Beatles.ru / Cтатьи, обзоры, интервью Битлз.руПоследние новости, статьи, периодика, анонсы предстоящих событий.http://www.beatles.ru/books/articles_contents.aspruIt Was 50 Years Ago Today – запись, микширование: Penny Lane (17.01.1967)http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2092http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2092Mr MustardСтатьиБитлз - Sgt. Pepper's Lonely Hearts Club Band (1967)Все записиTue, 17 Jan 2017 19:18:00 GMT +0300Студия 2, EMI Studios, Abbey Road Продюсер: Джордж Мартин Инженер: Джефф Эмерик Запись Penny Lane была закончена во время этой сессии, которая началась в 19:00 и завершилась в 00:30 следующим утром. Ранее свой вклад в песню внесли две партии сессионных музыкантов, но Пол МакКартни не был удовлетворён результатами. 11 января 1967 он увидел, как трубач Дэвид Мэйсон исполнял Бранденбургский Концерт Баха №2 в телесериале BBC 2 Masterworks, и решил привлечь его к этой сессии. "Он видел, как я играл Бранденбургский Концерт Баха №2 в фа мажоре с Английским камерным оркестром из Гилдфордского Собора. Следующим утром мне позвонили, и несколько дней спустя я пришёл в студию. Я взял с собой девять труб, и мы попробовали разные вещи, методом исключения остановившись на трубе-пикколо в строе си бемоль. Мы провели три часа тренируясь. Пол спел партии, которые он хотел, Джордж Мартин написал их на бумаге, я пробовал их. Но сама запись была сделана вполне быстро. Это были радостные высокие ноты, довольно тяжёлые, но с плёнками мы сделали два дубля наложений поверх существующей песни. Я читал в книгах, что звук трубы был позже ускорен, но это неверно, потому что я всё ещё могу играть те ноты на инструменте вместе с записью". Дэвид Мэйсон The Complete Beatles Recording Session, Марк Льюисон Мэйсон добавил своё соло в средней части третьей дорожки четырёхдорожечной плёнки. Для пышности он ещё был записан на вторую дорожку ближе к концу песни и сыграл коду из семи нот, а гобои из сессии 12 января были стёрты. Три мономикса, получившие номера 9-11, были созданы сразу после того, как вклад Мэйсона был завершён. Последний из них был признан лучшим, и его копия была сделана и послана в Capitol Records в США. Были отпечатаны промодиски, которые были посланы на радиостанции. Однако 25 января 1967 года были сделаны новые миксы, в которых кода на трубе была удалена. Capitol заменил миксы как раз к релизу сингла, но коду Мэйсона из семи нот всё ещё можно услышать на предыдущей версии. перевод © Мити Сизикова по материалам https://www.beatlesbible.com/1967/01/17/recording-mixing-penny-lane-3/ оригинальная публикация Paul McCartney, Wings и не только https://vk.com/paul_mccartney_and_wings?w=wall-657706_13730

]]>
It Was 50 Years Ago Today – Джон Леннон приступил к написанию A Day In The Life (17.01.1967)http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2091http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2091Mr MustardСтатьиБитлз - Sgt. Pepper's Lonely Hearts Club Band (1967)Все записиTue, 17 Jan 2017 18:59:00 GMT +0300

The Beatles начали запись A Day In The Life под рабочим названием In The Life Of... 19 января 1967 года. Двумя днями ранее, однако, в газете Daily Mail были опубликованы две истории, которые принесли Джону Леннону вдохновение для текста песни. Леннон написал песню за фортепиано в своём доме Кенвуд, читая экземпляр газеты. Одна статья послужила вдохновением первых двух куплетов песни: короткая заметка, сообщающая вердикт судмедэксперта о смерти Тары Браун, 21-летнего наследника состояния Guinness. "Я писал песню „A Day In The Life“ („Один день из жизни“), поставив перед собой на пианино газету „Дейли мейл“. Я открыл раздел кратких новостей или что-то в этом роде - уж и не помню, как он там называется (67). В нём я обратил внимание на две заметки. В одной говорилось о наследнике Гиннесс и автокатастрофе. Это была главная новость рубрики. Он погиб в Лондоне при столкновении автомобилей (80)". Джон Леннон The Beatles Anthology 21-летний светский лев Тара Браун, друг The Beatles и наследник империи Guinness, погиб 18 декабря 1966 года в дорожно-транспортном происшествии. Браун был членом ирландской аристократической семьи Оранмор и Браун и был представителем Свингующего Лондона в середине 1960-х. Он был сыном Доминика Брауна, четвёртого Барона Оранмор и Браун, и Унэг Гиннесс, наследницы состояния Гиннесс. Браун должен был унаследовать состояние в один миллион фунтов на свой 25-й день рождения и умер, оставив значительную сумму в 56 069 фунтов собственного состояния. Ночью 17 декабря 1966 года он и его девушка, 19-летняя модель Сьюки Потье (Suki Potier), провели вечер в доме друга в Эрлс Корт. Они уехали незадолго до 1:00 на следующее утро в поисках еды. Браун вёл свой автомобиль Лотус Илан через Южный Кенсингтон Лондона на высокой скорости. Он не заметил красный свет светофора и проехал пересечение Редклифф-сквер и Редклифф-гарденс, столкнувшись со стоящим фургоном на Редклифф-гарденс, после резкого поворота, чтобы уклониться от встречного автомобиля Фольксваген. Тара Браун скончался от полученных ранений на следующий день, у него остались жена Норин, с которой он разошёлся, и двое их сыновей. Потье позже утверждала, что Браун повернул автомобиль, чтобы принять удар на себя и спасти ей жизнь. В этой аварии она осталась невредима. В авторизованной биографии The Beatles Хантера Дэвиса 1968 года Леннон объяснил, как слова песни были косвенно вдохновлены этими событиями. "Я не скопировал несчастный случай. Тара не вышиб себе мозги. Но я держал это у себя в голове, когда писал этот куплет". Джон Леннон The Beatles, Хантер Дэвис В своей авторизованной биографии 1997 года Many Years From Now Пол МакКартни преуменьшил предположение, что песня была непосредственно о смерти Брауна. "Куплет о политике, который вышиб себе мозги в автомобиле, мы написали вместе. Считается, что это про Тару Брауна, наследника Гиннесс, что я не считаю соответствующим действительности, тем более, когда мы писали это, я не связывал это с Тарой в своём сознании. В сознании Джона это, возможно, было. В своей голове я воображал политика, накачанного наркотиками, который остановился на каком-то светофоре и не заметил, что свет сменился. 'Вышиб мозгов' ('blew his mind') было просто отсылкой к наркотикам - никакого отношения к автокатастрофе [blow one's mind - (сл.) достигать состояния эйфории (особенно с помощью наркотиков). Прим. перев.]". Пол МакКартни Many Years From Now, Барри Майлз Заключительный куплет песни был взят из колонки Far And Near газеты Daily Mail. "На дороге в Блэкберн, Ланкашир, находится 4000 дыр", гласила она, "или одна двадцать шестая отверстия на человека, согласно муниципальному исследованию". "На соседней странице говорилось о четырёх тысячах выбоин на улицах Блэкберна, Ланкашир (80). Когда мы пришли на запись, в той строчке не хватало одного слова. Я знал, что эта строка должна выглядеть так: «Теперь известно, сколько выбоин понадобится, чтобы... тра-та-та... Альберт-Холл». Конечно, строчка нелепая, но почему-то я никак не мог придумать глагол. Какая связь между выбоинами и Альберт-Холлом? «Заполнить Альберт-Холл» – это подсказал Терри [Доран]. Это было то, что нужно. Наверное, всё это время я подыскивал нужное слово, но оно никак не подворачивалось. Окружающие вовсе не обязательно подсказывают тебе нужное слово или строчку, часто они случайно роняют их, а ты подхватываешь, потому что ты давно их искал (67)". Джон Леннон The Beatles Anthology перевод © Мити Сизикова по материалам https://www.beatlesbible.com/1966/12/18/tara-browne-dies/ и https://www.beatlesbible.com/1967/01/17/john-lennon-begins-writing-a-day-in-the-life/ оригинальная публикация Paul McCartney, Wings и не только

