Beatles.ru
Войти на сайт 
Регистрация | Выслать пароль 
Новости Книги Мр.Поустман Барахолка Оффлайн Ссылки Спецпроекты
Главная / Книги / Cтатьи, обзоры, интервью Битлз.ру / Интервью с отцом Виктора Цоя

Поиск
Искать:  
СоветыVox populi  

Книги

RSS:

Статьи
Периодика

Beatles.ru в LiveJournal:

beatles_ru_all
   

Интервью с отцом Виктора Цоя

Дата: 30 июня 2017 года
Автор: tektonika
Просмотры: 1278

Отец Виктора Цоя

В конце восьмидесятых годов Виктор Цой превратился в рок-кумира советской молодежи. Группа «Кино», созданная музыкантом, собирала полные стадионы и гастролировала по стране. Образ загадочного, немногословного и мрачного певца сопровождал Виктора Цоя всю жизнь, сводя с ума поклонниц. После выхода картины «Игла» Цой был признан лучшим актером 1989 года. Тогда же, на съемках, родилась песня «Звезда по имени Солнце». Последний концерт группы «Кино» состоялся в июне 1990 года в Лужниках. Потом Виктор Цой уединился в Прибалтике, под Юрмалой, где начал записывать материал для нового альбома. Он вышел уже после смерти певца и получил название «Черный альбом». Виктор Цой погиб в автомобильной катастрофе, когда ему было всего 28 лет…

— Я очень рад, что в Украине помнят и любят Виктора Цоя, — признался отец певца Роберт Максимович (на фото). — Честно говоря, в последнее время мне стало казаться, что у вас в стране не жалуют никого из российских артистов и исполнителей. Знаете, много чего говорят по телевизору, но я стараюсь особо не прислушиваться. Всегда понимаю, что истина где-то посередине. И многого нам, простым гражданам, не говорят. Значит, у вас можно писать про наших исполнителей?!

— Предлагаю вам вообще не смотреть телевизор. Память о Викторе Цое в Украине хранится очень бережно. Кстати, именно в Киеве в начале карьеры «Кино» был снят первый фильм о группе.

— Что касается телевидения, я с вами согласен, но, увы, мы все находимся в информационном поле и сложно не быть причастным к тому, что происходит вокруг. Я знаю, что в Украине творчество моего сына знают. Помню, был в Киеве лет пять назад и познакомился с молодой группой, которая исполняла песни «Кино». Тогда на меня произвело впечатление, как на концерте вели себя зрители: все подпевали, зная наизусть тексты каждой из песен Цоя. Меня это растрогало до слез. Да и сам Витя очень любил Киев. Картину «Конец каникул», которую снял ваш режиссер Сергей Лысенко, я часто пересматриваю. Музыканты группы «Кино» там молодые, веселые, беззаботные. Даже мой Витя улыбается. Хотя по жизни он был немного хмурым человеком, замкнутым и нелюдимым.

— На кого он был похож?

— Восточная внешность досталась ему от меня. А что касается характера, даже не знаю. Мне кажется, я более открытый и общительный человек. Витя с самого детства был замкнутым. Видимо, все его чувства находились в глубине души и искали возможности выйти наружу. Сначала это проявилось в живописи. Когда ему было лет пять, Витя начал рисовать. Причем мы с женой заметили это случайно. Как-то на кухне нам попались листы белой бумаги с красивыми графическими рисунками. Я удивился, спрашиваю: «Витя, кто это нарисовал?!» «Я», — тихо признался сын. Уже на следующий день жена отвела его за руку в художественную студию. Потом он поступил в художественную школу, где проучился пять лет. Считался одним из лучших учеников, его рисунки участвовали во всевозможных конкурсах. Однажды его работа даже попала на выставку в Нью-Йорке.

— Когда же проявилась любовь Цоя к музыке?

— Мне кажется, в его душе все время боролись две страсти: музыка и живопись. В конце концов первая победила. Наверное, музыкальный талант сын унаследовал от меня. Конечно, у него он развился в гораздо большей степени. Я в свое время играл на семиструнной гитаре. Она долго хранилась у нас дома. Иногда по вечерам я брал ее в руки, бренчал и напевал какие-то песни. Витя всегда прибегал ко мне в комнату, слушал и жадно смотрел, как я играю.

