Beatles.ru
Войти на сайт 
Регистрация | Выслать пароль 
Новости Книги Мр.Поустман Барахолка Оффлайн Ссылки Спецпроекты
Главная / Книги / Cтатьи, обзоры, интервью Битлз.ру / Интервью, данное журналу Playboy Джоном Ленноном и Йоко Оно. Часть 4

Поиск
Искать:  
СоветыVox populi  

Книги

RSS:

Статьи
Периодика

Beatles.ru в LiveJournal:

beatles_ru_all
   

Интервью, данное журналу Playboy Джоном Ленноном и Йоко Оно. Часть 4

Дата: 23 октября 2003 года
Автор: Клим.
Тема: Джон Леннон - интервью
Просмотры: 4513

В: Что положило начало слухам о твоей "связи с Эпштейном"?

Л: Я поехал вместе с Брайаном в Испанию. Отсюда и пошли слухи о нашей любовной связи. Да это почти так и было, только не совсем. До этого не дошло, но у нас были очень тесные отношения. Я знал, что он - гомосексуалист - он сам мне в этом признался. Я поехал с ним потому, что Син была беременна. Там было много веселых историй. Когда мы сидели в кафе, Брайан смотрел на мальчика, а я его подзуживал: "Тебе нравится вот тот? А этот?" Таким образом, сочетание нашей близости и этой поездки породило все эти слухи.

В: Интересно слушать, как ты рассказываешь о твоих старых песнях. Может, ты расскажешь о своих старых песнях, любимых нами?

Л: Годится.

В: Начнем с An My Life.

Л: Это моя первая песня, где я сознательно пишу о своей жизни. (Поет первые строчки). До этого мы просто писали песни в стиле братьев Эверли или Бадди Холли - простые поп-песни без особого смысла. Словом, мы не придавали никакого значения. An My Life началась как путевые заметки на автобусе от моего дома, на Менлав-авеню 250, к центру города. Я там вспоминаю все места, какие только мог вспомнить. Я все это записал и потерял интерес, забросил. Потом я расслабился. И тут пришла вся эта лирика про друзей и любовниц прошлых лет. Пол помог со средним квадратом.

Л: Ну, про Yesterday все все знают. Меня так за нее хвалили! Это, конечно, песня Пола! Его детище. Хорошо сделана. Прекрасная песня - я никогда не жалел, что это не я ее написал.

В: Withe A Litele Hilp fron my fricnds?

Л: Это Пол с небольшой помощью отменя. Я написал строчки: "Что ты видишь, когда включаешь свет? Не могу сказать, но это мое". Да, это - мое.

В: I'm the Walrus?

Л: 1-ую строчку я написал во время одного ЛСД-трипа в выходные. 2-ую строчку я написал во время следующего ЛСД-трипа в следующий выходной. А дописал после встречи с Йоко. Часть ее направлена против Хари Кришны. В то время многие увлекались Хари Кришной, особенно Аллен Гинзберг все зудил про это. "Элементарный пингвин" - это намек на элементарное хождение по улицам с распеванием Хари Кришны и вообще на веру в одного какого-то идола. В те годы я писал туманно - а-ля Дилан.

В: Песня и в музыкальном плане очень сложна.

Л: В стерео-варианте она была фантастична, но не все в нее вошло, к сожалению. Микс получился хаотичный. На одном трэке был кусок передачи раидо ВВС, кажется, Шекспир. Я совал туда что попало. Но все смогло войти - слишком много было бы кайфа.

В: А откуда сам морж?

Л: Он - из стихотворения "Морж и плотник" из "Алисы". Для меня это были просто отличные стихи. Мне и в голову не приходило, что Льюис Кэролл говорил здесь про капитализм и социализм. Я никогда не пытался разобраться, какой смысл вложил в этот стих сам автор, как это сейчас делают, только с песнями Битлз. Потом, когда я перечитал эту книгу, я понял, что в этой истории все наоборот - морж - злодей, а плотник - хороший человек. И я подумал: "Ах, черт! Я выбрал не того, кого надо! Мне надо было сказать: "Я - плотник". Но это была бы уже другая песня, не так ли?.. (Поет) "Я - плотник".

В: Расскажи про She Came in Jnrougn the Bathroom Windols?

Л: Ее написал Пол в Нью-Йорке. Мы ездили туда вместе организовывать "Эппл". Там он познакомился с Линдой. Может, это она влезла в ванную через окно. Наверно, она. Не знаю. Но кто-то влез в окно.

В: I Ful Fine?

Л: Это целиком я, в том числе, гитарный ход и фидбэк-первый! Попробуйте найти хоть одну запись до этого где был бы фидбэк. Ручаюсь, что не найдете, разве что, только на какой-нибудь старой блюзовой пластинке,20-х годов.

В: When I'm 64?