]]>
Интервью с Э. Шклярским ("Пикник") - 2016http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2090http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2090tektonikaСтатьиРусский рокВсе записиMon, 16 Jan 2017 09:22:00 GMT +0300

Наверное, уже лет десять питерская группа «Пикник» каждый год(!) выступает с декабрьским концертом в Смоленске. Всегда успешно. Однако, впервые был аншлаг. Причём, говорят, все билеты были проданы ещё за десять дней до начала представления. И это при явном кризисе в наполняемости зала у других гастролёров. Причина, на мой взгляд, в том, что группа наряду со сдержанной ценовой политикой всегда большое внимание уделяет созданию в зале праздничной, необычной атмосферы, то есть того, чего всем нам сегодня так не хватает. Во-вторых, все уже привыкли, что «Пикник» - это гарантия хорошего звука и необычного шоу. А шоу и в этот раз действительно было запоминающимся. Если кто не видел, настоятельно рекомендую. Несмотря на то, что с лидером группы Эдмундом Шклярским мы знакомы целую вечность, никаких особых привилегий со стороны директора группы Владимира Сафронова и в этот раз я не получил – «в вашем распоряжении только двадцать минут». Мы уходим в гримёрку, включаю диктофон: - Эдмунд, поздравляя «Пикник» с 35-летием группы, вначале хочу, чтобы ты вспомнил ещё какие-то знаковые события в уходящем 2016 году. Чем этот год запомнился? - Если говорить о том, что в этом году отличало от прошлых лет, то это концерты в Питере в старейшем российском Александринском театре и в Доме музыки в Москве. До этого в Александринском театре не выступала ни одна рок-группа и , думаю, ещё долго не будет выступать. Сам понимаешь, была особая атмосфера. Был заявлен дресс-код, поэтому многие были в костюмах и платьях, возможно, с бриллиантами. Мы играли со струнным трио, и программа была соответственно адаптирована и к Дому музыки, и к святому театральному залу. - А разве байк-шоу в Севастополе не запомнилось? - Ну, мы не в первый раз там выступали. Любое байк-шоу, любой фестиваль запоминается суетой и нервозностью. Главное на любом фестивале – успешно унести оттуда ноги. (смеётся) - Не понял. А зачем тогда участвовать в этой суете? - Во-первых, это всё-таки какое-то разнообразие, какой-то адреналин, какой-то шаг в сторону. Когда играешь один, то играешь со своими декорациями в знакомой атмосфере… А на фестивалях, никогда не знаешь, как будешь звучать. Всё время надо быть готовым к любым неожиданностям. Иногда это полезно. - Выступая в Крыму, вы не боялись каких-то санкций? Например, запрета в ближайшие годы выступать в Украине? - Ну, мы как вся страна и так все под санкциями. А в Украину мы всё равно не ездим. Сейчас там, скорее всего, не до нас. - В концерте этого тура на меня сильное впечатление произвел видеоряд к нескольким песням, в частности, к любимой мной « Я следом за тобой пойду...»("Твоё сердце должно быть моим"). С сурдопереводом. Очень сильно! Как родилась идея такой трактовки, кто автор? - Сурдоперевод – это громко сказано. Просто на видео жестами женщина и мужчина создают определённую атмосферу. Как создавался видеоряд? В это дело вживился наш басист Марат Корчемный, это он придумал такую историю. В принципе, в данном случае он взял идею из других источников. В этом видеоряде, если узнал, мужскую роль исполняет известный многим актёр Иван Охлобыстин, а женскую – актриса, которая у нас иногда ставит танцы. Её зовут Елена Чурилова. - Клип «Шарманка» с популярным комиком Сергеем Светлаковым тоже любопытен. Очень неожиданно и интересно на концерте смотрятся видеоряды с телеведущей программы «Время» Екатериной Андреевой и, особенно, со спортивным журналистом Виктором Гусевым. Гусев оригинально представляет участников группы в конце концерта. - Хочу заметить, все эти известные люди появились не случайно. Все они в той или иной степени симпатизируют «Пикнику», бывают на наших концертах, пересекаются с нами по жизни. Снимал всё Марат. Незадолго до начала тура он мобилизовал все свои внутренние резервы. Например, поехал куда-то в другой город снимать Охлобыстина, застал Светлакова в Питере, а Андрееву и Гусева снял в Москве. - «Пикник» по-прежнему нечасто можно видеть по телевидению. Но мне удалось как-то посмотреть группу в программе «Рожденные в СССР» на канале «Ностальгия» с отличным ведущим Владимиром Глазуновым и в программе «Соль» на РенТВ. Какие у тебя впечатления от этих съёмок ? - Телевидение – это не радио, всегда присутствует какая-то картинка, какой-то видеоряд. Иногда возникают необычные ситуации. На РенТВ ударнику пришлось играть за стеклянной перегородкой. В концертах у нас такого не бывает. У Глазунова в последний раз мы были втроём без Леонида Кирноса, поэтому пришлось использовать магнитофонную запись ударных инструментов (это хороший выход из ситуации, когда нельзя разместить в студии барабаны). Но больших сложностей на телевидении нет. Если всё настроено правильно, особых трудностей нет. Главное, чтобы программа была профильной, то есть это не было бы какое-то кулинарное шоу. - Заметил, что, когда берут интервью у наших рок - легенд, они часто негативно вспоминают 80-е годы прошлого века – мол, преследовали нас бедных, запрещали, «мы так страдали»… Мне же кажется, надо благодарить то время, потому что именно тогда появились «Кино», «Браво», «Пикник», «Алиса», «Аквариум» и другие с их лучшими песнями. Как ты считаешь - не перегибается ли палка с негативом по отношению к советскому времени ? - Знаешь, как раз вчера я слушал интервью знаменитого художника Михаила Шемякина. Он сказал, что благодарен судьбе, что родился в Советском Союзе, что были сложные условия, благодаря которым он закалился. Я придерживаюсь такого же мнения. Какие-то рамки всегда дают стимул их преодоления. Как ты знаешь, многие великие писатели существовали во времена цензуры. У некоторых цензором был сам Император. Когда тебя сжимают, волей-неволей мобилизуешься, появляются силы для рывка вперёд. - Перед нашей встречей я с удовольствием перечитал изданный лет десять назад сборник Алексея Рыбина, посвящённый вашей группе. Там твоя дочь Алина и ты очень подробно и с юмором рассказываете о всём хорошем и не очень

