Beatles.ru
Войти на сайт 
Регистрация | Выслать пароль 
Новости Книги Мр.Поустман Барахолка Оффлайн Ссылки Спецпроекты
Главная / Книги / Периодика / Статьи / В эфире – Ринго Старр! (From Me To You - 1 августа 2004 года)

Поиск
Искать:  
СоветыVox populi  

Книги

RSS:

Статьи
Периодика

Beatles.ru в LiveJournal:

beatles_ru_all
   

В эфире – Ринго Старр!

Издание: From Me To You
Дата: 01.08.2004
Номер: 15
Город: Самара
Автор: Снопов Сергей
Разместил: Corvin
Тема: Ринго Старр - Ringo Rama (2003)
Просмотры: 6111

Седьмого июля нашему барабанщику Ринго Старру исполнилось 64 года! В определенном смысле знаменательный возрастной рубеж, созвучный теме всем хорошо известной битловской песни When I’m Sixty-Four.
Поздравляя Ринго Старра с днем рождения, мы предлагаем читателям FMTY интервью, которое в июле прошлого года Ринго дал в прямом эфире радиостанции  KGSR-FM ее программному директору Джоди Денбергу.
Текст этой беседы был выпущен в составе тройного бокс-сета Ringo Rama Deluxe 11 ноября 2003 года.

Джоди: Добро пожаловать на Ringo Rama Radio Hour. В течение 60 минут у нас будет задушевная беседа с Ринго Старром, а так же – изрядный выбор песен из Ringo Rama, нового альбома величайшего рок-н-ролльного барабанщика. Меня зовут Джоди Денберг. Ринго, сегодня мы здесь, в Манхэттене. Появляются ли у вас какие-то особые воспоминания при посещении Нью-Йорка?

Ринго: Ну, как всегда, они связаны с нашим первым визитом сюда. Это было потрясающе. Знаете, эта посадка в нью-йоркском аэропорту. До поездки мы все немного нервничали, потому что знали, что в Англии и Европе мы были действительно популярны. Мы приземлились в Нью-Йорке, и здесь было то же самое. Пластинка вышла на первое место. Всеобщий восторг, всюду толпы ребят. И знаете, любому музыканту, любому бэнду нужно побывать в Америке. Это было замечательно. Я точно помню, как все мы были взволнованы.

Джоди: Вы выглядите великолепно. Как вы поддерживаете хорошую форму?

Ринго: Ну, я слежу за тем, что я ем, я пытаюсь вести здоровый образ жизни.

Джоди: Народ уже назвал Ringo Rama одной из ваших лучших сольных работ. Чем особенным Ringo Rama является для вас?

Ринго: План жизни состоит в совершенствовании. Я думаю, начиная с 1989 года, когда я вернулся в музыкальный бизнес – гастроли, запись дисков – все  получается лучше и лучше. Поэтому, единственный план – это чтобы твои идеи, которые ты хочешь выразить, становились более ясными для слушателя. Так на Ringo Rama явственней ощущается группа. Vertical Man тоже групповой альбом, но в нем больше чувствуется меня самого. Тем не менее, это хороший альбом, я не принижаю его достоинства. Но Ringo Rama мне кажется лучше, потому что он более искренен, и больше отражает мою индивидуальность. В этом цель проекта.

Джоди: Первая песня на Ringo Rama – Eye To Eye.

Ринго: Eye To Eye.

Джоди: Она задает тон, показывая, что и альбом и Ринго Старр за мир и любовь…

Ринго: … да, и любовь. Знаете, я продукт эпохи 60-х. И если вы когда-нибудь видели мои живые выступления, туры «Всех Звезд», так у меня там все песни о мире и любви. Я везде проношу знак мира (демонстрация на пальцах «V» - любимый жест Ринго Старра – прим. С.С.), и я не собираюсь отказаться от этого. Я за мир и любовь. Я против насилия. И я пытаюсь выразить эту идею при любой возможности. Честно говоря, меня бесит, что за это меня еще и критикуют. Да кто он такой, чтобы упрекать меня за это? (Смеется). Это говорю я, ребята, (понижает голос): «Ringo Rama, мир и любовь».