Л: Это целиком Пол. мне даже во сне не могла прийти мысль написать такую песню. Есть такие сферы, о которых я никогда не думаю, и это - одна из них.

В: A Day In the Life?

Л: Все было так, как говорится в песне: однажды я читал газету и обратил внимание на 2 заметки. В одной сообщалось, что наследник Гиннеса (пивоваренная фирма) угробил себя на своей машине. Он погиб в Лондоне. На другой странице была заметка о 4000 дыр в Блэкберне, Ланкшир. Дыры на улицах. И речь шла о том, чтобы эти дыры заделать. А вкладом Пола был этот чудесный маленький пассаж: I'd love to turn you on Основная часть песни была у меня готова - и слова, и музыка, но он добавил эту маленькую фразу, которая плавала где-то у него в голове и он не знал, куда ее сунуть. Это была чертовски хорошая работа.

В: Может поговорим о песнях, которые кажутся тебе личностными, и посмотрим, какие воспоминания они вызывают?

Л: Ну, начинай "вспоминать".

В: Без какой-то особой причины возьмем I Wanna Be your Man.

Л: Эту мы с Полом сварганили для Стоунз. Брайан привез нас на встречу с ними в клуб, где они играли, в Ричмонде. Им позарез нужна была песня, и мы поехали, чтобы посмотреть какие песни они играют. У Пола был готовый кусок песни, мы сыграли вчерне, по сути дела, гитарный ход, поэтому мы с Полом отошли в сторону, присели в уголке и доделали песню до конца, пока они сидели и разговаривали. Потом мы снова подошли к ним. И тогда Мик с Кифом сказали: "Вот это да! Они прямо тут взяли и написали песню!" Да, мы написали ее там при них. Мы подарили им эту песню. Это бросовая песня. Ринго спел ее для нас, а Стоунз сделали свою версию. Это показывает, как мы к ним тогда относились: мы не собирались отдавать им какую-нибудь великую песню, ясно? Это была первая пластинка Стоунз. После этого Мик с Кифом сказали: "Если они могут так легко писать песни, то и нам надо попробовать". Они говорят, что это вдохновило их на то, чтобы начать сочинять песни вместе.

В: Strawberry fields Forever?

Л: "Земляничные поляны" - такое место в действительности существует. Сначала я жил на Пенни-лейн, потом переехал к тетушке. Она жила на окраине, занимая половину двухквартирного дома, с отдельным входом. При доме был небольшой сад. В том квартале жили врачи, адвокаты - люди вот такого рода. В общем, ничего общего с трущобами, которые живописуются во всех историях про Битлз. Если говорить о классах, то дом тетушки был на пол-класса выше домов, в которых жили Пол, Джордж и Ринго. Их дома субсидировались правительством. А наш дом принадлежал нам и там был даже сад. У них ничего такого не было. Недалеко от нашего дома находились "Земляничные поляны" - дом с небольшим садом около исправительного заведения для малолетних. Туда я ходил на праздники со своими приятелями Найджелом и Питом. Мы там шатались и продавали лимонадные бутылки за пени. На "Земляничных полянах" нам всегда было весело. Вот откуда я взял название. Но я использовал как обобщенный поэтический образ: земляничные поляны навсегда.

В: А текст, например (жить легко...)

Л: (поет) С закрытыми глазами. Все, что мы видим, мы не так понимаем). Это и сейчас верно, правда? Разве не то же самое я говрю сейчас? Ощущение инстинктивного знания, наитие и попытка его выразить - вот что это значит. В каком-то смысле я всегда ощущал присутствие интуитивного знания, я был "хип" еще в детстве. Я был не похож на других. Я всегда был другим. Во 2-ой строчке говорится ("Я был робок, я сомневался, поэтому не сказал прямо того, что имел ввиду. А имел я в виду то, что никто меня не понимает, ни у кого нет интуитивного знания. Значит, я или безумец, или гений" )("Или высоко, или - низко"), это в следующей строчке намек на эту мысль. Я думал: верно, со мной что-то не в порядке, раз я вижу то, чего не видят другие. Наверно, я безумец или эгоманьяк, думал я, раз я вижу то, чего не видят другие. Когда я был ребенком, я, бывало, говорил: "Но это действительно происходит!", а все смотрели на меня как на сумасшедшего. Я всегда был так "психичен", "интуитивен", "поэтичен" - называйте как хотите - что все, все видел как в галлюцинации.. В детстве мне было страшно, потому что не было человека, кто понимал бы меня. Ни тетушка, ни друзья, никто не понимал моих поступков. Было очень, очень страшно. Единственный отдушиной можно было читать про Оскара Уайльда или Дилана Томаса, или Винсента Ван-Гога - все эти тетушкины книги, где рассказывалось, как эти люди страдали из-за своих видений или предощущений. Общество терзало их за то, что они пытались выразить свои видения. Я не только чувствовал одиночество - я видел его.