]]>
В защиту ‘Wonderful Christmastime’ Пола МакКартни – истинного праздничного сокровищаhttp://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2089http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2089Mr MustardСтатьиПол Маккартни - разноеВсе записиSat, 14 Jan 2017 14:34:00 GMT +0300

Мы просто слышим замечательную рождественскую песню. Если вы - ответственный рождественский покупатель, то вы, конечно, уже провели часы на сезонных распродажах, в переполненных торговых центрах и розничных магазинчиках, вычёркивая всё больше и больше пунктов из своего списка покупок. Даже если вы не празднуете Рождество, то вам всё равно, наверное, уже пришлось протащиться по магазинам с другом или самому прогуляться вдоль витрин, чтобы разведать обстановку. И если да, то вы почти наверняка слышали лидера - наиболее исполняемую в розничной сети в эти праздничные дни песню: “Wonderful Christmastime” в исполнении The Shins. Эта песня недавно сместила бессмертную “All I Want For Christmas Is You” Мэрайи Кэри с пьедестала привычной для рождественских покупок мелодии - огромный подвиг, учитывая положение The Shins как одной из выдающихся инди-групп 2000-х (которая исполняет очень живую, мелодичную музыку). Рождественские покупатели, возможно, и не осознают это, но ненавязчивый праздничный поп очень хорошо сочетается с распродажами. Мелодии достаточно знакомы. Это похоже на Мьюзек - фоновую музыку. The Shins не смогли бы насладиться этой славой вообще, конечно, без оригинальной версии песни, написанной и выпущенной Полом МакКартни в 1979-м. Это - истинная классическая рождественская песня, и за ней стоит Битл, что делает её предназначенной для полной всеобщей распространённости. Однако, по-видимому, это старое исполнение поджигает столько ушей ориентированным на праздник отвращением. “Wonderful Christmastime” за прошедшие несколько лет получила ярлык “переигранный отстой”, “безумная, глупая, и перевозбуждающая” и по-настоящему “худшая рождественская песня всех времён”. Но она отнюдь не такая. Переполненная звоном колокольчика, чрезмерно синтезаторная, медленно закрученная праздничная мелодия - странная, да, но заводная и замечательная. Поверьте. В то время как происхождение песни можно отнести на счёт выходных сэра Пола, в которые он позволил себе запереться в студии с новым #кульным синтезатором (возможно, подаренным ему в качестве раннего рождественского подарка?), бодрые аккорды кажутся беспорядочными и шатающимися, как искреннее детское веселье, перенесённое на музыку. И да, с аккомпанированием колокольчика, возможно, перестарались, но это главная черта праздничных песен по серьёзной причине: он звучит как музыкальный снег. У Пола МакКартни богатая история сочинения стилизованных под старые добрые времена мелодий, которые полны сыром больше, чем Melt Shop, включая десятки любимых битловских треков - “Martha My Dear”, “Ob-La-Di, Ob-La-Da”, “When I’m Sixty-Four” - так что в отношении любого, кто обвиняет “Wonderful Christmastime” в том, что она чересчур изысканная или слащавая, это, вполне откровенно говоря, вздор. Вся Рождественская музыка слащавая. Даже концерты Trans-Siberian Orchestra. Сам факт, что эта одурманивающе звучащая Рождественская жемчужина так популярна, означает, что люди неравнодушны к её всеобъемлющей странности; они на самом деле пришли к тому, что начали ждать её. Это не то, чему сильно придавали блеск, перепродюсированный кусок студийного совершенства . Это - Пол МакКартни, играющий на четырёх-пяти инструментах на чудном Рождественском гимне, - рецепт для вечной праздничной славы (и своего рода неожиданный инди-авторитет, смею поспорить). Когда мне было примерно 12 или 13 лет, я уверенно заявил своей маме, что неважно, как много снега выпадает в декабре или сколько венков и гирлянд появляется из-за угла, настоящее время Рождества не приходит, пока мы не услышим настоящую “Wonderful Christmastime”, по крайней мере, один раз по радио или в магазине. Я остаюсь верным своему заявлению. перевод © Lily Snape и © Мити Сизикова по материалам http://www.mtv.com/news/2687501/in-defense-of-paul-mccartney-wonderful-christmastime/ оригинальная публикация Paul McCartney, Wings и не только https://vk.com/wall-657706_13566

]]>
Умер Алекс Мардас ("Мэджик Алекс")http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2088http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2088kap4314СтатьиБитлз - окружениеВсе записиSat, 14 Jan 2017 12:10:00 GMT +0300Умер Алекс Мардас. Полн.-Yanni (John) Alexis Mardas («Magic Alex»), 02/05/42-13/01/2017). Сын греческого офицера военной полиции, бывший телефонист британской телестудии. Познакомился с «Битлз» с подачи Брайана Джонса из "Роллинг Стоунз" в 1966 г. на своей презентации светомузыки «Kinetic Light Sculptures» в «Indica Gallery». Леннон пришел в восторг от проектов Мардаса, дал ему прозвище «Magic Alex» («Волшебник Алекс») и крепко с ним cдружился. В июле 1967 г. предложил «Битлз» купить за 90000 фунтов греческий остров Лесло (Leslo, 80 акров, 16 из которых - под оливковыми плантациями) для устройства резиденции группы. В начале 1968 г. Мардас был принят экспертом по электронике в компанию «Apple Corps Ltd», однако его деятельность на этом поприще принесла компании невосполнимый урон. Начинал обустраивать «Apple Studio». В сентябре 1969 г. Аллен Клейн закрыл отделение «Apple Electronics». Алекс Мардас сопровождал «Битлз» в поездке в Индию, снимался в фильме «Magical Mystery Tour», был шафером на свадьбе Нила Эспинолла. Будучи доверенным лицом Леннона, спровоцировал инцидент, приведший к разводу Джона и Синтии. В июле 1968 г. Алексис Мардас в церкви Св.Софии в Лондоне сочетался браком с Юфрасин Доксиадес (Eufrosyne Doxiades). После распада «Битлз» в 1970 г. подался в анти-террористическую индустрию. В 1987 г. Мардас числился исполнительным директором компании «Alcom Ltd», специализирующейся на электронных коммуникациях и охранных системах. На рубеже столетий он выиграл несколько громких судебных дел против ряда известных американских издательств, которые называли его шарлатаном. Свои последние годы жизни провел в Греции, где и скончался от пневмонии в возрасте 74 лет.