Однажды попросил: «Папа, научи и меня». Я показал ему пару аккордов, он запомнил их с ходу. И буквально на следующий же день стал наигрывать что-то свое. В то время ему едва исполнилось десять лет. Потом практически каждый вечер Витя стал закрываться в ванной комнате, взяв гитару. Что-то бренчал, напевал и запрещал нам с мамой его слушать. Кстати, когда он уже стал известным музыкантом, одну из песен посвятил мне. Она называется «Когда-то ты был битником». Таким образом сын отблагодарил меня за то, что я показал первый в его жизни аккорд.

— Вы были не против того, что сын связал свою жизнь с музыкой?

— А как мы могли быть против?! Решать что-то за Виктора было невозможно — за все поступки он привык отвечать сам. Свой первый инструмент он тоже купил, не спрашивая нашего разрешения. Мы с супругой уезжали на отдых и оставили Вите деньги на продукты на месяц. Это было чуть больше ста рублей. Когда вернулись, увидели сына исхудавшим, но совершенно счастливым. В доме из продуктов не было ничего, кроме хлеба и молока. Зато он сразу же похвастался нам новенькой гитарой. А потом признался, что в первый же день нашего отпуска взял деньги, которые мы ему оставили, побежал в магазин и купил инструмент.

Долгое время мы все же полагали, что Витя выберет для себя профессию художника. После окончания школы он поступил в художественное училище имени Серова. При этом экзамены сдал блестяще, а его работа на творческом конкурсе была названа одной из лучших. Первый год он исправно ходил в училище, а на втором курсе, буквально через пару месяцев после начала учебного года, его отчислили. Я пошел к декану, не понимая, что происходит, но мне показали оценки сына, и я понял, что он вообще перестал ходить на занятия. По сути, Витю выгнали за неуспеваемость.

— Его это расстроило?

— Совершенно нет. В то время он уже активно занимался музыкой, пропадая днями и ночами с друзьями по разным квартирам, где они играли, сочиняли, творили. Но в советское время нужно было обязательно официально где-то учиться или работать. Витя поступил в ПТУ на специальность краснодеревщика. Руки у сына были золотые, плюс его фантазия, и он стал одним из лучших учеников. До сих пор дома у нас стоят фигурки нэцке, которые сын вырезал из дерева. Любовь к восточной культуре появилась у него сразу после школы.

Даже не знаю, что подтолкнуло к этому, но полагаю, сыграли определенную роль исторические корни. Помню, как Витя по много раз смотрел фильмы с участием Брюса Ли. По сути, актер стал его кумиром, старался во всем подражать Ли. Начал увлекаться каратэ и достиг определенных высот в этом виде спорта. Хотя никогда не имел агрессивного характера, и борьба для него была лишь в мыслях.

У Вити был восточный склад ума: он не любил пафоса, ярких красок, излишнего внимания. Ему никогда не хотелось находиться в центре. Гораздо комфортнее чувствовал себя где-то в стороне, с философским видом наблюдая за происходящим.

— Поэтому какое-то время Виктор Цой работал в знаменитой питерской котельной «Камчатка»?

— Там работал не только мой сын, но и многие ставшие популярными рок-музыканты, в том числе Юрий Шевчук. Я никогда не понимал, зачем Витя туда пошел, но он говорил, что именно в котельной чувствует себя совершенно свободным. Тунеядствовать в Советском Союзе было запрещено, за это могли привлечь по статье. А в котельной было спокойно, тихо — самое лучшее место для творчества. Конечно, зарплата там была мизерная, но к тому времени Витя уже стал зарабатывать небольшими концертами со своими музыкантами. Это было время так называемых квартирников, когда дома у кого-то собирались творческие люди, пели, читали стихи, обменивались идеями. На одном из таких квартирников Витя познакомился с молодым музыкальным критиком Артемием Троицким. Троицкий был в восторге от музыки Цоя, считал его очень перспективным исполнителем. По сути, Артемий был первым, кто серьезно поддержал сына в его желании стать музыкантом.

— Разве это был не Борис Гребенщиков?