В: Ты не нашел тех, кто мог бы понять твои видения?

Л: Все они уже умерли. Таких людей я встречал только в книгах у Льюиса Кэролла и в некоторых картинах. Сюрреализм потряс меня в мозгу и в моем воображении, это не безумие. Я понял, что отношусь к некоторому товариществу людей, которые видят мир сюрреалистически. Для меня сюрреализм - реальность. Так было даже в детстве. Когда мне было 12 или 13 лет, я смотрел на себя в зеркало и буквально впадал в транс. Тогда я не знал, как это называется. Много позже я узнал, что для таких состояний есть свои названия - особые. Со мной происходили галлюцинации, я видел, как мое лицо трансформируется, приобретает космические черты. Такие вещи делали меня бунтарем, и я вел себя вызывающе. Но, с другой стороны, я хотел, чтобы меня любили и принимали. Какая-то часть моего "Я" хотела, чтобы меня признавали все сферы общества, а не только те, где ценится безумец-музыкант, крикун. Но я не могу быть тем, кем не являюсь.

Вот из-за всего этого родители других ребят, в том числе, и отец Пола, внушали своим детям: "Держитесь от него подальше". Родители инстинктивно понимали, кто я такой, то есть смутьян, Нон-конформист, который может влиять на их детей. Что я и делал. Я делал все, чтобы нарушить покой и порядок в доме у моих приятелей. Частично, наверно, из зависти, потому что у меня не было так называемого дома. И все же он у меня был: у меня была тетка, дядя и хороший пригородный домик. Большое спасибо. Ты слышишь, тетушка? Недавно Пол сказал, что я потому сижу сейчас с Шоном, что в детстве у меня не было нормальной семьи. Это очень обидело тетушку. И это действительно чепуха. Моя семья состояла из 5-ти женщин, 5-ти сильных, умных женщин. Они сестры. Одна из низ - моя мать, она самая младшая. Она просто не смогла приспособиться к жизни. Ее муж удрал на корабле в море, шла война и она не могла справиться со мной, поэтому, когда мне исполнилось 4 с половиной года, она отдала меня своей старшей сестре. Это были замечательные женщины. Когда-нибудь я напишу про них что-нибудь вроде "Саги о Форсайтах". Они дали мне первые уроки феминизма.

Во всяком случае, то, что я узнал от общения с ними, а также тот факт, что я рос без родителей - все это дало мне понять, что родители - не боги. Именно это я и внушал своим приятелям. Родители Пола были от меня в ужасе, они боялись моего влияния просто потому, что я был свободен от родительских оков. Эта свобода была мне компенсацией за отсутствие родителей, это была пытка, но зато я очень рано стал понимать многие вещи. Впрочем, я не был сиротой: моя мать была жива, всю мою жизнь она была рядом, в 15 минутах ходьбы от меня.Я с ней иногда виделся. Просто мы не жили вместе.

В: Она жива?

Л: Нет. Ее задавил пьяный полисмен, когда она возвращалась от тетки, где я жил. Когда это случилось, меня не было дома. Она стояла на остановке автобуса. Ее смерть была 2-ой большой травмой. Я потерял ее дважды: первый раз, когда мне было 5 лет и я переехал к тетке, второй, когда она умерла. Я как раз только стал восстанавливать с ней отношения.

В: Ее зовут Джулия, не так ли? Не про нее ли говорится в одноименной песне "Белого альбома"?

Л: Эта песня посвящена и ей и Йоко.

В: Какие у тебя отношения с отцом, который, как ты говоришь, удрал на корабле в море? Он потом вернулся?

Л: Его долго не было. Он объявился только тогда, когда я заработал кучу денег.

В: Сколько тебе было тогда лет?

Л: 24 или 25. Однажды я раскрыл "Дейли Экспресс" и вижу: вот он моет посуду в каком-то маленьком отеле, где-то очень близко, недалеко от Лондона, в "маклеровском поясе". Он писал мне, пытался наладить контакт, но я не желал его видеть. Я не могу простить ему того, как он поступил с матерью и со мной. Меня возмущало, что он объявился только тогда, когда я стал знаменит и богат. В общем, я не желал его видеть, но он стал шантажировать меня через прессу: дескать, вот я - бедняк, мою тарелки, а мой сын живет в роскоши. Тогда я не выдержал, встретился с ним, у нас установилисб более или менее корректные отношения. Через несколько лет он умер от рака. Но незадолго до смерти, в 65 лет, он успел жениться на секретарше, которая работала на Битлз, ей было 22 года, и у них родился ребенок. Я даже думал, что теперь этот пьяница и бродяга наконец-то заживет нормально.

