда Оззи все больше отдалялся и все меньше интересовался сочинением музыки с Sabbath, разочарование группы достигло точки кипения. «К тому времени мы окончательно сбились с пути», говорит Айомми. «И мы все наркоманили, не только один Оззи. А пластинки записывались все труднее и труднее».

Оззи получил смертельный удар, когда 20 января 1978, умер его отец, это печальное событие повергло певца в жесточайшую депрессию. Сомневающийся в том, хочет ли он продолжать свою карьеру, Оззи действительно ненадолго ушел из Black Sabbath, пока группа писала песни для следующего альбома, Never Say Die! Он вернулся за два дня до начала записи, но отказался исполнять какой-либо песенный материал, написанный в его отсутствие. «В конечном итоге нам пришлось очинять песни днем, чтобы потом записывать их вечером, и нам было просто некогда разобрать детально треки и внести какие-то изменения», говорит Айомми. «В результате этот альбом звучит очень сумбурно».

Не смотря на то, что Оззи пришлось вернуться, чтобы записать альбом, а потом поехать на гастроли в его поддержку, Тони и остальным музыкантам Sabbath было ясно, что Оззи пора заменить. «Мы понимали, что нам придется пригласить другого вокалиста», говорит Айомми. «Гизер и Билл поставили бы меня перед выбором, «Либо Оззи, либо мы». На этом этапе нашей истории, Бил превращался в бизнесмена группы, он подстригся, ходил с дипломатом и постоянно напрягал Оззи, «Тони хочет избавиться от тебя»», говорит он со смехом. «Оззи всегда думал, что это именно я уволил его, когда на самом деле остальные двое хотели его ухода. Но я тоже был не доволен Оззи».

Оззи сражался с депрессией большую часть своей жизни, но увольнение из Sabbath реально подкосило его. «Я был не просто в депрессии», вспоминает Оззи. «Я хотел свести счеты с жизнью. Пол года я сидел в номере голливудского отеля и никогда не раздвигал занавески. Я превратился в натурального бомжа».

С телом опустошенным чрезмерным количеством наркотиков и алкоголя, его психическое состояние была на грани, а его личное состояние попросту испарилось – он отчаянно нуждался в спасителе. И в один из летних дней 1979 года к нему явился такой спаситель, когда Шарон Арден пришла к нему в отель, чтобы отдать 500 долларов, которые Оззи одолжил их общему другу. Конечно, Оззи потратил эти деньги на алкоголь и выпивку, и Шарон пришла в бешенство – однако каким-то образом ее гнев затмила симпатия к Оззи и ее убежденность в том, что он мог бы продолжить свою покосившуюся карьеру. «Я могла прочитать ему целую лекцию как школьная училка о том образе жизни, который он вел», говорит Шарон. «Я убедила его собраться, что он и сделал».

«Она спасла мне жизнь», говорит Оззи.

Не бес помощи тычков Шарон, Оззи привел себя в порядок для следующей фазы своей карьеры: сольного музыканта. Для Шарон, которая все еще работала на своего отца, сольная карьера Оззи была подходящей возможностью начать свою деятельность как рок менеджера. «Я никогда не сомневалась, что Оззи способен идти своим путем», говорит Шарон. «Просто он обладал природным даром веселить других людей».
 
Осенью 1979 года посвежевший Оззи начал прослушивать музыкантов в Лос-Анджелесе. После того как он нанял бывшего барабанщика Uriah Heep Ли Кирслейка и бывшего басиста Rainbow Боба Дайсли, Оззи оставалось найти себе гитариста.

Ренди Роудс был 23-х летним местным гитаристом, записавшим два альбома с лос-анджелесской командой Quiet Riot (эти диски вышли только в Японии) и он пришел на прослушивание по рекомендации Дана Струма, друга Шарон и Оззи который позднее стал басистом группы Slaughter.

«Когда я впервые увидела Ренди, я решила, что он латентный гомик», вспоминает Шарон. «Он был таким красивым и хрупким». Тогда как Оззи едва ли искал гитариста с такими внешними данными, Ренди вошел в номер лос-анджелесского отеля, в котором остановился Оззи, подключил свою гитару модели Charvel и выдал блистательную феерию классических ходов и резких рифов. Его привлекательная внешность и демоническая скорость исполнения сразили Оззи, который, не смотря на свое «специфическое» состояние почти сразу же понял, что нашел не достающий фрагмент головоломки.

«Когда он настраивался, к сожалению, я был в полном «ауте» - то есть я был где-то там, на другой планете», говорит Оззи. «Какой-то парень разбудил меня и сказал, «Он пришел!». Я взгляну на него, и Ренди начал играть через крохотный усилитель. Даже в таком полусознательном состоянии он поразил меня. Я попросил его прийти на следующий день, и что он получил работу».

Собрав свою группу, Оззи было пора показать миру, что как сольный музыкант он гораздо сильнее, чем вокалист Sabbath с многолетним опытом. 