]]>
Группа 'Them'http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2087http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2087BonaccioСтатьиБитлз - разноеВсе записиFri, 13 Jan 2017 21:44:00 GMT +0300

Группа 'Them' известна за свой гаражный-рок хит 'Gloria', а также как коллектив, с которого стартовала музыкальная карьера Вана Моррисона (Van Morrison). Первоначально в ее составе было пять членов: Моррисон, Алан Хендерсон (Alan Henderson), Ронни Миллингс (Ronnie Millings), Билли Харрисон (Billy Harrison) и Эрик Риксон (Eric Wrixon) 'Them' вышли на рынок Соединенных Штатов в рамках ' британского вторжения '. Моррисон ушел из группы в 1966-м, продолжив успешную карьеру в качестве сольного исполнителя. Хотя сама группа 'Them' просуществовала недолго, она оказала существенное влияние на ряд других команд, включая группу 'Doors'. В апреле 1964-го Моррисон открыл ритм-энд-блюз клуб в гостинице 'Maritime' в Белфасте (Belfast). Некоторое время он играл с группой 'Golden Eagles', а затем познакомился с группой 'Gamblers', которая была основана в 1962-м Ронни Миллингсом. К этой команде, помимо Хендерсона и Харрисона, подключили Эрика Риксона, на тот момент еще школьника, в качестве пианиста и клавишника. Моррисон примкнул к группе 'Gamblers', отвечая за тенор-саксофон, губную гармошку и вокал. Ребята много репетировали в велосипедном магазине, чтобы впервые выступить в гостиничном клубе Моррисона. В один момент пришло решение сменить название, и группа 'Gamblers' по предложение Риксона стала называться 'Them' ('Они') в честь одноименного фильма ужасов 1954-го. На третьей неделе выступления в клубе на 200 человек попросту не хватило места. Моррисон вспоминает: 'То, как мы выступали с номерами в 'Maritime', было более спонтанным, более энергичным, было нашим всем, потому что нас подпитывала толпа'. Один их фанат сделал запись 'Turn On Your Love Light', популярной песни группы, которая дошла до менеджера Фила Соломона (Phil Solomon), который связался с Диком Роу (Dick Rowe) из компании 'Decca Records'. Все это привело к заключению контракта 'Them' с Соломоном и Роу, и ребята отправились в Англию, в Западный Хэмпстед (West Hampstead, England), прямиком в студию звукозаписи. В июле 1964-го в группе произошли изменения. Вместо Риксона и Миллингса появился ударник Патрик Маколи (Patrick McAuley) и его брат Джеки Маколи (Jackie McAuley), отвечавший за фортепиано. Дебютный сингл 'Turn on Your Love Light', на удивление, не принес существенной прибыли группе, однако сингл 'Baby Please Don't Go' февраля 1965-го прорвался в британскую десятку лучших композиций и стал главной изюминкой телепрограммы 'Ready Steady Go'. После успеха композиции Моррисона 'Gloria' настала очередь крупнейшего хита группы 'Them' в Великобритании под названием 'Here Comes the Night'. Песня добралась до второго места в британском чарте в марте 1965-го, а через три недели после релиза - до 24 места в чарте Соединенных Штатов. Коллективу пророчили счастливое будущее, однако внутренние разногласия еще до релиза первого студийного альбома привели к замене Джеки Маколи на Питера Барденса (Peter Bardens). Первая пластинка 'The Angry Young Them', вышла в Великобритании в июне 1965-го, а через месяц - в США на лейбле 'Parrot Records'. Сингл за синглом терпели неудачу, и перед вторым полноформатным релизом, 'Them Again' , в группе снова произошли изменения. Коллектив пополнили Джим Армстронг (Jim Armstrong), Рей Эллиот (Ray Elliot) и Джон Уилсон (John Wilson). Затем Уилсона сменил Дэйв Харви (Dave Harvey). Гастрольный тур по Америке в 1966-м окончился конфликтом с Филом Соломоном, и текущий состав 'Them' развалился. После ухода Моррисона, Хендерсон, Армстронг, Эллиот и Харви взяли Кенни Макдауэлла (Kenny McDowell) – и воскресили 'Them', заработав с новым продюсером Рэем Раффом (Ray Ruf Группа выпустила альбом 'Now & Them', а затем, после ухода Эллиота, презентовала психоделическую пластинку 'Time Out, Time In For Them'. Спустя почти 10 лет затишья, в 1979-м Хендерсон уговорил Харрисона и Риксона записать альбом 'Shut Your Mout' от имени 'Them' и участвовать в концертах по Германии. После этого состав группы менялся неоднократно. Песня 'Gloria' была зачислена в Зал славы 'Грэмми' в 1999-м. Она же разместилась на 208 месте в списке '500 величайших песен всех времен' по версии журнала 'Rolling Stone' в 2004-м.

]]>
Комментарий к переизданию альбома The Family Way в 2011 годуhttp://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2086http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2086Mr MustardСтатьиПол Маккартни - Family Way (1967)Все записиFri, 13 Jan 2017 14:52:00 GMT +0300