В: Да, теперь мы уже совсем по-другому будем слушать Strawberry Fields. Ну, а какие воспоминания наталкивает песня Help?

Л: В 65-ом, когда вышла Help, я в самом деле взывал о помощи. Обычно думают, что это просто быстрый рок-н-ролл. В то время я не задумывался обо всем этом. Я просто написал песню, заказанную для фильма. Это была моя фраза "жирного Элвиса". Вспомните: в фильме он, то есть я, очень толстый, очень неувереннвц в себе, потерянный. И я пою о тех временах, когда был моложе, и т.п. вспоминая, как легко было раньше. Я могу быть очень уравновешенным, положительным. Да, да. Но бывают и периоды глубокой депрессии, когда хочется выпрыгнуть из окна. Когда становишься старше, с таким состоянием легче справляться. Не знаю, от того ли что приобретаешь навык контролировать себя, или от того что становишься спокойнее. В общем, тогда я был жирный, находился и депрессии и действительно кричал: "На помощь!"

В те ранние годы, когда с Битлз случались припадки уныния, мы взбадривали себя такими куплетами: я, например, выкрикивал: "Куда мы идем, друзья?" А они хором отвечали "На самый верх, Джонни!", причем, с американским акцентом. "Куда, куда?" - "На самый топ топа!" Это была дурацкая фраза из одного дешевого фильма про Ливерпуль, что-то вроде "Школьных джунглей". Джонни был там вожаком банды.

В: Что было причиной депрессии в период "Help", а?

Л: в то время, у Битлз голова шла кругом от такой жизни. Мы курили марихуану за завтраком. Мы торчали на марихуане по-страшному, и никто не мог с нами общаться, потому что мы смотрели на всех остекленевшими глазами и все время хихикали. Мы были в нашем особом мире. Вот какой была песня Help! Я думаю, каждая песня даже нынешние песни Пола, которые вроде бы ни о чем, каждая песня что-то говорит о своем авторе.

В: I'm A Loser! тоже авторское заявление?

Л: Часть моего "Я" подразумевает, что я - неудачник, а другая часть полагает, что я - всемогущий бог.

В: Ну, а Cold Turkey?

Л: Содержание говорит само за себя. Эту песню байкотировали, хотя она против наркотиков. Истэблишмент по-идиотски подходит к проблеме наркотиков. Он не смотрит в корень: почему люди обращаются к наркотикам? От чего они бегут? От ужасной жизни? Может быть, от того, что человеку страшно жить и он ничего не может сделать, не подкрепляя себя алкоголем, табаком, аспирином, снотворными таблетками, стимуляторами и т.п.?

В: А сейчас ты принимаешь наркотики?

Л: Не часто. Если мне предложат косячок, я его выкурю, но вообще не увлекаюсь марихуаной.

В: А кокаин?

Л: Когда-то я принимал его, но он мне не нравился. В свое время Битлз торчали на этом деле, но кокаин - дурацкий наркотик, потому что через 20 мин. тебе позарез нужна новая доза. Все твои мысли направлены на то, чтобы достать новую порцию и принять новую дозу. Я нахожу, что с кофеином легче иметь дело.

В: А как насчет "кислоты" (ЛСД)?

Л: Я уже много лет не принимал "кислоту". Какой-нибудь грибок или пейст (мексиканский кактус) - это другое дело. Этим я могу побаловаться несколько раз в год. Сейчас что-то не говорят про это, но знаете, многие до сих пор посещают иные миры. Надо помнить, что за ЛСД мы должны благодарить ЦРУ и армию. Вот, о чем люди забывают. Все противоположно самому себе, не так ли, Гарри? Поэтому доставай бутылку, парень, и расслабляйся. ЛСД изобрели для того, чтобы держать людей в узде, а получилось противоположное: они дали нам свободу. ЛСД действует таинственным чудесным образом. Если вы посмотрите правительственные отчеты, касающиеся ЛСД, то найдете там не так уж много случаев, когда под ЛСД кто-то выбросился из окна, кто-то наложил на себя руки. Даже дочь Арта Линклеттера, она выбросилась в окно много лет спустя после того, как увлекалась ЛСД. Она не была под ЛСД, когда выбросилась. Вообще я не встречал людей, которые из-за ЛСД выбросились из окна. У меня тоже не было такого ощущения ни разу, хотя в 60-е годы я миллионы раз совершал ЛСД-трипы.

В: Что входило в вашу диету, кроме "сашими" и "суши", плиток Хорши и "капуччино"?

Л: Мы, в основном, едим макробиотическую пищу, но иногда я вывожу семью в пиццерию.