Джоди: Как вы думаете, почему так трудно достичь мира и любви?

Ринго: Каждому есть, что скрывать. (Смеется). Я не знаю. У меня есть невероятная мечта, что однажды, мгновенно, весь мир одновременно решит, что настало время для мира и любви. Так что я делаю только то, что могу. Думаю, и вы все это можете сделать. Я никому не говорю, что делать. Я делаю это, вот и вся история.

Звучит песня Eye To Eye.

Джоди: Это была Eye To Eye, первая песня с нового альбома Ринго Старра Ringo Rama. Приветствую возвращение на Ringo Rama Radio Hour. Ринго, с одной стороны, вы говорите, что это не так просто. 

Ринго: Согласен.

Джоди: А с другой стороны, вы поете: «Мир, любовь и гармония». Теперь скажите мне, насколько это трудно? Вы родились в военное время. Насилие оказало воздействие на тех, кто любил. Сегодня мир погряз в беспорядке. Вы умеете оставаться оптимистичным или у вас бывает по-разному?

Ринго: Как и у всех, у меня бывает разное настроение. Но я скорее все-таки оптимист. Понимаете, я родился… я хочу сказать, у моей матери было замечательное мнение, что они начали войну, потому что родился я. Им надо было чем-то заняться. (Смеется!). Боже, упокой ее душу.

Джоди: Хорошо, поговорим о вашей молодости. Вы болели пару раз в детстве.

Ринго: Да.

Джоди: Не во время ли пребывания в ливерпульской больнице вы впервые заинтересовались игрой на барабанах? Как это произошло?

Ринго: Я уже второй год находился в больнице. У меня был туберкулез. В те дни это называлось «отправить тебя в зеленый дом», за город. Слава Богу, кто-то изобрел стрептомицин. И ты просто сидишь целый год и оздоровляешься. А раз в неделю нам устраивали развлечения, которые напоминали уроки. Можно было вязать, заниматься моделированием или чем-то еще. А иногда это была музыка. Они приносили тамбурины, треугольники и маленькие барабаны. У учительницы был большой лист бумаги. Большая карточка. Так, если она показывала на желтую точку, ты бил в барабан. А если указывала на зеленую точку – ударял, например,  в треугольник. Это было очень, очень примитивно. Но, во всяком случае, я бы не играл в группе, если бы у меня тогда не было барабана. И барабаны просто стали любовью моей жизни. Я мечтал о них. О том, что однажды у меня появится собственная установка. Так и получилось. А потом была еще мечта, которая сбылась – что я буду играть с другими музыкантами. И такое происходит по сей день.

Джоди: Вы сами когда-нибудь мечтали поехать в Мемфис?

Ринго: Я никогда не мечтал о Мемфисе. Но это слово в молодости для меня что-то значило, потому что огромное количество музыки пришло из Мемфиса. Когда мне было 18 лет, я пытался попасть в Хьюстон, штат Техас, потому-что из Техаса был блюзовый исполнитель Лайтнин’ Хопкинс. Но нет, я никогда не думал, что когда-нибудь доберусь до Мемфиса. И я все-таки побывал в Sun Records, где они работали - в той самой студии звукозаписи, я был там, где были они.

Джоди: В видео-антологии каждый из Битлз по-разному вспоминает встречу с королем рок-н-ролла.

Ринго: Да.

Джоди: Есть ли какие-то детали той встречи, с которыми вы все согласны?

Ринго: Нет. (Смеется). Нет, мы все решили, т.е. Пол и я, это уже после Антологии, что Клаус Вурман нарисует картину нашей встречи с Элвисом. Ведь тогда никто никаких фотографий не делал. Поэтому Клаус дал нам по листу бумаги и сказал: «Нарисуйте, как вам помнится, как выглядела та комната». У меня получилось, что парадный вход был справа, а на рисунке Пола Элвис вошел через входную дверь слева. Так что, я думаю, мы были тогда просто слишком взволнованы.

Звучит песня Memphis In Your Mind.