— Гребенщиков был причастен к записи первого альбома группы «Кино». Помню, Витя рассказывал, как они познакомились в поезде Ленинград — Москва. Сын с музыкантами ехали в столицу для встречи с Троицким. Случайно они оказались в одном вагоне с Гребенщиковым. В то время он был уже очень известен, по сути, кумир. Ребята решились заговорить с ним, сыграли несколько песен и вышли на перрон в Москве уже друзьями. Сын всегда был благодарен Борису за то, что он для него сделал. Ведь в первом альбоме группы «Кино» принимали участие музыканты «Аквариума», причем совершенно бесплатно.

— Тогда Виктор уже нашел свой образ — мрачного певца, одетого во все черное?

— Мне кажется, яркую одежду Витя никогда и не носил. Разве что, когда был совсем маленьким и его одевали мы с супругой. Чуть повзрослев, отдал предпочтение черному цвету. Мне кажется, он просто находил в нем защиту от внешнего мира. И туфли никогда не носил. Только грубые сапоги. Ходил в них в повседневной жизни и появлялся на сцене. Его неизменной спутницей была кожаная куртка, потертая, но самая любимая. И узкие черные джинсы. Знаете, сейчас я смотрю на современных рок-исполнителей и понимаю, что образ моего сына даже спустя столько лет остается популярным.

— Не только образ, но и песни! Думаю, ваш сын, доживи он до сегодняшнего дня, поддержал бы стремление Украины к свободе.

— Очень может быть. Уж слишком независимым и свободолюбивым был Витя. Правда, со времени его смерти прошло уже 28 лет, за это время многое могло измениться. Хотя не в характере сына было поступаться своими принципами.

— Вы часто бывали на его концертах?

— К сожалению, всего один раз. Это было в то время, когда группа «Кино» уже была знаменита. Витя пригласил нас с женой на концерт, который проходил в Ленинграде, в зале «Юбилейный». Помню, мы были вне себя от увиденного — на выступление группы «Кино» пришло огромное количество людей! Все скандировали слова из песен Виктора, были в футболках с его портретом, одеты в стиле сына. Я тогда понял, что он превратился в рок-кумира. Концерт потрясающий, группу не отпускали со сцены, Витя был буквально выжат. Тогда мы даже не решились идти к нему за кулисы — понимали, что просто не проберемся сквозь толпу поклонников. Это было настоящее сумасшествие.

— Музыка принесла Виктору финансовое благополучие?

 Я знаю, что он жил в достатке, обеспечивая себя, жену и сына. Кстати, на первый заработанный гонорар Витя купил мне машину. Он знал, что я давно мечтаю сесть за руль, но, понятно, финансово наша семья не могла себе это позволить. Однажды появился на пороге нашей ленинградской квартиры, протягивая маме большой бумажный пакет. При этом лишь скупо сказал: «Это вам». Мы открыли и увидели, что там деньги. Ровно девять тысяч рублей — сумма, необходимая для покупки машины.

А вот сам Витя не очень любил сидеть за рулем. В конце 80-х он купил себе «Жигули», которые потом поменял на «Москвич». На этом «Москвиче» он и разбился… Знаете, у меня до сих пор каждый год 15 августа в 12 часов 28 минут сердце будто останавливается. В это время в Прибалтике в нескольких километрах от Риги произошла трагедия, которая унесла жизнь моего сына.

Я узнал о ней по радио. В тот день вместе с друзьями был на рыбалке и вдруг услышал сообщение: «Разбился Виктор Цой». Это было как кошмарный сон. Я помчался в Ленинград, начал выяснять все детали. В общем, с того времени моя жизнь раскололась на две части. Я лишь благодарю Бога за то, что он сохранил жизнь моему внуку Сашеньке. Потому что в тот роковой день мальчик должен был ехать на рыбалку вместе с отцом. В последний момент, будто что-то почувствовал, Витя не разрешил ему сесть в машину.

— Ваш внук стал музыкантом?

— Нет, он выбрал совершенно другой путь, занимается компьютерными технологиями. Я не против, потому что иногда думаю, если бы Витя продолжал работать краснодеревщиком, он, возможно, остался бы жив.

 

Таисия БАХАРЕВА

   
Главная страница Сделать стартовой Контакты Пожертвования В начало
Copyright © 1999-2017 Beatles.ru.
При любом использовании материалов сайта ссылка обязательна.


Яндекс.Метрика