О: Интуиция подсказывает человеку, чем он должен питаться. Пытаться унифицировать все - опасно. У всех разные потребности. Мы были вегетарианцами, потом макробиотиками, а сейчас,работая в студии, едим всякую дрянь - приходится. Но вообще, мы стараемся придерживаться макробиотики: есть рыбу, рис, целые зерна. Продукты надо балансировать в зависимости от района, где живешь. В этом районе исконная пища - зерно.

В: Я вижу, вы оба много курите.

Л: Макробиотики не верят в то, что курение вызывает рак. Хотя, конечно, если мы умрем от рака, значит, мы оба не правы.

В: Давай вернемся к песням и связанным с ними ассоциациями. Что ты можешь сказать о песне Пола "Hey Jude"?

Л: Он говорил, что написал ее для Джулиана. Он знал, что мы с Син разводимся и я покидаю Джулиана. Он приезжал повидать Джулиана и попрощаться с ним. Он вел себя как добрый дядюшка. И написал Hey Jude. Но мне всегда слышалось в этой песне обращение ко мне. Вот видишь, я тоже рассуждаю как фан, стремящийся разгадать смысл песни и видящий в ней то, что хочет увидеть! Но подумай: Йоко как раз только что "вошла в кадр". Он говорит: "Эй, Джуд", то есть "Эй, Джон!". Подсознательно он говорит: "Что ж, уходи от меня!", а на уровне сознания не хотел, чтобы я ушел от него. Ангел в нем говорил: "Благославляю тебя", а дьявол в нем совсем этого не хотел, потому что он (Пол) не хотел терять своего товарища.

В: А Because?

Л: Я был дома, и лежа на диване, слушал, как Йоко играет на фортепьяно "Лунную сонату" Бетховена. Вдруг я сказал: "А ты можешь сыграть все эти аккорды задом наперед?" Она сыграла, и на этой основе я написал Because. Песня и в самом деле похожа на "Лунную сонату". Текст очень ясный, никакой аброкодабры, никаких туманных образов и намеков.

В: Give Peace A Chance?

Л: Все, что мы хотели сказать, это - дайте миру шанс.

В: Она действительно написана вместе с Полом?

Л: Нет. Я не знаю, почему оно там стоит. Наверно, потому что я чувствовал себя виноватым перед ним6 сделав отдельный сингл - самый первый, - я ведь сделал серьезный шаг в сторону разрыва Битлз.

В: Почему твои и половские отдельные композиции числятся как композиции "Леннон-Маккартни"?

Л: Мы так договорились с Полом, когда нам было 15 лет. Неофициально, конечно, без юридического оформления. Просто мы тогда решили, что подо всем, что бы мы ни сочинили, будут стоять наши имена.

В: Do your want to know a secret?

Л: Идея пришла от стишка, который мама напевала мне, когда мне было год или два. Тогда она еще жила со мной. Это был стишок из диснеевского мультфильма: "Хочешь, я скажу тебе один секрет? Обещай никому не рассказывать. Ты стоишь у колодца, исполняющего любые желания". Этот стишок застрял у меня в голове, я написал такую песню и отдал ее Джорджу, чтобы он спел ее. Я решил, что ему она подойдет: в ней было всего 3 ноты, а он не лучший в мире певец. С тех пор он заметно вырос, но в те годы его способности были не очень высокие.Я дал ему эту песню, чтобы он мог действовать. Вот еще одна причина, почему я обижен его книгой. Я даже настоял на том, чтобы эта вещь была выпущена на стороне "В" сингла Битлз, ведь до этого он не пел ни на одном сингле. Something была на стороне "А", и это принесло ему много денег. Но он не помнит этих маленьких подробностей.

Я всегда переживал, что Джорджу и Ринго не достаются издательские гонорары. Поэтому когда предоставилась возможность дать каждому из них по 5% от издательства "Маклен", я настоял на этом. Не Пол, не Клейн, а я сделал это для них. Когда я сказал: "Они должны получать по 5%", Пол не смог возражать. С другой стороны я не получал ни гроша за песни Джорджа. Не требовал даже признания этого вклада. Поэтому, когда они приняли обиженную позу,я, конечно, был очень недоволен, потому что это неправда.

В: Happiness Is A Warm Gun?

Л: Нет, это не про героин. Мне на глаза попался журнал про оружие с дымящимся револьвером на обложке и со статьей, которую я так и не прочел. Она называлась "Счастье в теплом стволе". Это страшное название я взял прямо оттуда, как будто кто-то только что убил живое существо.

В: А что ты скажешь о сексуальных каламбурах: "Когда я чувствую свой палец на твоем курке"?

Л: В то время связь с йоко только начиналась, и я был страшно ориентирован на секс. Когда мы не были в студии, мы были в кровати.

В: А что за иллюзия: "Превосходная мать, прыгай на ствол"!?

Л: Я называю Йоко матерью или мадам просто так. Остальное ничего не значит. Это просто ее образы.

В: Across the Universe?