Скучная и драматичная комедия ошибок, The Family Way – сага о молодой паре (молодожёнах Дженни Пайпер [Хэйли Миллз] и Артуре Фиттоне [Хайвел Беннетт]), которая, похоже, не в состоянии осуществить свои супружеские обязанности. Производство фильма, режиссёром которого был Рой Боултинг, а продюсером – его брат-близнец Джон, началось в 1966 году под возможными рабочими названиями “Wedlocked” и “All In Good Time” (название пьесы Билла Ногтона (Bill Naughton), на которой основан фильм). В Великобритании фильм получил X-сертификат (предназначен для возраста старше 16 лет) от Британского бюро киноцензоров из-за комбинации темы фильма, скрытых намёков с сексуальным подтекстом и обширного вида ягодиц бывшей юной звезды Диснея. Однако зрители фильма не только засвидетельствовали достижение кинематографической зрелости Хэйли Миллз, но и также услышали первое настоящее свидетельство независимости Пола МакКартни от The Beatles. Пол говорил о своей первой попытке написания музыки к фильму в NME: «Это было более чем малопривлекательно, на самом деле. Я позвонил в наш офис NEMS и сказал, что хотел бы написать музыкальную тему для фильма, не всё сопровождение целиком, только тему. Джон отсутствовал – был на съёмках [How I Won The War], так что у меня было время, чтобы заняться этим». Продюсер The Beatles, Джордж Мартин, был ключом для этого проекта и принял привычную роль, как сказал Пол Sunday Times: «Он переводчик, я играю темы и аккорды на фортепиано или гитаре. Он перекладывает их на бумагу. Я говорю об идее, которая есть у меня для оркестровки. Тогда он составляет аранжировку. Однажды я попробовал научиться музыке у человека, который является великим учителем. Но это было похоже на домашнее задание. Передо мной встаёт некая преграда, когда я вижу эти чёрные точки на бумаге. Для меня это как шрифт Брайля». Для начала Пол сочинил 15 секунд открывающей темы и сыграл её на фортепиано Мартину, который перевёл её в ноты и аранжировал мелодию, соединив церковный орган, духовой оркестр, струнный квартет и перкуссию. Более чем две недели спустя (когда Мартин вернулся из круиза в Нью-Йорк на борту Queen Mary и МакКартни возвратился из продолжительных каникул по Франции, Испании и Африке), за которые дуэт набрался сил, была закончена необходимая любовная тема для фильма, как рассказывал для NME Мартин: «Я сказал Полу, и он сказал, что напишет что-нибудь. Я ждал, но ничего не появлялось, и наконец, мне пришлось прийти прямо домой к Полу и буквально встать там, пока он не сочинит что-нибудь. Джон гостил у него и советовал немного, но Пол создал мелодию и сыграл её мне на гитаре». Снова Мартин взял на себя мелодию, на этот раз аранжировав её для деревянных духовых инструментов и струнных. Последовали пять сессий в CTS Studios, прошедших в течение трёх дней и ночей, все между записью битловской "Strawberry Fields Forever". Наконец, музыка была закончена лишь за две недели до премьеры фильма в лондонском театре Уорнера вечером в воскресенье 18-го декабря, оставив монтажёрам мало времени для того, чтобы закончить саундтрек. Daily Mirror сообщила, что Мартин сказал братьям Боултинг: «Если покажется, будто это было сделано второпях, это потому, что это было сделано второпях». Decca Records (U.K.) приобрела музыкальные права на фильм, и хотя Джорджа Мартина убедили в том, что будет выпущен только альбом-саундтрек, был запланирован выпуск сингла группы The Tudor Minstrels (так были названы сессионные музыканты на саундтреке в честь производственной компании братьев Боултинг, Tudor Films) 15-го декабря, чтобы привязать его выход к премьере фильма. Это, казалось бы, не имело большого значения, за исключением того, что у Мартина были планы выпустить свой собственный сингл на лейбле United Artists, филиале E.M.I. Чтобы все были в равных условиях, релиз Decca был отложен на неделю, за которую Мартин подготовил свою запись. 6-го декабря, перед сессией Битлз для другого произведения МакКартни, “When I'm Sixty-Four” (оркестровку которой также написал Мартин), Джордж сделал копии лент группы вставок из только что законченного саундтрека к фильму, чтобы помочь в подготовке аранжировки для своего собственного оркестра. Между сессиями Битлз для “Strawberry Fields Forever" и “When I’m Sixty-Four" Мартин нашёл время, чтобы подготовить свою оркестровку и на трёхчасовой сессии в E.M.I. утром 15-го декабря записал, смикшировал и подготовил мастеры для обеих сторон сингла. Оба диска (каждый включал пару “Love In The Open Air” и “Theme From The Family Way") были выпущены 23-го декабря и не произвели впечатления в чартах на следующей неделе. Засвидетельствовав недостаточный отклик в Британии на задумчивую обработку Джорджа Мартина "Love In The Open Air”, United Artists в Америке попросили сделать свой предстоящий сингл в более быстром темпе, со звучанием бит-группы. Мартин добросовестно переаранжировал тему и записал ремейк в E.M.I. за три дня в начале февраля 1967 года. Вместе с новым би-сайдом "Bahama Sound” (композиция Мартина, не связанная с фильмом), сингл американского United Artists также остался незамеченными. Между тем американский партнёр Decca, London Records (американский лейбл Decca Records утвердил себя как независимый лейбл в 1942 году), оставил диск The Tudor Minstrels без изменений, их труды были отражены в отсутствии успеха в чарте. Что касается альбома-саундтрека, Decca выпустила диск (и в моно, и в стерео) 6-го января 1967 года, но, несмот

]]>
Stone the Crows - забытая группа .http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2085http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2085BonaccioСтатьиВсе записиFri, 13 Jan 2017 02:00:00 GMT +0300

Stone the Crows - незаслуженно забытая сильнейшая блюз-роковая группа начала 70-х, была создана в конце 60-х в Шотландии гитаристом Лесом Харви (младшим братом Алекса Харви) и певицей Мэгги Белл, к которым присоединились поющий бассист Джимми Дьюар, клавишник Джон МакГиннис и ударник Колин Аллен (игравший до этого у Джона Мэйолла). Эта группа называлась тогда Power. Имя Stone the Crows дал группе Питер Грант (менеджер Лед Зеппелин), которого настолько поразила молодая группа, что он немедленно подписал с ними контракт и стал их менеджером. Первый альбом вышел в 1969 году и представил на свет публики интересный сплав блюза и хард рока (на первой стороне пластинки), а вторая сторона была отдана одной длинной хард-роковой композиции, включающей элементы психоделии и прогрессива. Гитарная работа Лесли была хорошего уровня, но особенно впечатлял сильный и проникновенный хриплый блюзовый вокал Мэгги, которой немедленно стали пророчить славу новой Дженис Джоплин . Критика встретила группу благосклонно, но альбом не произвел фурора среди покупателей. Тем не менее это был первый шаг в нужном направлении...

]]>
It Was 50 Years Ago Today – запись, микширование: Penny Lane (12.01.1967)http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2084http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2084Mr MustardСтатьиБитлз - Sgt. Pepper's Lonely Hearts Club Band (1967)Все записиThu, 12 Jan 2017 17:34:00 GMT +0300Студия 3, EMI Studios, Abbey Road Продюсер: Джордж Мартин Инженер: Джефф Эмерик В этой сессии, которая началась в 14:30 и закончилась в 23:00, приняла участие вторая партия сессионных музыкантов после добавления 9 января флейт и труб. В этот день были записаны семь инструментов: две трубы, на которых играли Берт Кортли (Bert Courtley) и Дункан Кэмпбелл (Duncan Campbell); два гобоя, на которых играли Дик Морган (Dick Morgan) и Майк Уинфилд (Mike Winfield), которые также оба добавили партии английского рожка; и на контрабасе играл Франк Кларк (Frank Clarke). Рожки были использованы во время инструментального пассажа, но не попали в окончательный микс. Их можно услышать на Anthology 2. Контрабас, между тем, сыграл лишь трёхсекундный пассаж нисходящих нот на строчке про банкира, ждущего очереди на стрижку (banker sits waiting for a trim). The Beatles считали, что Penny Lane была закончена на данном этапе, и в конце сессии были сделаны два мономикса. Однако 17 января было добавлено соло на трубе-пикколо, и эти миксы стали ненужными. перевод © Мити Сизикова по материалам https://www.beatlesbible.com/1967/01/12/recording-mixing-penny-lane-2/ оригинальная публикация Paul McCartney, Wings и не только https://vk.com/paul_mccartney_and_wings?w=wall-657706_13627