Ему много и активно помогали. Очень скоро Оззи и Ренди стали близкими друзьями – такой дружбы Оззи явно не доставало, пока он играл в Sabbath. Их привязанность друг другу была еще сильнее, чем можно себе представить: дополняя явно разные музыкальные пристрастия друг друга – со способностью Оззи придумывать запоминающиеся музыкальные фрагменты, и безукоризненной виртуозной техникой Ренди – они сформировали действительно магический дуэт. «Так как Ренди был гитарным учителем, он обладал огромным терпением и давал мне время придумать идеи», говорит Оззи. «Тогда как музыканты Black Sabbath в подобной ситуации сказали бы, «О кей, вот тебе гитарный риф, придумай на него вокальную партию».

Хотя в то время Оззи все также продолжал куролесить и угорать, им двигала скорее страсть к творчеству, чем выпивка. В компании с Ренди к Оззи вернулась былая уверенность, и в марте 1980, он записал свой дебютный сольный альбом. Blizzard Of Ozz вышел в сентябре того же года на лейбле Дона Ардена Jet Records (с тиражированием через компанию CBS), и эта работа быстро стала эталоном для Оззи. Не смотря на жуткую обложку в саббатовском стиле, на которой бы изображен одержимый демонами Оззи в красном плаще и с распятием в руке, по музыке Blizzard Of Ozz заметно отличался от творчества его бывшей группы, предлагая более четкую и изощренную альтернативу фирменного вязкого звучания Sabbath. Но это был серьезный рок, являющийся куда более цельным и значительным достижением, чем все сделанное Sabbath за многие годы.

Молодые поклонницы металла, которых до этого совершенно не прикалывала монолитная жестокость Sabbath вдруг «прикипели» к мелодичным песням Оззи, к таким часто звучавшим по радио темам как Crazy Train и I Don’t Know, тогда как сонмище гитаристов оценило по достоинству блистательную неоклассическую гитарную работу и готические поп композиции Ренди. Blizzard Of Ozz заложил новую эру в металле и сделал Оззи уникальным музыкантом своего жанра, в конечном итоге разойдясь тиражом более пяти миллионов копий.

Дела Оззи шли в гору, и ему продолжало везти весь следующий год когда, также на Jet/CBS Records вышел альбом Diary Of A Madman. На этой пластинке, музыкантов игравших на Blizzard то есть барабанщика Кирслейка и басиста Дайсли заменили Томми Алдридж, бывший ударник группы Black Oak Arkansas и Руди Сарзо, который до этого играл вместе с Ренди в Quiet Riot. Для некоторых, Diary – с открывающей альбом оглушительной темой Over The Mountain, и демонстрирующей таланты Роадса Flying High Again – был даже покруче своего предшественника. Эта пластинка также великолепно продавалась.

«Когда мы записывались, он на несколько дней исчезал в студии», вспоминает Оззи об Роадсе. «Я мог спросить его, чем он занят, а он мне отвечал, «Я отрабатываю одно соло и все никак не могу довести его до ума». Когда же у него все получалось, он мог позвонить мне и сказать, «Послушай-ка вот это!». И от его соло у меня всегда срывало башню».

В это время Оззи и Шарон быи неразлучными деловыми партнерами и любовниками, но их счастью мешало одно важное обстоятельство: Оззи все еще был женат на Тельме Райли (Thelma Riley), местной девушки из Бирмингема на которой он женился еще в начале карьеры в Sabbath, и от которой у него было двое детей, Джессика и Луи. Со временем отношения между Оззи и Тельмой испортились, конечно, из-за того, что Оззи по долгу не бывал дома и постоянно где-то угорал.

«Я жрал наркотики лопатами и был натуральной развалиной», вспоминает Оззи. «Каплей переполнившей чашу терпения стал тот инцидент, когда я перестрелял всех наших кошек. У нас было около 17-ти кошаков, у меня поехала крыша, и я их всех перестрелял. Моя жена нашла меня лежащим под пианино в белом костюме, с дробовиком в одной руке и с ножом в другой».

Турне в поддержку Diary Of A Madman было очень успешным, но экстремальное поведение Оззи начало конкретно пугать. Герой хэви метала, обожаемый миллионами молодых поклонников, семимильными шагами деградировал в материнский кошмар.

Для Оззи было в порядке вещей пробухать всю ночь после концерта, что он и сделал в одну из ночей, 19 февраля 1982 года, во время остановки гастрольного автобуса в Сан Антонио, штат Техас. Шарон, пытаясь удержать Оззи в отеле, взяла и спрятала всю его одежду – но Оззи не растерялся и напялил на себя одно из платьев Шарон, пару туфель на высоких каблуках и в 7-мь утра выпал из отеля. Почему-то в это утро, он остановился для того, чтобы пиписать на древнюю стену. К сожалению, эта стена оказалась частью мемориального комплекса Аламо, (построенного в честь легендарной битвы 1836 года между техасской и мексиканской армиями). Оззи тут же арестовали и запретили выступать в Сан Антонио в ближайшие 10 лет.

А вот 20-того января того же года в Дес Мойнс, штат Айова, один из фанатов метнул мертвую летучую мышь на сцену. Представляя, что это игрушка, Оззи подобрал ее и откусил ей голову. После концерта, в целях предосторожности, его отправили в больницу, и следующие несколько недель ему делали прививки от вируса бешенства. Вот вам настоящий Дневник Сумасшедшего.