Д: Битлз не удалось сделать хорошую запись этой песни. Я думаю подсознательно мы... Пол подсознательно стремился испортить мои великие песни. Мы всегда играли в какие-то экспериментальные игры, когда их записывали. Эта тоже была плохо записана. Она получилась, но могла бы быть еще лучше. И я это допустил. Мы, бывало, часами отрабатывали какую-нибудь мелочь в песнях Пола, но когда дело доходило до моих песен, особенно удачных, таких как Slrawberry Fieilds, Across the Universe, сразу устанавливалась атмосфера какой-то небрежности и экспериментаторства.

В: Саботаж?

Л: Подсознательный саботаж. Меня это очень задевало... Конечно, Пол будет отрицать это, он будет мило улыбаться и говорить: "Все это плоды твоей фантазии, Джон". Как раз об этом я и говорил раньше: я видел, что происходит, а другие нет, и тогда я думал: "Может, я параноик?" Но это не паранойя. Ее не удалось сделать как следует. К счастью, текст сохраняет свою силу.

В: Getting Better?

Л: Это дневник. "Я жестоко обращался со своей женщиной, избивал ее и держал ее подальше от того, что она любила" - все это про меня. Я был жесток с моей женщиной, и в физическом смысле, с любой женщиной. Я бил их. Не мог выразить себя иначе, чем через насилие. Дрался с мужиками и бил баб. Вот почему сейчас я все время говорю о мире. Понимаете? За любовь и мир выступают всегда люди, у которых наибольшая склонность к насилию. Но я искренне верю в мир и любовь. Я буйный тип, научившийся быть небуйным и сожалеющий о своем буйстве. Наверно только в старости я смогу честно рассказать людям, какой свиньей я был в молодости.

В: Revolution?

Л: Эту песню мы записали в 2-х вариантах. В то время в отношениях между нами росла напряженность. Я сделал медленную версию и хотел выпустить ее как сингл. Это было заявление о позиции Битлз во вьетнамской войне и в вопросе революции. В течении многих лет Эпштейн запрещал нам высказываться о Вьетнаме и вообще о войне. И не позволял журналистам задавать нам такие вопросы. Но во время одного турне я сказал: "Я буду отвечать на вопросы о войне. Мы не можем игнорировать это". Я очень хотел, чтобы Битлз высказались по этому вопросу. 1-й вариант Джорджу и Полу не понравился. Они сказали, что темп очень медленный. Может быть, так оно было, если мыслить в терминах хита и не-хита. Но Битлз могли себе позволить выпустить медленную, с разборчивыми словами версию в виде сингла, не думая о том, станет ли она золотым диском, или деревянным. Но они были раздражены моей связью с Йоко, а еще тем, что после нескольких лет спячки мой творческий потенциал снова вырос и я опять стал доминировать, как в ранние годы. Все это перевернуло тележку с яблоками. Я проснулся, и это им не понравилось.

В: Эта песня вдохновлена Йоко?

Л: Йоко вдохновляла все мое творчество. Она вдохновляла не песни, а меня самого. То, о чем я заявляю в Revolution - это мои мысли. Они и сейчас годятся. Я и сейчас о политике думаю то же самое. "Я хочу видеть план (революции)". Именно это я говорил Эбби Хофману и Джерри Рубину. Если это - насилие, исключайте меня из вашей игры. Не ждите, что я появлюсь на баррикадах - разве только с цветами.

В: Что ты думаешь о предательстве Хофмана? Ведь он примирился с истэблишментом.

Л: Он получил то, чего хотел: стал героем подполья для всех, кто все еще обожает любое проявление протеста. Сам я уже по-другому смотрю на эти вещи. Никсон, Хофман - это одно и тоже. Они все из той же эпохи. Конечно, я удивился, когда увидел Эбби на экране ТВ, но увидеть Никсона тоже было удивительно. Наверно, люди также удивляются, когда видят нас или меня. "Что они там делают? Что это - старая кинохроника?"

В: Новый альбом вы завершаете песней Hard Times are Over ("Трудные времена закончились на какое-то время"). Почему?

Л: Идея все та же "Дайте миру шанс". Мы здесь не призываем к неразумным действиям, просто мы говорим: "Дайте миру шанс". В Imagine мы говорим: "Вы можете представить мир без стран и религии?" Все та же идея, повторяющаяся все снова и снова. Но это позитивная идея.

В: Как ты относишься к тому, что люди ожидают от твоей пластинки, нового откровения, потому что для них ты вроде пророка?

Когда ты вернулся в студию, чтобы работать над "Двойной фантазией", твои фаны стали говорить: "Леннон был вождем в 60-е и в 70-е. Он и в 80-е будет вождем".

Л: Это очень грустно. Во всяком случае, ничего нового мы не говорили. Во-первых, мы это уже говорили. Во-вторых, это уже говорили 100 миллионов других людей.