Джоди: Ваши приемники настроены на Ringo Rama Radio Hour. И мы только что совершили поездку вместе с Ринго Старром в Memphis In Your Mind. Это один из многих рок-номеров с великолепного нового диска Ringo Rama. Этот альбом  яснее, чем какой-либо другой, показывает, что вы действительно рокер, а не мод, не так ли?

Ринго: Да, я рокер.

Джоди: Мы только что совершили музыкальное путешествие в Мемфис. Но вы живете в Англии, Лос-Анджелесе, Монте-Карло, Колорадо. Где вы и ваша жена Барбара проводите больше времени?

Ринго: Это зависит от времени года. Зависит, от того, где мы разгрузим свои чемоданы. Вот там мы и чувствуем себя дома. Но последние 14 лет мы фактически живем в Монако. Мы постоянные жители Монако. Но у нас есть дома в Англии, Лос-Анджелесе. Такие вот дела.

Джоди: Следующая песня, которую мы послушаем – это красивая баллада Imagine Me There.

Ринго: Да, я люблю эту песню. Потому что это такое сильное чувство, ведь мы часто разлучаемся. У меня гастроли и тому подобное. Когда становится тяжело, эту песню можно соотнести со всеми – с детьми, женой,  вообще с любимым человеком. Для меня это такой кайф, когда мне грустно в отеле, я могу представить рядом с собой Барбару. Конечно, я предпочитаю, чтобы она на самом деле была со мной. И я представляю себе это.

Джоди: Мы часто видим Барбару на сцене, снимающую на фото и видео.

Ринго: Да, да.

Джоди: Вы думаете, она когда-нибудь поделится этим материалом с нами?

Ринго: Ну, вы скажите ей об этом. Когда она напишет книгу, можете взять у нее интервью.

Джоди: Я бы с удовольствием.

Ринго: Я тоже.

Джоди: После более чем 20 лет женитьбы на Барбаре, вы могли бы дать совет по созданию удачного брака?

Ринго: Если начать с замечательной предпосылки, что я полюбил эту женщину, как только впервые увидел ее, и я счастлив, что она любит меня. И… вы должны помнить, как глубока твоя любовь, когда у тебя наступают скверные времена. Тогда легче отбросить все плохое. До сих пор мы так и делаем. Знаете, я слышал это много-много раз, это известно – не ложись спать сердитым. И, если день не удался, мы всегда решали все проблемы перед сном. Мы обсуждали, что произошло, находили общее решение, несмотря на разногласия.

Звучит песня Imagine Me There.

Джоди: Imagine Me There – эту песню вы только что услышали с великолепного нового диска Ринго Старра Ringo Rama. И это потрясающе. Фактически в ней присутствуют цитаты или аллюзии песен Instant Karma, Let 'Em In, Within You Without You, Tomorrow Never Knows. И наверняка есть еще много «фишек», которые могут пополнить этот перечень. Я чувствую, вы большой поклонник Битлз.

Ринго: Да, я большой поклонник Битлз. Никому неизвестный.

Я и был таким. И у меня нет проблем с использованием названий и строчек из каких-то песен в моих песнях, потому что это замечательные строки и замечательные названия. О некоторых из них я даже задумывался. Мне кажется, я уже раза три использовал фразу It Don’t Come Easy. По-моему, и на альбоме Time Take Time. Это просто замечательная строчка, она так много выражает. Поэтому я взял ее еще раз.

Джоди: Как Битлз-фэн, вы собираете какие-нибудь памятные предметы, и есть ли что-то такое, что вы ищите?

Ринго: Нет. Я не коллекционирую меморабилию. Я хотел бы сохранить все, что у меня было. Но кто же знал, что нужно было это хранить. А я раздал. Мы так много потеряли. Мы не заботились о судьбе памятных вещей. Я полагаю, Пол имеет все, что у него когда-либо было, а я много своего растерял.

Джоди: Как сегодня при вашей несметной славе и власти вы регулируете свои отношения с вменяемыми фэнами?