]]>
It Was 50 Years Ago Today – МакКартни и Старр смотрят выступление Джими Хендрикса в Лондоне (11.01.1967)http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2083http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2083Mr MustardСтатьиБитлз - Sgt. Pepper's Lonely Hearts Club Band (1967)Все записиWed, 11 Jan 2017 18:04:00 GMT +0300Этим вечером Пол МакКартни увидел, как трубач Дэвид Мэйсон исполнял Бранденбургский Концерт Баха №2 в фа-мажоре с Английским камерным оркестром из Гилдфордского Собора, в телесериале BBC 2 Masterworks. Впечатлённый тем, что он услышал, МакКартни решил использовать его для заключительного наложения на Penny Lane. Масону на следующий день позвонил Джордж Мартин и пригласил на студийную сессию 17 января 1967 года. Там он добавил знаменитое соло на трубе-пикколо. Вечером МакКартни и Ринго Старр впервые увидели выступление Джими Хендрикса на одном из очередных шоу Хендрикса в клубе Bag O'Nails в Лондоне. перевод © Мити Сизикова по материалам https://www.beatlesbible.com/1967/01/11/mccartney-starr-watch-jimi-hendrix-london/ оригинальная публикация Paul McCartney, Wings и не только https://vk.com/wall-657706_13619

]]>
It Was 50 Years Ago Today – запись, микширование: Penny Lane (09&10.01.1967)http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2082http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2082Mr MustardСтатьиБитлз - Sgt. Pepper's Lonely Hearts Club Band (1967)Все записиMon, 9 Jan 2017 18:00:00 GMT +0300Студия 2 и 3, EMI Studios, Abbey Road Продюсер: Джордж Мартин Инженер: Джефф Эмерик Penny Lane была почти закончена к этой сессии, но потребовала некоторых дополнительных наложений с сессионными музыкантами. Сессия началась в 19:00 и закончилась в 01:45 на следующий день. Были добавлены четыре флейты и две трубы, после чего были сделаны два мономикса. Флейтистами были Рэй Свинфилд (Ray Swinfield), Пи Гуди (P Goody), Мэнни Винтерс (Manny Winters) и Деннис Уолтон (Dennis Walton), в то время как трубачами были Леон Калверт (Leon Calvert) и Фредди Клейтон (Freddy Clayton). Когда они репетировали свою партитуру с Джорджем Мартином и Полом МакКартни, Джон Леннон был в диспетчерской студии, записывая этот процесс, используя огромное количество эха и изменения скорости. Репетиционная плёнка начинается с 90 секунд разогрева и обсуждений, после которых Мартин объявил 10-минутный перерыв. МакКартни играл Penny Lane на фортепиано, говоря музыкантам, что "это вроде как сбивает с толку, в какой тональности это находится". Он также спел некоторые рекомендации для партий медных духовых. Затем Мартин на репетиции хора дирижировал флейтами, а во второй попытке к ним присоединились трубы. Песня была воспроизведена дважды, и можно услышать, как Мартин жалуется, что что-то фальшивит. Леннон в конце сессии забрал репетиционную плёнку домой. Записи впоследствии появились на бутлегерских записях, хотя в хранилищах EMI не существует ни одной её копии. Партии музыкантов были в конечном счете добавлены на третью дорожку четырёхдороженой ленты. После того, как они были закончены, к общему удовлетворению, были сделаны два грубых мономикса, получившие номера пять и шесть. На следующий день The Beatles сменили Студию Два на меньшую Студию Три на время этой сессии наложений для Penny Lane, которая проходила с 19:00 до 01:40. Звук колокольчика был добавлен на каждое упоминание пожарного в тексте песни, и вокальные гармонии были добавлены к инструментальному пассажу, на месте которого позже будет соло на трубе-пикколо ( https://en.wikipedia.org/wiki/Piccolo_trumpet#Use_in_.. ). Эти партии были добавлены на вторую дорожку четырёхдорожечной плёнки. Прежде чем работа была завершена, для Penny Lane состоялись ещё две сессии записи. перевод © Мити Сизикова по материалам https://www.beatlesbible.com/1967/01/09/recording-mixing-penny-lane/ и https://www.beatlesbible.com/1967/01/10/recording-penny-lane-3/ оригинальная публикация Paul McCartney, Wings и не только https://vk.com/wall-657706_13596

]]>
Британское вторжениеhttp://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2078http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2078BonaccioСтатьиВсе записиMon, 9 Jan 2017 03:10:00 GMT +0300

Британское вторжение | British Invasion - проникновение британской музыкальной культуры в США T he Beatles , с успеха синглов которых и начался новый этап рок-истории, закрепили успех «высадкой» на американский берег в феврале 1964 года. The Beatles уже в ранние годы представляли собой принципиально новое явление в мировой музыке, и в рок-музыке в частности — в них соединялись необычайная музыкальная плодотворность и принципиально новый имидж (не просто автор-исполнитель с группой, а четверо ярких личностей, группа, где каждый поёт и каждый способен сочинить хит). Охватившая практически весь мир популярность The Beatles (её началом можно примерно считать выступление на шоу Эда Салливана в 1964 году) положила начало небывалому для того времени явлению — «битломании». Вслед за The Beatles обрел популярность и ряд других британских групп. Музыкальная жизнь Британии стала развиваться, открывались новые музыкальные клубы, а бит- музыка становилась всё более разнообразной. Биг-бит и мерсибит Ряд представителей «британского вторжения» продолжали играть музыку в духе самых ранних работ The Beatles — лёгкий, мягкий, мелодичный бит. Наиболее успешными в данном направлении оказались The Searchers (считавшиеся второй по значимости мерсибит-группой), Herman's Hermits, Manfred Mann, The Hollies. Также значительна игравшая мелодичный бит с элементами фолка группа The Zombies (их самый известный хит — «She’s Not There»). Ритм-энд-блюз и блюз-рок Ряд групп «британского вторжения» в большей степени, чем остальные, подверглись влиянию ритм-энд-блюза. В частности, с исполнения ритм-энд-блюза начинали The Yardbirds. В начале существования группы в её составе был гитарист Эрик Клэптон, который быстро покинул группу; на смену ему пришёл Джефф Бек, которого в свою очередь сменил Джимми Пейдж. Всё трое лид-гитаристов, прошедших через Yardbirds, стали первым поколением «гитарных героев» — вышедших на передний план гитаристов, которые привлекали всё большее внимание и имели собственных поклонников. Сильное влияние ритм-энд-блюза испытали также The Animals, которые использовали в качестве лидирующего инструмента орган. Они записали ставшую «канонической» кавер-версию народной песни «House Of The Rising Sun», ставшей одной из самых часто исполняемых песен в рок-музыке. Однако самой влиятельной группой, возникшей на основе ритм-энд-блюза и на протяжении всей своей карьеры возвращавшейся к блюзовым корнями, стали The Rolling Stones. Их имидж был значительно более агрессивным, «грязным», чем у The Beatles и мерсибит-групп; звучание и проблемы, поднимаемые в песнях, также демонстрировали новый подход к музыке.