В: Но в ваших песнях есть какие-то идеи, послания.

Л:Мы говорим одно: "Вот что сейчас с нами происходит". Мы рассылаем почтовые карточки. Я не хочу, чтобы это превратилось в такое: "Я Просветленный, а вы - овцы, которым я буду указывать путь". Опасно делать подобные вещи.

В: Особенно тебе.

Л: Вообще нет ничего дурного в желании следовать чьему-то примеру. У нас не могут быть знаменитые люди и люди, которыми восхищаемся, но нам не нужны лидеры. "Не идите за лидерами, не следите за счетчиками на стоянках".

В: Ты цитируешь другого лидера, Боба Дилана. Тебя не раздражает, что он снова вернулся в лоно христианства?

Л: Я не хочу комментировать это. Я не знаю причин, побудивших его сделать этот шаг, но в любом случае это его личное дело. Значит, ему это надо. Но вся эта религиозная телега страдает от лозунга: "Вперед, христианские борцы!" Слишком много разговора о борцах, о походах и новообращенных, но в буддизме есть одна черта, которой я восхищаюсь: в нем нет прозелетизма (стремления обратить всех в свою веру).

В: Ты был поклонником Дилана?

Л: Нет. Я перестал слушать Дилана обоими ушами после High..64 и Mondi on I'lokca, но даже и до этих альбомов я слушал его потому что Джордж заставлял меня сидеть и слушать.

В: Разве ты не искал, подобно Дилану, какого-то наставника, когда проходил курс "терапии первобытного крика" у Артура Янова?

О: Я думаю, Янов был Джону, как папаша. У Джона отцовский комплекс, он всегда искал отца.

Л: Был, дорогая. У меня был отцовский комплекс.

В: Как это понять?

О: У меня был отец, настоящий большой, сильный, вроде Билли Грейса, но когда я подросла, я увидела его слабые стороны. Я увидела лицемерие. Поэтому, теперь, когда я вижу что-нибудь такое, чем все восхищаются, нечто большое и удивительное - например, гуру или то же первобытный крик - я к этому отношусь очень скептически.

Л: Она все время ссорилась с Яновым. Ему приходилось туго.

О: Я не ищу "большого папу". В мужчинах я ищу нечто другое. Я ценю в них нежность и слабость, так, чтобы мне захотелось им помочь.

Л: Я оказался очень счастливым калекой, которого она выбрала!

О: У меня есть материнский инстинкт, но я не стремилась обрести отца, потому что один у меня уже был, и я в нем разочаровалась. А Джон не имел возможности разочароваться в своем отце, потому что его не было рядом. Поэтому, он никогда не думал о нем, как о большом человеке.

В: Джон,ты согласен с этим?

Л: Многие из нас ищут отцов. Мой отец физически не был со мной. У большинства людей отцы и физически и ментально (психически) далеки от них, то есть они всегда на службе или заняты другими делами. Поэтому все эти лидеры играют роль отцов-заменителей, будь то политические лидеры или же религиозные... Возьмем выборы президента. Мы выбираем своего папашу определенной собачьей своры папаш. Этот папаша похож на папаш рекламных роликов.У него красивые седые волосы, здоровые ослепительные зубы и пробор справа. Собачья свора папаш, называемая политической ареной, дает нам президента, мы выводим его на сцену, а потом начинаем орать на него, бранить, потому что Папа, оказывается, не может делать чудеса. Папа не может исцелить нас.

В: Итак, Янов был папашей. А кто еще?

О: До этого был Махариши.

Л: Махариши был образцом идеального отца. Элвис Пресли, наверное тоже. Я не знаю. Роберт Мичем. Ничего плохого в этом нет - до тех пор, пока вы не даете им право выдавать вам рецепты, как надо жить. Происходит это так: кто-то приходит с хорошим куском правды, но вместо того, чтобы смотреть на эту правду, глядят на того, кто ее принес. Вместо послания поклоняются посланцу. Так везде в христианстве, магометанстве, буддизме, конфуцианстве, марксизме, маоизме - везде обожествленная личность, а не то, что она говорит.

О: Все эти "измы" тоже папаши. Очень грусто, что общество устроено так, что люди не могут открыться друг другу и поэтому им нужен какой-то искусственный театр, где можно было бы выплакаться и т.п.

Л: Ты, например, ходила на "эст" (курсы групповой психологии) психотерапии.

О: Да, я ходила туда, чтобы посмотреть. что это такое.

Л: По той же причине мы пошли к Янову.

О: Но "эст-люди" предупреждали...

Л: Но я не смог бы сидеть там часами, так что и пописать не выйти.

О: Но у Янова ты высидел.

Л: Да, но там ты была со мной.