Ринго: О, это часть моей работы. Я знаменит, но в данный момент нахожусь в центре внимания, потому, что продвигаю альбом Ringo Rama. Знаете, когда я не занимаюсь подобными вещами, жизнь довольно обычна. Поклонники – это поклонники. Когда я работаю, у меня с ними нет проблем. Но если я нахожусь в отпуске, я просто говорю: «Извините, я действительно на отдыхе». И большинство людей это понимает. Дети всегда понимают. Но иногда бывает скверно с так называемыми взрослыми.

Джоди: Возможно, единственный английский феномен, столь же значительный как Битлз – Королевское Семейство. Что вдохновило вас на эту, психоделическую королевскую песню - Elizabeth Reigns?

Ринго: Группа. Ребята из The Roundheads жили со мной в Англии. У меня там есть студия, и мы записали в ней 11 треков. Мы сделали пять треков в Лос-Анджелесе и 11 – в Англии. А когда наступил выходной, все они поехали в Лондон, посмотреть город. Там они нашли паб Haging Tree. Ребята вернулись возбужденные, ведь прошлый год был Юбилейный год. Повсюду висели баннеры, был большой концерт в парке, точнее говоря, во дворце. И Дин Гракэл, один из моих соавторов, спросил: «Что такое ER»? Потому что он увидел там большой баннер с надписью «ER». Я ответил: «Ну, это означает, что «Елизавета правит». И Дин решил, что это подходящая строчка для названия песни. Тогда мы и взглянули на королевскую семью американским взглядом. Они ее, в общем-то, любят, хотя мне кажется, семья немного старомодна. Моим вкладом в песню была строчка о том, что «600 слуг стирают ее белье»… Так что в какой-то степени мне хотелось бы, чтобы у нас был  Король. «Боже спаси Королеву, если вы знаете, что я имею в виду. Но на самом деле нам не нужен Король». (Здесь Ринго цитирует песню Elizabeth Reigns. – С.С.) Я думаю, правление должно закончиться с этой Королевой. Мы начинали при Королеве Матери, которую все любили. И я полагаю, что теперь, после ее смерти, все это закончилось. Если ты идешь к дворцу посмотреть смену караула, как делают все туристы, они ведь не знают, там Королева, или нет. Их это не заботит. Они только идут взглянуть на пышное представление. Я думаю, у нас может быть пышное зрелище и без них. Лучше бы они построили госпиталь во имя Королевы Мамы, но они не сделали этого. Они просто решили не платить налоги и спрятать деньги. Во всяком случае (повышая голос), это моя напыщенная речь в их адрес. Слушайте на следующей неделе разгневанного Ринго Старра. Итак, это то, что мы делали. Но мы позволили им ускользнуть, потому что мы говорим: «Все наши грехи столь же велики, как и у людей из Виндзора, так что давайте не показывать пальцем. Потому что, в конечном счете, мы не хотим показывать пальцем, мы только хотим продолжать жить нашей собственной жизнью. Всё. Включайте трек.

Звучит песня Elizabeth Reigns.

Джоди: Ринго Старр с Elizabeth Reigns из его нового CD Ringo Rama. Окончание  песни – это сбалансированный взгляд на Королеву и ее компанию.

Ринго: Да.

Джоди: Вы говорите: «А как на счет рыцарства»?

Ринго: «Как насчет рыцарства». Я полагаю, это ушло. Ушло навсегда.

Джоди: Вообще, это вас беспокоит?

Ринго: Нет. Я не хочу быть сэром. Я не хочу быть герцогом или принцем. Так что, если они предложат это, я серьезно подумаю.

Джоди: Где записывались песни для альбома Ringo Rama? В Англии?

Ринго: Да. У меня есть студия в Англии. Маленькая студия. Теперь не нужны большие комнаты. И еще я решил воспользоваться студией Марка в Лос-Анджелесе - это на самом деле офис над китайским ресторанчиком. Но это – студия, потому что мы называем это помещение студией, и мы записали в ней инструменты. Я больше не хожу в так называемую настоящую студию, с изоляцией, где барабаны отделены от других инструментов. Там нет реального ощущения группы. А здесь каждый из нас слышит и видит друг друга. Когда мы записываемся, никто не находится от меня дальше четырех-пяти футов. Мы как гаражная группа, хотя при этом происходит звукозапись. Барабаны всегда живые. Вы послушайте барабанный трек. На пластинке это то, что я играл в данный момент. Там нет редактирования или наложения. Маракасы и тамбурины могут быть добавленными, но настоящий барабанный трек всегда живой. И остальные инструменты идут живьем, спасибо технологии.