Целых пять лет жизнь Оззи перемежалась то трагедией, то триумфом – смерть его отца, его увольнение из Black Sabbath, его возрождение как иконы хэви металла, его продолжающаяся битва с наркотиками и алкоголем и т. д. Но все это лишь цветочки по сравнению с катастрофой, которая произошла 19 марта 1982 года, в тот день его лучший друг и его муза, Ренди Роудс, погиб в страшной авиакатастрофе в Лисбурге, штат Флорида. Шарон вспоминает события сопутствующие этому инциденту.

«Это случилось во время ночного переезда в Орландо, где мы должны были выступать на рок фестивале Superbowl XIV вместе с Foreigner и UFO. Нам пришлось заехать домой к водителю автобуса, Эндрю Айкоку – он жил в местечке, которое называлось Flying Baron Estates. Там была база ремонта автобусов, и ему понадобилась пара запасных частей. Мы приехали на место, и там была маленькая взлетно-посадочная полоса и несколько небольших самолетов. Это было такое большое зеленое поле, там стояло три дома и был аэродром».

«Я и Оззи спали в автобусе. Там также находились Руди Сарзо, Томми Алдридж, Ренди, Оззи, гастрольный менеджер по имени Джейк Дункан, клавишник Дон Эйри, бывшая жена водителя автобуса и Рейчел Янгблад, 58-ми летняя дама, которая была костюмершей и поваром группы. Она была нашей закадычной приятельницей».
 
«Было примерно 9-ть часов утра. Дон Эйри и водитель автобуса не спали, и они заметили самолеты. Как оказалось, у водителя автобуса также было летное удостоверение, даже не смотря на то, что все его документы оказались просроченными. Также, уже потом мы узнали о том, что до этого он уже был замешан в подобной аварии, и в тот роковой раз погиб один юноша. Так или иначе, Дон попросил водителя, который по всей вероятности взял один из самолетов из авиапарка без разрешения, прокатить его. Они немного полетали и приземлились. Потом Дон пошел в автобус и начал будить всех остальных и приглашать их прокатится. Ну, все без особого энтузиазма отнеслись к подобной идее, все, кроме Ренди и Рейчел. Они поднялись на борт, а бывшая жена водителя автобуса стояла рядом с гастрольным автобусом, и наблюдала за полетами. А потом, еще до того как мы успели что-то понять, самолет опустился, задел автобус и отлетел в строения.

«Мы с Оззи проснулись, задняя часть автобуса была разворочена, и мы не врубились, что же происходит. Я выбежала к соседнему дому просить о помощи, и оказалось, что хозяин дома также был владельцем того самолета. Вместе со своей женой он тупо сидел дома, отказался нам помочь, а также отказался поверить в пожар, разгоревшийся в соседним с ним домом».

«И об этом раньше еще никто не писал и не говорил, но на самом деле после этого столкновения Оззи забежал в дом, так как он увидел в этом доме человека, который и не подозревал о том, что дом пылает. Этот товарищ был глухой, и Оззи вытащил его».

«Это была просто ужасная сцена: дом, объятый огнем, всюду валялись части разбившегося самолета, разбитый автобус и всюду кровь и трупы. Все было кончена – пилот, Ренди и Рейчел мгновенно погибли».

«Вся эта история навсегда останется для нас загадкой. Все дело в том, что Ренди БОЯЛСЯ летать! Ну что тогда подтолкнуло его сесть в этот самолет? Мы с Оззи будем гадать об этом до самой своей смерти. Лично я считаю, что все было далеко не так просто. Посмертное вскрытие показало, что в организме водителя автобуса в значительном количестве был обнаружен кокаин, и, конечно же, он дрался со своей бывшей женой. Я считаю, что в этот самый момент, прямо во время полета, он посмотрел на свою бывшую жену и сказал, «надо разобраться» и попытался убить ее. Тогда почему Ренди и Рейчел, которые на самом деле недолюбливали друг друга, оказались в одном самолете… просто это был ужасный день».
 
Хотя Оззи предпочитает не обсуждать странные обстоятельства смерти Ренди, он охотно признает тот факт, что Ренди коротко но ощутимо повлиял на рок гитарную общественность: «Он был незаурядным музыкантом, увлеченным гитаристом, и с ним всегда было весело», говорит Оззи. «Он мог быть таким застенчивым, но потом люди слушали, как он играет, и он неимоверно поражал их своей игрой. Если бы он не погиб, он был бы одним из ведущих гитаристов мира. Он был бы лучшим из лучших. Я вспоминаю его каждый день».

Не смотря на то, что он был явно разбит и не знал, как будет дальше развиваться его сольная карьера, Оззи тут же стал строить планы по возвращению в турне. На то было две причины: ему нужно было заработать энную сумму денег для обширного летнего турне («После того как первый альбом разошелся тиражом в пять с половиной миллионов копий, Оззи получил авторский гонорар всего лишь на сумму 15000 долларов», говорит Шрон, намекая на невыгодный контракт с фирмой грамзаписи своего отца), и деньги, чтобы оправиться от смерти Ренди. «Тогда, у нас просто не было иного выхода, разве только вернуться в турне», говорит Шарон. «Если бы мы остались дома и сидели, сложа руки, группа бы просто развалилась. И у меня уже никогда бы не получилось вернуть на сцену Оззи».