О: Так или иначе, я пошла на курсы "эст", видела Вернера Эрхарда. Все то же самое. Прекрасный шоумен и умело ведет свое шоу. То же самое было в Индии у Саи Баб. В Индии надо быть гуру, а не поп-звездой. Гуру - это поп-звезды Индии, а здесь наоборот: поп-звезды - это не гуру.

Л: Никто не безупречен и т.д. и т.п. Будь то Янов или Эрхардт, или Махариша, или Битлз. Но одно дело люди, другое дело - идеи, которые они несут. Это все равно, что учиться плавать. Плавать - это прекрасно, но забудьте про учителей. Так же и с Битлз. В них главное - их записи, а не сами они как личности. Чтобы понять идею, не нужен весь набор, будь то христиански или марксистский. У людей всегда есть представление обо мне как о враге христа или враге религии. Но я не такой. Я очень религиозен. Я получил христианское воспитание и только сейчас начинаю понимать смысл евангелиевских притч Христа. Люди хватаются за учителя и забывают про идеи.

В: Битлз учили людей плавать?

Л: Если Битлз 60-х имели какую-то миссию, то она заключалась в том, чтобы научить людей плавать. Если же ты научился плавать, тогда плыви. Те, кто цеплялся за мечту 60-х, или за битловскую мечту всю жизнь - это все равно, что цепляться за Вторую мировую войну и Глена Миллера. Это не значит, что нельзя наслаждаться Гленом Миллером или Битлз, но жить в этой мечте - это значит жить в сумеречной зоне, а не в сегодняшнем дне. Это иллюция.

В: Йоко, сингл, который ты записала вместе с Джоном, кажется обращением в будущее?

О: Starting Over - это песня, слушая которую мне хочется плакать. Джон уже говорил тут про 60-е годы, что они дали вкусить нам немного свободы - сексуальной и прочей. 60-е годы были подобны оргии, мы все испытали крутой оргазм. Но потом мужчины и женщины потеряли друг друга, многие семьи и связи распались. То, что произошло в 70-е годы, можно сравнить с судьбой еврейских семей при нацизме. Только сила, которая их разрушила пришла не из вне, а изнутри. Мы попытались это осмыслить как цену, которую мы заплатили за нашу свободу. И на своей пластинке Джон говорит: да, 60-е были полны энергии, в 70-е мы расстались, но давай начнем все сначала в 80-е. Он тянется ко мне, к женщине. Тянется после всего, что было, но теперь, это гораздо труднее, потому что приходится идти по полю боя, усеянного трупами мертвых семей.

На другой стороне этой пластинки моя песня Kiss Kiss Kiss. Это другая сторона той же проблемы. Там записаны вопли женщины, идущей к оргазму. Она хочет, чтобы ее крепко обнимали, касались ее. Эту запись, конечно, отнесут к числу "спорных", потому что экстатические крики женщины до сих пор людям кажутся менее естественными, чем рев "Конкордов", загрязняющих атмосферу. Обе стороны это пластинки - это молитва, призыв изменить 80-е.

В: Джон, как бы ты определил сам твою мечту для 80-х?

Л: Каждый должен сам определить себе мечту. Битлз сами определили себе мечту, Йоко тоже. Вот я и говорю: придумайте себе мечту сами. Если хотите спасать Перу, идите, спасайте Перу. Можно добиться чего угодно, но не надо возлагать надежду на лидеров и на счетчики. Не надо Джими Картер или Рональд Рейган, или Джон Леннон или Йоко, или Боб Дилан или Иисус Христос придут и сделают это за вас. Нет, вы сами должны это сделать. Именно так испокон веков говорили великие учителя и учительницы. Они могут указать путь, поставить указатели, дать маленькие советы в разных книгах, которые сейчас называют священными и продают за обложку, а не за содержание. Но все советы, все инструкции - так, они открыты для всех, они были там и будут всегда. Нет ничего нового под солнцем. Все дороги ведут в Рим. Никто не может сделать это за вас. Вы сами можете себя разбудить. Я не могу исцелить вас, вы можете исцелить себя сами.

В: Что же удерживает людей от того, чтобы последовать этому совету?

Л: Боязнь неведомого. Люди страшатся неизвестного. Страх заставляет их метаться в поисках мечты, иллюзии, войн, мира. любви, ненависти. Все это - иллюзии. Но не стоит бояться неизвестности. Надо признать, что они существуют и смело плыть вперед. Вот, в чем дело. Правильно?

   

Дополнительно
Тема: Джон Леннон - интервью

Новости:
Статьи:
Периодика:
Форумы:

См. также: Полная подборка материалов по этой теме (42)

Главная страница Сделать стартовой Контакты Пожертвования В начало
Copyright © 1999-2017 Beatles.ru.
При любом использовании материалов сайта ссылка обязательна.


Яндекс.Метрика