Джоди: Какую барабанную установку вы используете в настоящее время?

Ринго: У меня барабаны фирмы Ludwig. Знаете, это одна из примет того времени. Я начал играть на Ludwig в 60-х. Мне нравится звучание этих барабанов, и я до сих пор им верен. К тому же это реклама для Ludwig.

Джоди: Облегчил ли пребывание в Англии, где была сделана большая часть записей, поиск парочки гостей? Имя одного – Эрик Клэптон, другого – Дэвид Гилмор.

Ринго: Их было очень легко найти, потому что оба живут в пяти минутах от меня.

Джоди: О!

Ринго: Что касается Дэйва Гилмора – у нас было благотворительное выступление в Англии. Он играл в другом бэнде, а я играл в Англии с группой The Ravens, где выступает мой сын Зак. Это был благотворительный гиг для Тибета. Итак, я делал пластинку. И я спросил Дэйва: «Я записываю пластинку. Ты не хотел бы на ней сыграть»? Он ответил: «Конечно». И я сказал: «Увидимся в четверг». Он говорит: «Конечно». И он пришел, и это было замечательно. А Эрик был тем самым человеком, которого я хотел видеть на Never Without You. Этот трек – дань Джорджу, или трек любви. Знаете, мне действительно не нравится слово «дань». Просто пусть Джордж знает, что мы любили его. А они были хорошие друзья – Джордж и Эрик. Джордж и я, Эрик и я очень дружили. Так что, я просто позвонил ему, и сказал, что хотел бы видеть его на этом треке. И он ответил: «Конечно».      

Джоди: Вашим главным партнером на этом альбоме, на альбомах Vertical Man и I Wanna Be Santa Claus, был человек по имени Марк Хадсон, который работал со всеми – от Aerosmith до Селин Дион. Как начиналось ваше сотрудничество?

Ринго: Это было подобно голосу свыше, потому что, когда я начал делать Vertical Man, наш общий друг сказал: «Ты должен потусоваться с Марком, глядишь, получится что-нибудь дельное». Мы главным образом просто собирались вместе, что бы что-то сочинять. И вот, он пришел ко мне домой в назначенное время, и мы хорошо пообщались. Так мы начали сочинять песни. А потом пошли в его студию записывать демо-треки того, что сочинили. На пятой минуте первого демо я сказал: «Хорошо, зачем нам демо? Давай делать пластинку». Вот так все это началось. У нас в студии висела большая вывеска: «Мы не делаем демо и не совершаем ошибок»!

Джоди: Ringo Rama является результатом сотрудничества не только с Марком, но и с группой The Roundheads.

Ринго: В этой группе играют гитарист Стив Дадэс, еще один прекрасный автор, и гитаристы Гэри Барр и Дин Гракэл, которые являются ядром The Roundheads.

Джоди: Вы говорили, что счастливы, когда играете в группе. Работа с The Roundheads принесла вам такое же ощущение радости, какое вы испытывали, когда играли в скиффл группе Рори Сторма или в Битлз?

Ринго: Да, да. Мне нравится играть в группе. Я имею в виду, что как барабанщик, я нуждаюсь в гитаристах. Немного мелодии, которая завершает твою собственную. Я всегда любил то волнение, которое испытываешь при игре с другими музыкантами. Я говорю сейчас о записи. Во время ее я могу видеть, как ты потеешь, видеть твое удивление, если мы вместе исполняем запев или рефрен. Это совершенно невероятное ощущение для меня - играть с другими музыкантами.

Звучит песня I Think Therefore I Rock N Roll.

Джоди: Ринго Старр и The Roundheads на Ringo Rama Radio Hour с песней I Think Therefore I Rock N Roll. Ринго, вы оттягивались прошлым вечером в Нью-Йорке - в The Bottom Line.

Ринго: Да.