«За несколько лет до смерти Ренди, в моей жизни произошло столько разных событий», говорит Оззи. «Умер мой отец, меня выперли из Sabbath – сплошная череда взлетов и падений. Потом погиб Ренди. И тогда я сказал Шарон, «Я больше не могу тянуть эту лямку». На что она мене ответила, «Нет, ты можешь. Если бы Ренди был жив, он бы хотел, чтобы ты продолжил начатое дело». Поэтому я решил, что будет лучше всего вернуться на дорогу. И в этом не было ничего удивительного, но мы это сделали».

Найти подходящую замену для Роудса была далеко не простой задачей для Оззи. Сначала, они вышли с предложением на бывшего гитариста Thin Lizzy Гари Мура, менеджером которого также была Шарон, но он отказался. Тогда попытались пригласить Михаэля Шенкера, но он заломил себе немереную ставку гонорара, особенно в свете финансовых проблем Оззи. Затем, когда певец Ян Гилан распустил свою группу, Gillan, для того, чтобы присоединится к Black Sabbath, гитариста Гиллана, Берни Торми Оззи пригласил заменить Роудса на время турне. Но Торми, воспитанный на хэндриковской школе блюз роковой гитары, совершенно не вписывался в ту стилистику, в которой играл Роудс. «Берни был клевым парнем, но Ренди погиб меньше месяца назад, и любому гитаристу пришлось бы не сладко в подобной ситуации», говорит Оззи. «Я тут был просто бессилен». Через несколько недель, Торми сказал Оззи, что хочет выйти из состава его гастрольной группы, и Оззи снова пришлось искать себе нового гитариста.

Старый гитарист команды Night Ranger Бред Гиллис рассказывает историю о том, как он 24-х летний калифорниец, внезапно стал кандидатом на вторую замену Ренди: «Я играл в группе Ranger, еще до того как мы переименовались в Night Ranger, и мы стремились подписать контракт на запись нашего первого альбома. Но мы редко выступали, и чтобы не слоняться без дела я собрал еще одну рок группу – Alameda All Stars. Мы играли по всему штату Калифорния, и на концертах мы исполняли две песни Озии, Flying High Again и Mr. Crowley. Где-то через две недели после гибели Ренди, который также был знаком с (барабанщиком Оза) Томми Алдриджем, рассказал обо мне Томми, а тот, в свою очередь, Шарон и Оззи. И тут мне звонит Шарон и просит меня прилететь в Нью-Йорк на прослушивание. Дня два мне пришлось разучивать всю концертную программу. Я то думал, что меня ждет такое строгое прослушивание, но когда я прибыл на место, других кандидатов кроме меня там и не было».

Следующие пять дней, Гиллис путешествовал с группой, смотрел за тем, как они играют, разучивал песни и занимался на гитаре по 10 часов в день. Наконец, когда Торми собирался уйти, Оззи призвал на помощь Гиллиса. Их первое совместное выступление состоялось в Бингхэмптоне, Нью-Йорк, «это был один из самых жутких вечеров в моей жизни», рассказывает Гиллис. «Я досконально разучил все песни, которые мы играли в тот вечер, кроме revelation (Mother Earth), с которой и начинался концерт, потом в средней части этой темы скорость нарастала – и в одном куплете я вступил слишком рано. Оззи посмотрел на меня, когда понял, что я лоханулся, но я быстренько исправился и вернулся в нужную позицию. После концерта, все поздравили меня с успешным дебютом, а Оззи подошел ко мне и сказал, «Больше мы не имеем права облажаться на Revelation, усек?». И я ответил, «Ясен день!».

«Но на первых концертах мне пришлось не сладко. Многие фанаты в зрительном зале держали плакаты с надписями «Ренди Жив!», показывали мне «факи» и т. д. Но, в конце концов, они смирились».

В июле 1982 года, Оззи и его давняя соратница, Шарон Арден, сочетались законным браком в Maui, Гавайские Острова. Вот как Гиллис вспоминает это праздничное событие, «Это было что-то. На торжественный прием была приглашена одна местная гавайская группка – пара акустических гитар и барабанщик с одной тарелкой и малым барабаном. И мы поднялись на импровизированную сцену и сыграли Paranoid в акустике, Руди Сарзо играл на безладовом бассе, а Оззи пел прямо в своем свадебном прикиде!».

Снова женившись, и продолжая успешное турне, не смотря на смерть Ренди и с растущей популярностью Blizzard Of Ozz и Diary Of a Madman, карьера Оззи делала новый виток. Однако, не смотря на явное везение по жизни, Оззи снова погряз в наркотическом и алкогольном угаре.

«Я помню, что нам пришлось отменить один концерт в Бейкерсфилде, Каифорния, потому что Оззи был «никакой»», вспоминает Гиллис. «Мы наврали зрителям, что он получил пищевое отравление и что нам пришлось отвезти его в больницу, но на самом деле он просто дрых в ужратом состоянии в задней части автобуса. Тогда он конкретно «закладывал за воротник» и баловался и другими вещами, а мы были для него настоящей командой поддержки. Его карьера шла в гору, но он все еще дико переживал из-за смерти Ренди. И он очень нуждался в помощи и поддержке со стороны других людей».