]]>
Awopbopaloobop Alopbamboom: The Golden Age Of Rock (1969) - Contents, Introduction, Chapters 1; 2; 3; 4http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2062http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2062Nik CohnСтатьиРок-музыкаВсе записиSat, 7 Jan 2017 19:55:00 GMT +0300Nik Cohn AWOPBOPALOOBOP ALOPBAMBOOM The Golden Age of Rock GROVE PRESS New York To Jet Powers, Dean Angel and Johnny Ace Copyright © 1969 by Nik Cohn Preface copyright © 1996 by Nik Cohn All rights reserved. No part of this book may be reproduced in any form or by any electronic or mechanical means, including information storage and retrieval systems, without permission in writing from the publisher, except by a reviewer, who may quote brief passages in a review. Any members of educational institutions wishing to photocopy part or all of the work for classroom use, or publishers who would like to obtain permission to include the work in an anthology, should send their inquiries to Grove/Atlantic, Inc., 841 Broadway, New York, NY 10003. First published in 1970 in Great Britain by Paladin Press, in St. Albans, Herts, UK. Revised edition published by Paladin Press in 1973 . This edition is published by special arrangement with the Perseus Books Group Published simultaneously in Canada Printed in the United States of America FIRST GROVE PRESS EDITION Library of Congress Cataloging-in-Publication Data Cohn, Nik. Awopbopaloobop alopbamboom : the golden age of rock / Nik Cohn. p. cm. Originally published: New York : Da Capo Press, 1996 (reprint of the ed published: England : Paladin, 1970 (1973 printing)). Includes index. ISBN 0-8021-3830-6 1. Rock music—To 1961—History and criticism 2. Rock music— 1961-1970—History and criticism. I. Title. NL3534 .C636 2001 781.66’09—dc21 2001046017 Grove Press 841 Broadway New York, NY 10003 01 02 03 04 10 9 8 7 6 5 4 3 2 1 Contents Introduction by Kit Lambert 9 1 Roots 11 2 Bill Haley 18 3 Elvis Presley 23 4 Classic Rock 31 5 Highschool 52 6 Eddie Cochran 58 7 English Rock 61 8 Rue Morgue 75 9 The Twist 86 10 Spectorsound 93 11 California 99 12 Soul 109 13 The Beatles 129 14 Merseybeat 147 15 The Rolling Stones 150 16 R&B England 162 17 Bob Dylan

]]>
Awopbopaloobop Alopbamboom: The Golden Age Of Rock (1969) - Chapters 5; 6; 7; 8http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2065http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2065Nik CohnСтатьиРок-музыкаВсе записиSat, 7 Jan 2017 19:53:00 GMT +03005 Highschool (page 52) Southern rock was hard rock, Northern rock was high­school. Stan Freberg made a record that summed up Northern rock exactly. In it, he’s a record producer-cum-manager and he discovers a totally talentless kid who wants to be a rock V roller. So he takes this kid and records him, standing behind him with a sharp stick to help him hit the high notes. And all that the boy has to do is sing the word Highschool over and over again. His record is an instant hit. Highschool wasn’t a musical form. It was an attitude and that attitude read: ‘We go to highschool. We dig rock ’n* roll. We date and go to parties and yes, we sometimes neck but no, we never pet. We also fall in love and that really burns us up. Then we pass notes in class and don’t eat and even cry at night. We also think coke and hamburgers are really neat. We wear sneakers, short shorts, highschool sweaters. The girls have ponytails and the boys are crew cut. Our parents can be kinda draggy at times but, gee whiz, they were young themselves once and they’re only trying to do their best for us. Finally, we dig America. We think it’s really peachy-keen.’ There’s a pop film that has been made maybe a hundred times over and it is the absolute epitome of everything high­school. A girl from a nice home falls for a singer in a rock ’n’ roll group. He had a mean childhood, therefore he’s a bit surly and sad but really he’s a nice kid. The girl’s father hears about this and orders them to break up. There is much tragedy and heartburn all round. Finally, the rock singer finds some way of convincing the father that he’s all right. Everyone is happy. In the last scene, all the kids jive while the father gently foxtrots. Everybody laughs. Where Southern rock introduced something new to popular music - noise, violence, the mixing of R&B and country, gibberish, semi-anarchy - highschool was basically a con­tinuation of existing white traditions. The solo singers were pretty boys, very much in the tradition of Sinatra, Eddie Fisher or Vice Damone, and the groups sang harmony roughly in the style of the Ink Spots, the Four Preps, the Hi-Los or the Four Freshmen. All that was changed was that highschool catered solely for a teenage market and that it had no concep­tion of quality whatsoever. Its very badness, in fact, is what made it attractive. Another big difference was that Southern rockers, by and large, had been their own bosses. They had business managers but they conceived their records, worked out their stage acts, built their image all by themselves. Highschool rockers were almost always puppets. Highschool is where the middle-aged businessman hap­pened. He was a manager, agent, producer, disc jockey or general hustler. He found the act he wanted and also made a record. This record was then released and it either sold or it was hyped. Hype is a crucial word. In theory, it is simply short for hyperbole. In practice, though, it means to promote by hustle, pressure, even honest effort if necessary, and the idea is that you leave nothing to chance. Simply, you do everything possible. Hype has become such an integral part of pop that one hardly notices it any more. From certain angles, it’s justifiable - you believe in your product and you spend money promoting it in every possible way. You have faith. At any rate, the fifties were the golden age of hype. There was a huge scandal about in 1959, the payola fuss, and a lot of people came crashing down. Things have never been quite the same since. In the four years before the fall, however, every­one had themselves a carnival. Most of the shenanigans took place in Philadelphia, which was the heart of the fifties’ rock industry, until its status was destroyed by the payola scandal. Up till then, there had been groups on every comer, pluggers in every gutter and, each time a lift-door opened, a disc jockey would step forth with his hand outstretched, glue upon his fingers. The turnover of faces, songs and money was exhausting. Most of highschool revolved around an unlimited stream of harmony groups with V-necked sweaters and acne and, usu­ally, they would cut one major smash before disappearing without trace. Sometimes they would survive for a year; that was good going. Among these groups, there was a fairly standard style: a bass voice like a foghorn at the bottom, an anguished falsetto over the top and much mumbling in between. For accompani­ment, there would be large quantities of cavorting and bound­ing and frolicking, and of unflickering smiles. The names and songs were largely interchangeable: Short Shorts by the Royal Teens (‘Who wears short shorts? We wear short shorts’*), At The Hop by Danny and the Juniors, When by the Kalin Twins or, perhaps most archetypal of all, Little Darlin by the Diamonds. One’s reaction to them was entirely a matter of perspective. Either they were computerized, inane, unbearable; or one came to love and wait for each small gimmick, each bassman grunt and falsetto shriek, and they were irresistible. Camp, of course, but funny and invigorat­ing. For myself, I found them like a drug and, more than a decade later, still can’t let a day go by without a recharge. * Words of Short Shorts by permission of Essex Music Ltd, London. Most of Highschool sounded roughly alike but, every now and then, there’d be some flash of originality: Get A Job by the Silhouettes, splendid defiance against all authority; Earth Angel by the Penguins; The Ten Commandments Of Love by Harvey and the Moonglows; Deserie by the Charts. Above all, there were two spectacularly talented groups - the Platters and the Chantels. The Platters were in direct line of descendance from the Ink Spots and specialized in remakes of thirties’ standards, like Smoke Gets In Your Eyes and My Prayer, as well as some tor­tured new ballads of their own, notably The Great Pretender. Their great strength lay in their lead tenor, Tony Williams,who had a voice of true agonized splendour. Blessed with great control and range, he did best on a slow bui