Джоди: С The Roundheads. Но большую часть своих летних туров вы совершаете с All-Starr band. Вы когда-нибудь отправитесь в тур с вашим записывающим бэндом, который исполняет ваши песни?

Ринго: Да, мы можем совершить такую поездку. Самый длинный сет, который мы когда-либо выдали, это выступление в The Bottom Line пару лет назад, где у нас было почти часовое шоу, и как-то в субботу мы играли в течение 35 минут. И потом мы объединили Storytellers с The Roundheads. Так что, в действительности, это зависит от проекта. Сегодня это – летний тур с All-Starrs. Это такие хорошие вибрации и возможность сыграть со всеми этими музыкантами. Другого варианта собраться нам вместе просто не существует. Вы спрашиваете о возможности выступить с The Roundheads. В этом году мы действительно думали об этом, потому что у меня есть новая пластинка. Делать ли промоушен с The Roundheads или тур с All-Starr? Итак, я принял решение. Я подумал, ну, в общем, мы продвинем пластинку главным образом на ТВ и выступим в The Bottom Line. И этим летом – новое выступление с All-Starr.

Джоди: Вы начинали летние туры All-Starr в 1989 году, приблизительно в это же время Вы стали вести трезвый образ жизни. У вас появилась новая энергия, позволившая вам отправиться в дорогу?

Ринго: Да. Когда ты не пьян, появляется время для других дел. И то другое дело, которое я действительно делаю хорошо – это игра на барабанах. Все возвращается на круги своя. Я захотел играть на барабанах, и  захотел, чтобы люди играли со мной. И это было, возможно, на самом деле странно, что мне позвонил Дэвид Фишоф из Нью-Йорка - никогда раньше не встречал этого человека. Он сказал, что Pepsi дает ему под меня много денег для организации тура. Я никогда не думал о гастролях. Так что, вот так это начиналось. Поэтому, чтобы собрать первый бэнд, я просто открыл свою телефонную книжку и позвонил Доктору Джону, Билли Престону и Джо Уолшу, Нильсу Лофгрину, музыкантам The Band, Левону и Рику. Всем людям, которых я знал. Я позвонил им и сказал: «Смотрите, они предложили мне совершить этим летом турне. Хотите поехать?» Потому что, я тогда решил, что не хочу находиться на переднем плане в течение двух часов – ведь столько теперь длится концерт. Я просто хотел быть на виду, играть на барабанах со всеми этими замечательными артистами. И знаете, я работаю так с тех пор почти каждый год.

Джоди: Вы можете поверить, что в All-Starr вы сделали больше, чем в группе Битлз?

Ринго: Ну, я сыграл больше вещей, чем, когда я был с Битлз! Я имею в виду, что с Битлз я был только восемь лет, от начала и до конца.

Джоди: Добавятся ли этим летом новые песни в ваш сет-лист?

Ринго: Мы собираемся исполнить Never Without You и, вероятно, Memphis с новой пластинки. Когда идет тур с All-Starr – не имеет значения, где мы играем, даже с The Roundheads, - я до сих пор исполняю Little Help, Yellow Sub, Photograph. Эти вещи люди знают и любят.

Джоди: Вы упомянули Never Without You. Это следующая песня, которую мы  услышим с альбома Ringo Rama. Вы говорили – это не «tribute». Что вы имели в виду?

Ринго: Эта песня просто о любви.

Джоди: О любви к Джорджу.

Ринго: Да.

Джоди: Я видел вашу игру на «Концерте для Джорджа».

Ринго: Да, я понял это по вашей футболке.

Джоди: Ваши барабаны на Something и All Things Must Pass - это демонстрация отменного мастерства. Как вы справлялись в тот вечер с эмоциями?