Примерно в это же время, Шарон и Оззи отчаянно пытались добиться финансовой независимости и разорвать контракт, который Оззи подписал с отцом Шарон и его лейблом Jet Records. «Мой отец обычно забирал 90% прибыли, а отдавал музыканту только 10%», говорит Шарон. Но Арден и не собирался уступать, понимая, что, отпуская Оззи он тем самым теряет миллионы долларов потенциальной прибыли. Между Шарон и ее отцом развернулись не шуточные судебные разборки, и пока парочка не виделась «с глазу на глаз» с тех пор как за несколько лет до этого она ушла из его компании, вся эта не шуточная баталия привела к окончательному разрыву их отношений – как профессиональных, так и личных. В конце концов, после того как за аннулирования контракта с Оззи Дону Ардену было заплачено 1,5 миллиона долларов и согласно контрактным обязательствам на Jet Records был выпущен последний альбом – 1982 Speak Of The Devil, на который попали песни Black Sabbath записанные на текущем турне – Оззи и Шарон наконец-то развязались с ее отцом и его компанией. Пока в лагере Осборнов праздновали победу, все было понятно, что часть шрамов до сих пор не зарубцевалась. Когда мы спросили, жив ли ее отец, Шарон холодно ответила, «Да, жив, к сожалению».

Вскоре после выхода концертника Speak Of The Devil, и с окончанием успешного мирового турне, Бред Гиллис понял, что ему пора уйти из группы Оззи и вернуться домой, для продолжения карьеры в составе Night Ranger.

«Когда Night Ranger наконец-то подписали контракт на запись альбома, мне пришлось выбирать», вспоминает Гиллис. «Я много лет играл с этими ребятами, и я куда комфортней чувствовал себя полноценным музыкантом группы, чем наемником-статистом. Я рассказал о своих переживаниях Оззи, и он не стал возражать».
 
«Я до конца жизни обязан Бреду, потому что ему пришлось «заморозить» свой проект для того, чтобы на время стать моим гастрольным музыкантом», говорит Оззи. «И когда он решил уйти, я сказал ему, «Решай сам, Бред, ведь ты мне ничем не обязан – наоборот, это я в долгу перед тобой».

И уже в четвертый раз больше чем за три года, Оззи был нужен новый гитарист. И вновь он обратился за помощью к Дана Струму, тому, кто познакомил Оззи с Ренди. Стум отобрал 25 гитаристов из Лос-Анджелеса и его окрестностей и посылал Оззи записи, фотографии и биографии каждого из них. Одним из кандидатов был 24-х летний Джейки И Ли, который сидел без работы, после того как за три месяца до этого ушел из своей группы Rough Cutt.

«Из 25-ти кандидатов, Оззи отобрал трех», вспоминает Ли. «Меня, Митча Перри (Mitch Perry), который одно время играл в группе Михаэля Шенкера и Джорджа Линча. На самом деле, Джордж получил место гитариста до меня, и недели на две я отправился с группой Оззи на гастроли, чтобы посмотреть, что да как, и попутно разучить песенный материал. Я понимал, что Джордж играет у Оззи, но потом Дана позвонил мне и сказал, что Оззи хочет прослушать, как я и Митч играем в составе его группы. Поэтому через несколько дней мы пришли в нью-йоркскую студию S.I.R. на прослушивание. Митч играл первый, я вторым, и после того как я отыграл свой сет Оз подозвал меня и сказал, «Если ты не против, то подваливай к нам». Потом пришел Джордж, и Оззи развернулся к нему и сказал, «Ты уволен – тебя заменит вот он», и с этими словами ушел. Я видел, как Оззи увольнял пару музыкантов, ничего хорошего, доложу я вам».

Хотя они будут работать вместе всего лишь несколько лет и в конечном итоге расстанутся далеко не друзьями, однако было понятно, что Озу снова повезло в том, что он наше себе Джейка И Ли. Альбом 1983 Bark At The Moon («Лай на Луну») продемонстрировал недюжинный талант Ли как гитариста, его любовь к соло с использованием педели вау-вау и острых как бритва металлических рифов, делая его идеальным приемником Ренди Роудса и важной фигурой в развитии гитарного рока 80-х. Его великолепное умение показать себя как музыканта и исполнителя излучающего уверенность принесло ему любовь фанатов Оззи – хотя самого Оззи едва ли прикалывала такая самоуверенность Джейка.
 
«С Джейком была классно работать первые три дня, потом он начал «лезть в бутылку»», говорит Оззи. «Ренди таким не был – он был скромнягой. Я бы не сказал, что я не сработался с Джейком, но и не стал бы утверждать, что у нас были ровные и дружеские отношения. Последние пару лет он стал вести себя крайне противоречиво, и мне было сложно понять его. Мы жили в одном доме в Беверли Хиллс и при этом никогда не разговаривали! И вовсе не из-за того, что мы были противны друг другу. Просто у нас не было общих интересов и тем для разговоров».