]]>
Awopbopaloobop Alopbamboom: The Golden Age Of Rock (1969) - Chapters 9; 10; 11http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2066http://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=2066Nik CohnСтатьиРок-музыкаВсе записиSat, 7 Jan 2017 19:52:00 GMT +03009 The Twist (page 86) ‘I’м not easily shocked but the Twist shocked me . . . half Negroid, half Manhattan and, when you see it on its native heath, wholly frightening ... I can’t believe that London will ever go to quite these extremes. . . the essence of the Twist, the curious perverted heart of it, is that you dance it alone.’ Spot the mystery voice? Right first time: Beverley Nichols reporting from New York in January 1962. It’s strange the way the Twist got so fussed about. Realistically, it was the least sexual dance craze in forty years. With old faithfuls like the jitterbug and the jive, after all, the girls spun like tops and everyone got fast flashes of knicker. With the Twist, you got nothing. Just Chubby Checker telling you to imagine that you’d had a bath and were towelling your back. Approximately as carnal as cornflakes. Well, pop was now sunk neck-deep in pigshit and it needed something violent, something quick to pull it out again. Never mind if it be real or phoney, straight or hyped, just so long as it could hit. And it happened that there wasn’t anything real available at the time, so hyped it had to be. And the Twist was lying around. Most often it would have been a scraped grade-C fad, maximum span of six months. Another hula hoop. But 1961 was parched, was really desperate. So first Chubby Checker had a hit record. Second, New York smart society decided that the Twist was cute and started to hang out in the Peppermint Lounge. Third, the gossip columnists jumped aboard. Fourth, the whole industry started hyping. And fifth, madness set in. At this point, enter something like Beverley Nichols on a white horse and suddenly you get visions of kids copulating on dance floors, mass national debauch and the breakdown of all known moral standards, the collapse of Western civilization. Strong stuff: that’s the way the money grows. So now you finally have a story, a phenomenon. All right, so nobody really gives a damn and nobody ever will. That isn’t quite the point. The Twist wasn’t even new. Hank Ballard, who had been around on the R&B scene ever since the early fifties, wrote the original song in 1958 and had a specialized hit with it. Dance-craze records have always been a stable part of the Negro market and nobody paid much attention. Two years on, Chubby Checker re-recorded it and got himself a national breakout. Checker was Ernest Evans from Philadelphia and had been a chicken- plucker. He looked something like a young Fats Domino and he played it up, he even bowdlerized the fat man’s name (Fats Domino = Chubby Checker: do you dig it ?). Truthfully, he wasn’t much talented but he was shrewd, he found himself with a hit on his hands and he hammered it. He twisted like a maniac. Demonstrated it on television, diagrammed it in the papers. Lost thirty-five pounds in a year just pretending to towel his back. So the Twist seemed almost fun and it caught on. Journalists satirized it gently, how ludicrous and freak it was. The Peppermint Lounge, just off Times Square, hired a group called Joey Dee and the Starliters and they played Twist all night every night. Chubby Checker cut Let’s Twist Again. Even Elvis had a twist song, Rock-A-Hula-Baby. This was all getting to mean big business. Here’s where something odd happened. New York socialites, truly smart people, started to haunt the Peppermint Lounge. Elsa Maxwell and Greta Garbo and Judy Garland, Noel Coward and Tennessee Williams, the Duke of Bedford. Everyone, as they say, who was anyone. All of them twisting like there was no tomorrow and looking very foolish indeed. Inside weeks, you had to spray twenty- dollar bills like confetti even to catch a glimpse of the dance floor. This was only odd because no jetsetter had ever shown any remote interest in pop before. Not a flicker. In the fifties, it had seemed hip to like the more refined end of modern jazz - Miles Davis, the Modern Jazz Quartet, even Thelonious Monk. But not rock and roll music. Anything but that. The thing to be was cool and there was nothing cool in pop. Certainly not in fat Negro chicken-pluckers from Philadelphia. But the sixties were something different and it was suddenly fashionable to be frantic again. It was like the twenties, the Scott Fitzgerald thing, the Charleston, all that dazzle and fevered decadence. So pop was permissible. Amusing. Jackie Kennedy was rumoured to twist. In London, Margot Fonteyn shook it down in public. In Paris, so did Jean Cocteau. This is where it started, the hysterical adulation of pop singers by the rich and trendy all over the world. It became hip to know Joey Dee, hipper to know Checker. Huge status to be publicly snubbed by Phil Spector. A bit later it was paradise to be entirely ignored by the Beatles. And by 1966, Mick Jagger was the most wanted guest in the world, the final face, the ultimate. For one pout of his red lips, any millionaire hostess would have promised away her life. Why pop ? Because the yen was all for youth and beauty and, if nothing else, pop was always young, always beautiful. Because pop made its money for itself. Because it spoke so coarse (‘common as dirt, darlings, isn’t he divine ?’). Because it was what’s happening, babydoll. What more reason does anyone need ? Out of this arose a whole new superclass and how did you qualify? You only had to be a face. And what was a face? Roughly, it was when you walked into any snob restaurant anywhere and everyone sensed you come in behind them and automatically turned round. You were young, flash, international. Vogue said you were Now. Exactly, you were the beautiful people. Names: Terence Stamp and David Bailey and Jean Shrimpton and Terry Donovan, Rudolf Nureyev or Margot Fonteyn, Andy Warhol, Baby Jane Holzer, Justin de Villeneuve, Twiggy. Not Truman Capote or Norman Mailer or Elsa Maxwell or even Marlon Brando. But definitely not. This was a most exclusive league. Muhammed Ali was its patron saint. Princess Margaret and Anthony Armstrong- Jones were its recognized monarchs. Most super of all superstars. Anyhow, once the faces had showed at the Peppermint Lounge, the Twist ballooned almost instantaneously from a fad into an industry. The papers p

]]>