Ринго: Я считаю, это было здорово для всех нас. И было, конечно, в кайф для меня пройти через все эти репетиции. Мы должны поблагодарить Эрика Клэптона, потому что он сделал такую невероятную работу – собрал вместе бэнд и организовал все это. Мне было просто в кайф болтаться со всеми этими людьми, которые знали Джорджа. Знаете, организация этого концерта была не просто «о, это благотворительное выступление, давайте соберем людей». Все, кто был на сцене, знали и любили Джорджа. И Джордж любил их. Так что всех нас легко было понять – почему мы были там. Помимо совместной игры, мы тусовались вместе. И конечно, мы веселились, вспоминая истории, связанные с Джорджем. Хотя были и не совсем уж забавные. Но они помогали разрядиться, когда возникали трения, и я чувствовал, что мы все являемся своего рода центром шоу. Мы общались друг с другом, и я ощущал потерю Джорджа, по которому, вы знаете, я до сих пор скучаю.

Джоди: На самом ли деле песня Never Without You  задумывалась не как посвящение Джорджу?

Ринго: Да, она начиналась просто как оркестровка. А затем я подумал – это будет круто, если после первой строфы мы окажемся братьями в этой песне. Это стало таким естественным, как в битловские времена. И будто Джордж только что нас покинул. Прошло примерно четыре месяца после его смерти. И я потом подумал – это будет великолепной идеей. Я смогу сказать это о Джордже. Потом, да, я могу сказать то же самое о Джоне и о Харри Нилссоне. Эти мысли были очень сумбурными. Так что мне пришлось остановиться и спросить: «В каком направлении мы движемся? О, кей. Это будет просто песня для Джорджа». В этом смысле, я мог использовать некоторые его строчки в своей песне, например, «within you, without you». Иногда ты просто сходишь с ума, ты должен остановиться и посмотреть на то, что сделал, чтобы затем сделать это как положено. Я думаю, в песне говорится о всем том, о чем я когда-либо хотел сказать.

Звучит песня Never Without You.

Джоди: Почему сразу же после раскола Битлз вам было так легко написать вместе с Джорджем  такую классику, как It Don’t Come Easy и Photograph? Ринго: Джордж был моим хорошим другом. И у меня были очень хорошие парочка запевов и припев. А потом я отдал все это Джорджу, чтобы он завершил Photograph. И он довел до ума It Don’t Come Easy. Знаете, к тому же, я не лучший в мире гитарист. Я признаю, что, возможно, я великий барабанщик, но не лучший гитарист. А он мог расположить все эти аккорды так, связав песню в одно целое, что я звучал как гений. Нет, у меня есть одна песня, в которой 43 строфы, из-за чего я так и не смог ее закончить. Как-то я отдал ее Харри Нилссону, который сократил ее до 18 строф. (Смеется). Это была его отредактированная версия. Так что Джордж всегда был великим мастером. И нам  всегда было весело в студии. 

Джоди: Вы и остальные Битлз имеете так много воспоминаний, о которых никто другой и не знает. Вплоть до недавно выпущенной на DVD «Антологии» большинство из нас не знали, что вы, Джордж и Пол сыграли несколько песен специально для этого проекта. Почему вы не включили их в первое издание «Антологии», и кто принял решение о том, чтобы они вышли теперь?

Ринго: Ну, это, в конечном счете, решили мы. У нас есть…. компания Apple. Люди из компании объединяют весь материал вместе и пропускают его через нас. Когда мы согласились делать «Антологию», мы тусовались друг с другом, впервые вместе, записывая Free As A Bird. А затем мы околачивались у Джорджа. Кусочек оттуда действительно оказался в первой «Антологии», там есть кадры, где я играю Love Me Do. Если даешь музыкантам инструменты, они  должны играть. Так что мы просто сделали часовой «джем». Там есть гораздо большие куски нашей болтовни, когда мы сидели за столом, или на траве. Там есть много материала с использованием укулеле. И это предполагалось поместить на DVD. Потому что на DVD можно поместить много информации. Поэтому мы с режиссером и продюсером «Антологии» подумали, что этот материал будет к месту. И они прислали каждому из нас по копии, чтобы мы сказали «да» или «нет». Вот так этот проект получил развитие. На какое-то время это внесло сумятицу в мои мысли, потому что я считал, что «Антологию» мы уже сделали. Через пару лет они скажут: «У нас есть очень много материала для «Антологии». (Смеется). Разве мы не завершили «Антологию»? О кей, давайте продолжим.