«Я вовсе не хотел портить отношения с Джейком, но между нами словно пробежала черная кошка. Если я спрашивал его, «Что ты об этом думаешь?». Я ждал его ответа. Если бы он со мной не согласился, мы бы пошли другим путем – не вопрос. Но обычно Джейк пожимал своими плечами, делал удивленные глазки и уходил прочь. Но если серьезно, то Джейк сыграл в моей карьере огромную роль и был великолепным гитаристом».

Вполне понятно, что сам Джейк без особого восторга вспоминает свою работу с Оззи: «Почти всегда он был никакой от наркотиков и пьяный в дупель – почти все четыре года, что я играл с ним. Он мог выжрать несколько бутылок конины – такого алканафта я еще в своей жизни не видел. И все эти пьяные угары портили отношения между Оззи и остальными музыкантами группы. Не раз и не два он ломился в дверь моего гостиничного номера в три часа ночи, поднимал меня с постели, просил подключить гитару и врубить магнитофон. Он пытался объяснить мне свое виденье очередной песни, но вместо этого что-то там невнятное булькал себе под нос. И начинал дико злиться, когда я не врубался, что он от меня собственно хочет».
      
Все эти годы играя с Джейком И Ли, Оззи продолжал налегать на алкоголь и наркотики, гробя свое здоровье и реально жирея. (В конечном итоге он набрал вес в 100 кг., как он сам говорит, «все из-за пивасика»). В буклете своего альбома 1986 the Ultimate Sin («Абсолютный Грех»), Оззи благодарил всех своих «друзей из клиники Бетти Форд».

«Был один концерт, который я никогда не забуду», говорит Джейк. «Мы тогда выступали на каком-то фестивале, на открытом воздухе, и перед концертом Оззи и Шарон конкретно поцапались, и она ушла со своими детьми в гастрольный автобус. В тот день Оззи нажрался до такого состояния, что изгадил весь концерт. Он напялил на себя шмотки Шарон, надел ее туфли на высоком каблуке и большой дамский чепчик с цветочками, да, еще накрасил губы. Мы начали играть первую песню, и на середине Оззи просто перестал петь. Потом он начал рассказывать зрителям о том, как он подрался с Шарон, и что ей пришлось сваливать от него, и начал плакаться, что же теперь ему делать? Гастрольный менеджер, стоявший на краю сцены, проорал мне, чтобы я начал играть следующую песню, что я и сделал – и тут Оз разозлился не на шутку! Он приказал мне остановиться, а потом начал снова плести свою историю. Пару дорожников выскочили и увели Оззи со сцены, а потом ушла и группа. Не думаю, что публике весь этот балаган понравился».

19 марта 1987 года, ровно через пять лет после смерти Ренди Роудса, Оззи выпустил альбом Tribute, подборку никогда ранее не издававшихся концертных треков с канадского турне 1981 года, при участии покойного гитариста. «После смерти Ренди, я хоте просто положить на полку весь этот материал», вспоминает Оззи. «Все эти записи пылились в архивах. Я не желал их слышать, даже не хотел ничего знать о них. Когда через несколько лет мы раскопали эти записи и послушали, мы просто тут же офигели – насколько это было классно. Мы тут же забыли о своих первых страхах и сомнениях касательно издания подобного материала. Люди должны были услышать эти песни, услышать игру Ренди – это была моя цель. На самом деле это наша единственная, качественная концертная запись с Ренди. Вот почему это такая особая пластинка».

Вскоре после выхода альбома Tribute, Джейк И Ли вышел из состава группы Оззи. «Оззи начал всем рассказывать, что я якобы не хотел выпускать Tribute, но все это были его придумки», говорит Джейк. «Насколько я понимаю, таким макаром он пытался выставить меня, потому что на самом деле не было никаких причин для моего увольнения». В любом случае, Оззи снова был нужен гитарист. И всего через несколько месяцев он нашел себе очередного рекрута, на этот раз 19-ти летнего неизвестного парня из Нью Джерси, Зака Вайлда.

«Я помню как однажды разбирал целую груду записей очередных претендентов на место гитариста, достал одну из фотографий прилагавшихся к кассете и сказал, «Ну и что тут у нас, клон Ренди Роудса»», вспоминает Оззи. «На том фото бы какой-то парнишка, с длинными белыми волосами играющий на именной гитаре модели Les Paul. Тогда, я даже не удосужился послушать его демонстрационную запись. Я запихнул кассету обратно в кучку и позабыл об этом».

«Потом, где-то через пол годика, ко мне приходит мой барабанщик Ренди Костилло и говорит, «Я нашел классного гитариста, его зовут Зак». Я пришел на просушивание, и тут до меня доперло, что где-то этого кента я уже видел, но вот где конкретно – в упор не помню. Он подключился и сыграл ВСЕ мои песни, нота в ноту. И он сыграл так зажигательно. И тут до меня дошло, где я мог видеть Зака. Он был клоном Ренди Роудса на том фото! Только вот потом выяснилось, что это гитарист со своим уникальным стилем».