Джоди: В Битлз вы единственный раз сыграли соло на барабанах. Это было на альбоме Abbey Road в песне The End. На концертах с All-Starr вы и Шейла И. (американская певица и перкуссионистка Sheila E.была в 2002 году в составе All-Starr Band – прим. С.С.) как бы подзадоривали друг друга, когда играли на барабанах. Теперь, на Ringo Rama, есть трек, который называется Instant Amnesia, с джазовыми брейками в вашем исполнении и с «проходом» на барабанах в конце. Кажется, вы чувствуете себя теперь увереннее, играя на барабанах.

Ринго: Я думаю, такая манера игры теперь больше выделяется. Это моя пластинка, и я могу так играть. Полагаю, что в этом весь вопрос. Ты делаешь это и становишься более уверенным. Вот так это происходит. У нас есть несколько замечательных музыкантов. При этом все называют, включая и вас, Дэйва и Эрика. Но у нас есть Чарли Хэйден, который является одним из лучших американских джазовых басистов, хотя ему не нравится слово «джаз». Он играет красивую музыку, как и мы. И тот джазовый кусочек в Instant Amnesia – это просто набор электронных барабанов. А тарелки фактически звучат как вибрафон. И это играю я. Всякий раз, когда нужно было сделать что-то подобное, мы думали: «О, давайте пригласим Чарли. Он сыграет все это, и сделает наше звучание великолепным». И мы вместе сыграли на этом треке.

Звучит песня Instant Amnesia.

Джоди: Это была – о, я почти забыл, Instant Amnesia Ринго Старра

Ринго: О, нет!  Вы находитесь…

Джоди: … на Ringo Rama Radio Hour. Является ли Instant Amnesia отказом от ваших известных привычек, подобно тому, что вы изложили на Vertical Man - настало время уложить куколку в постель?

Ринго: Да. Instant Amnesia … это случается с каждым.  И иногда мы не только забываем, что мы делаем. Иногда мы забываем на мгновение, кто мы такие. И песня об этом. О том, что я забыл, на минуту, кто я такой в эмоциональном и духовном плане. Давайте вернемся на трек.

Джоди: Вы всегда очень искренне показываете нам знак мира «V». Я знаю, что это нечто большее, чем мир. Что вы на самом деле чувствуете, когда показываете нам этот знак?

Ринго: Это означает мир и любовь. И на концертах есть много мира и любви. Вот, почему я люблю играть – потому что есть зрители. Я знаю, публика любит меня, и я люблю ее. И они знают, что я их люблю. В определенные моменты все это соединяется. Великолепный бэнд, замечательные эмоции, аудитория. Все это - действительно вершина жизни. Самая вершина. Вы упомянули, что Шейла выдвигала вперед меня, а я – Шейлу. Мы выталкивали друг друга, но делали это с любовью. 

Джоди: На Ringo Rama так много песен об исцеляющей силе любви, всеобщей и личной. От имени миллионов я хочу поблагодарить вас, Ринго, за любовь. И я хотел бы знать, как вы и Барбара отдыхаете, расслабляетесь, когда у вас нет гастролей или записей на пластинку?

Ринго: О, так же, как и все – в джакузи с бананами.

Звучит песня English Garden.

Джоди: English Garden – финальная песня с нового диска Ринго Старра Ringo Rama, и последняя песня в программе Ringo Rama Radio Hour. Спасибо, что слушали нас. И спасибо вам, Чак Олайнер, и всем с Koch Records. А также Элизабет Фрэунд и Марку Хадсону за то, что поделились с нами своей любовью к музыке. И отдельная благодарность Ринго Старру, просто за то, что он есть. Мы провели программу с маленькой помощью таких друзей, как Ринго.

Ринго: Спасибо.

Перевод: Сергей СНОПОВ

   

Дополнительно
Тема: Ринго Старр - Ringo Rama (2003)

Новости:
Статьи:
Периодика:
Форумы:

См. также: Полная подборка материалов по этой теме (25)

Главная страница Сделать стартовой Контакты Пожертвования В начало
Copyright © 1999-2019 Beatles.ru.
При любом использовании материалов сайта ссылка обязательна.


Яндекс.Метрика