Со своими брюками клеш, гитарой с флагом Конфедерации и фирменными ураганными и скрипучими подтяжками, Зак Вайлд стал свежим лицом на гитарной сцене, грязным, разнузданным сочетанием гитарной школы Ренди и яркой подачи Ли, но вместе с тем со своим самобытным стилем. В 1995 Зак перестал числиться официальным гитаристом Оззи. «Он вел переговоры с Guns N’ Roses, продвигал свой проект Pride & Glory и заявил, что хотел бы гастролировать со мной», говорит Оззи. «На самом деле, он не мог определиться, чем же он реально хочет заниматься, и мне пришлось направить его». Не смотря на отставку гитариста, его фирменное скрежетание и заводные металлические рифы украсили последние три студийных альбома Осборна, No Rest For The Wicked («Мятежный Нечестивец») (1988), No More Tears («Хватит Плакать») (1991) и Ozzmosis (1995). 
 
Сегодня, Оззи не спешит с решением, с какими же музыкантами он хочет гастролировать и записываться. «Я уже дорос до того, что в принципе мне уже не нужна постоянная группа», говорит Оззи. «Статус Оззи дает мне возможность выбирать, с кем мне подниматься на сцену, пока у меня есть на то силы».

Прошло уже 30 лет, с того дня как Оззи впервые занял место за микрофонной стойкой в составе Black Sabbath, он сделал себе головокружительную карьеру, по ходу не раз взмывая на высоты высшего эшелона хэви металла – и также часто оказывался не у дел. «Все эти годы я не сидел на попе ровно и не собирал авторские гонорары с ленты конвейера», говорит Осборн. «Я вкалывал, чтобы добиться своего нынешнего статуса». Сегодня, он выиграл несколько сражений. Избавившись от наркозависимости в 1991, Оззи продолжает вести здоровый образ жизни, то есть ежедневно занимается на тренажерах. Недавно, он даже успешно поборол один из своих последних пороков: табакокурение. «Я глотал в своей жизни разную дурь, но вот от табака мне, было, избавится труднее всего».  

Его ежегодное турне Ozzfest, теперь проходит во второй половине года, и остается одним из грандиознейших летних гастролей. Сейчас Оззи заканчивает работу над новым проектом с объединившимися музыкантами Black Sabbath: запись двух концертов группы, которые группа дала в декабре прошлого года в своем родном городе Бирмингеме, Англия. Этот концертник должен выйти уже осенью этого года, в него также войдут две новые студийные дорожки, и есть вероятность выпуска полноценного студийного альбома оригинальных Black Sabbath. «Это так клево», говорит Оззи, «особенно после всех тех гадостей, которые мы наговорили друг о друге за все эти годы, круг замкнулся, и мы снова станем друзьями».

Сегодня, он добился в этой жизни всего – всем понятно, что безумец, живший в душе Оззи Осборна давно отошел на покой, вместе с несколькими безголовыми, крылатыми тварями и домом, усыпанным трупиками пристрелянных котофеев. Он пережил все свои личные битвы и вышел из боя победителем, легко справившись со всеми засадами на своем не легком пути… ну почти со всеми.

«Я ни о чем не жалею», говорит Оз, «кроме того, что я не отговорил Ренди Роудса садится в тот самолет. Я не супермен, не инопланетная тварь какая-нибудь – я просто счастливчик!». 

RANDY RHOADS
(1956-1982)

Оборудование:
Сделанная на заказ гитара модели 1981 Jackson
100 ваттный усилитель Marshall
эквалайзер MXR

Показательная песня:
Flying High Again с альбома Оззи Осборна diary Of a Madman (Jet/CBS, 1981)

Классический альбом:
Ozzy Osbourne – Blizzard Of Ozz (Jet/CBS, 1980)

Похоронен:
Кладбище Mountainview, Сан Бернандино, Калифорния

В 1980 металл был официально мертв, а карьера вокалиста Оззи Осборна была в загоне. Уволенный из Black Sabbath в 1978, карьера Осборна зашла в тупик, что стало причиной безудержного пьянства и наркомании. Потом, как удар грома среди ясного неба, Оззи встретил Ренди Роудса, одаренного гитариста который заработал себе культовый статус поиграв в лос-анджелесской глэм группе Quiet Riot.

Также как появление на сцене группы Van Halen, комбинация Роудса и Осборна воскресила тяжелый рок и послужило началом новой эры гитарных героев. Первоначально, Роудса окрестили «Клоном Эдди Ван Халена», но вскоре всем стало понятно, что этот гитарист настоящее музыкальное явление. Его прекрасное знание музыкальной теории и мелодии с явным влиянием классики резко контрастировали с интуитивной, основанной на блюзе гитарной манерой Эдварда.

Такие альбомы Осборна как Blizzard Of Ozz (1980) и Diary Of a Madman (1981) открыли потрясающие новые возможности для рок гитаристов, и потенциал Роудса казался безграничным. Однако, мы с вами уже никогда не узнаем как бы его талант мог дальше раскрыться, в марте 1982, в местечке Лисбург, штат Флорида, 25-ти летний виртуоз погиб в страшной авиакатастрофе.

Правда о Самолете.
Несчастный случай, который погубил Ренди Роудса.

Спустя более 15-ти лет после смерти Ренди Роудса, многие вопросы касательно обстоятельств его кончины остаются без ответа. Например, почему блистательный молодой гитарист согласился лететь в маленьком одномоторном самолете, учитывая тот факт, что он боялся летать? Почему пилот постоянно бухал в гастрольном автобусе группы? Собирался ли он, по утверждению некоторых, убить свою бывшую жену, которая стояла рядом с автобусом? Был ли это полет камикадзе нанюхавшегося кокаина? Или всего лишь рок-н-ролльное шумное веселье? Пока возможно все эти вопросы так и останутся без ответа, сегодня мы обладаем достаточной информацией для того, чтобы выяснить, что же стряслось в то злополучное утро… хотя истинная причина происшедшего навсегда останется загадкой.

Вот что нам известно:

Согласно репортажу, об этом происшествии опубликованному на National Transit Safety Board, 19 марта 1982 года Роудс, 25-ти лет, Рейчел Янгблад, 58-ми летняя портниха и повар группы, и водитель автобуса Эндрю Айкок, 36 лет, у которого имелась рецензия пилота, сели в маленький одномоторный самолет модели Beechcraft Bonanza F35 1955 года выпуска где-то между 9-тью-10-тью часами утра. Самолет был припаркован в ангаре Flying Baron Estates в Лисбурге, Флорида, где проживал его владелец, Джерри Калхоун. Айкок, который также жил в этом местечке, по всей вероятности взял самолет без разрешения. Гастрольный автобус группы – машина модели Greyhound с золотым и коричневым верхом и белым низом – был припаркован приблизительно в 18-ти с половиной метрах от северного фасада дома, беого особняка в григорианском стиле примыкающего к взлетно-посадочной полосе. Оззи Осборн, менеджер Шарон Арден, и басист Руди Сарзо в момент аварии спали в автобусе. Клавишник Дон Эйри, который находился в автобусе, но не спал, стал свидетелем катастрофы.

Во время полета, пилот сделал три низких захода на уровне верхушек деревьев, пытаясь разбудить тех, кто спал в автобусе. Во время четвертого снижения, когда самолет летел примерно в трех метрах над землей со скоростью где-то 225-290 км. в час, своим левым крылом он задел заднюю часть автобуса. Большая часть самолета пролетела над автобусом и врезалась в большую сосну, прежде чем рухнуть на северную стену и крышу гаража в западной части дома. Врезавшись в дом самолет, тут же взорвался и загорелся, что также стало причиной пожара. Две машины припаркованные в гараже, а именно Oldsmobile и Ford Granada сгорели.

В тот день видимость и погода были прекрасными, так что они никоим образом не могли служить причиной данной авиакатастрофы.
 
Кузов автобуса серьезно пострадал с обеих сторон. Между тем, на месте катастрофы, один труп был найден рядом с окном гаража, именно в том месте, куда в стену врезался самолет. Два других трупа были найдены внутри гаража, один рядом, а один на крыше сгоревшего автомобиля. Все тела обгорели до неузнаваемости. Роудса пришлось опознать по его бижутерии, а Айкока по зубным протезам. Куски облицовки корпуса самолета были разбросаны на местности более чем на акр, удар был такой силы, что от самолета не осталось ни одной части больше телефона, кроме одного помятого крыла, которым самолет задел автобус.

Токсикологическая экспертиза Айкока и Роудса была проведена в Федеральном Административно-гражданском аэромедицинском центре в Оклахома Сити, штат Оклахома. И в организме Роудса был найден только никотин, и никаких наркотиков или алкоголя. А вот в моче Айкока был обнаружен кокаин.  

На следующий день после катастрофы, трясущийся Оззи Осборн дал официальные письменные показания: «Примерно в 9-ть часов утра, в пятницу 19 марта 1982, я проснулся от сильного взрыва. Я тут же решил, что мы в кого-то врезались на дороге. Я пулей вылетел из постели, крича своей подруге Шарон, «валим из автобуса!». В этот момент она сама выгоняла кого-то из автобуса. Выйдя из автобуса, я увидел разбившийся самолет. В тот момент, я понятия не имел, кто летел в этом самом самолете. Когда мы узнали, что в самолете были наши люди, никто из местного населения не хотел мне помогать. На самом деле прошло где-то пол часа, прежде чем на место катастрофы подтянулись люди. Приехала всего лишь одна маленькая пожарная машина, которая вылила на это адское пожарище всего лишь несколько галлонов воды. Мы стали просить дать нам возможность связаться по телефону, но нам так и не дали это сделать. В конце концов, мы наконец-то нашли телефон, и Шарон позвонила своему отцу».

Ренди Роудс был мертв, но утро, которого журнал Guitar World назвал, «будущим величайшим гитаристом» лишь только началось.

За подробностями о жизни, карьере и смерти Ренди Роудса заходите на сайт «В этот День музыка Умерла» по ссылке – www.flash.net/~ulknatme/index.html

Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый,  29.09.06

   

Дополнительно
Тема: Black Sabbath family

Новости:
Статьи:
Периодика:
Форумы:

См. также: Полная подборка материалов по этой теме (192)

Главная страница Сделать стартовой Контакты Пожертвования В начало
Copyright © 1999-2019 Beatles.ru.
При любом использовании материалов сайта ссылка обязательна.


Яндекс.Метрика